• Главные новости
  • Популярные
Кому в СССР давали заслуженного мастера спорта
Фото: РИА Новости
Текст: Лев Россошик

Незаслуженно «заслуженные», или Кому воздастся сторицей

Звание «Заслуженный мастер спорта» – высшее признание заслуг советских и российских спортсменов. Всегда ли его получали те, кто заслуживал?
5 июня 2015, пятница. 16:30. Другие
В не столь отдалённые советские времена во всех печатных (да и не только) СМИ главными структурными подразделениями считались отделы писем. Собственно, мнение читателя (зрителя, слушателя) для журналистов любых медиа во все времена было важнейшим мерилом его компетенции и мастерства.

И в отделах писем, которые были как бы на прямой связи с потребителями информации, работало, как правило, больше всего сотрудников, потому что каждое послание, а их чуть ли не несколько сотен ежедневно приходило в общесоюзные издания, нужно было не только внимательно прочитать, отсортировать, проанализировать, но и непременно на него ответить. Чаще всего письма направляли в тот редакционный отдел, который занимался конкретным, поднятым в письме вопросом. И максимум в недельный срок от журналиста требовали обязательного ответа. По себе знаю, как муторно было читать в большинстве своём дурацкие претензии или полную белиберду, а уж отвечать на них всегда считалось каторгой. Ведь при этом нужно было соблюсти такт и ни в коем случае не обидеть адресата, дабы он не пожаловался куда повыше.

Плюс ко всему время от времени на страницах изданий публиковались подборки из читательских писем, а важнейшим критерием действенности любых газетных публикаций были материалы, появлявшиеся под рубрикой типа «По следам наших выступлений» или «Газета выступила — меры приняты». И крайне редко в редакционной почте отыскивались действительно интересные письма, в которых поднимались серьёзные проблемы и которые часто становились основой для написания важных материалов, а иногда даже целых книг и сценариев для кинофильмов.

Никогда не устаревающая тема


К чему я всё это? Во-первых, подоспела очередная годовщина учреждения почётного спортивного звания — заслуженный мастер спорта. Собственно, речь в очередном материале рубрики «В мемориз» поведу об этом. Во-вторых, вспомнил о своей давнишней публикации на заданную тему в газете «Советский спорт» 26 августа 1989 года, к которой меня подвигли как раз читательские письма. Наконец, в-третьих, даже по прошествии весьма продолжительного времени, за которое сменились не только правила и нормативы, но и государство, при присвоении почётных званий по-прежнему царит полная неразбериха.

А тот газетный материал под рубрикой «Субъективный взгляд» назывался «Сочтёмся славою?» Именно так, со знаком вопроса. Потому что рассказывал о полном бардаке при присвоении «самого высокого и почётного звания спортсменам, добившимся выдающихся достижений» — звания «Заслуженный мастер спорта». В редакционной почте, помнится, скопилось несколько писем на эту тему. Плюс в то время на страницах печати и по телевидению (подобное случается время от времени) развернулась бурная дискуссия о почётных званиях, правда, не в спорте — в артистической среде. Да и вышедшее незадолго до этого постановление ЦК КПСС (читай: руководство к действию) по совершенствованию порядка награждения государственными наградами СССР побуждало к «выступлению на тему».

А если честно, то мне лично было безумно обидно за многих друзей-спортсменов, незаконно обойдённых вниманием высшим органом по управлению спортом, на который и была возложена миссия отмечать наиболее выдающихся атлетов. И имена моих товарищей тогда фигурировали в той статье четвертьвековой давности наряду с фамилиями, назовем их незаслуженно «заслуженными».
Лев Россошик
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Лев Россошик


Правда, в самом начале той заметки оговорился, да и сейчас хочу повторить: не собирался и не собираюсь оспаривать правильность присвоения почётного звания уже носящим его спортсменам. Тем более многих, о которых писал в конце 80-х, уже нет в живых. Имена их назову исключительно для сравнения. Относился же всегда ко всем — подчёркиваю это — ко всем — и незаслуженно «заслуженным», и незаслуженно забытым абсолютно одинаково, тем более что и с теми, и с другими был, а кто жив, остаюсь в прекрасных отношениях.

Все мои претензии адресовались, конечно же, не спортсменам, а безымянным чиновникам от спорта, руководствовавшимся непонятно чем вместо чёткого следования пунктам существовавшего положения о звании «Заслуженный мастер спорта», которое с момента учреждения и за восемь десятков лет менялось многократно, в него постоянно вносились различные коррективы и дополнения. Если же всё-таки делались исключения вопреки прописанным правилам, то они должны были в одинаковой степени распространяться на всех. Так мне казалось. Но всё было иначе.

Якушев стал ЗМС с третьего захода


Признаться, мучился невероятной, как мне тогда казалось (да и сейчас мнение не изменилось), несправедливостью ещё в первое десятилетие своей журналистской карьеры, но в начале 70-х годов века минувшего просто не знал, к кому обратиться и можно ли вообще что-то исправить.

Тогда, как, впрочем, и сейчас, страна болела хоккеем. Многолетняя, беспроигрышная серия советской хоккейной сборной на всех крупнейших турнирах, начиная с 1963 года, вызвала небывалый интерес к популярной игре. Понятно, что хоккеисты, прежде всего те, кто защищал цвета главной команды страны, были в центре внимания — их приглашали, как тогда было принято, в трудовые коллективы, о них писали чуть ли не все газеты и журналы, наиболее отличившимся позволяли вне всякой очереди приобрести заветную «Волгу».

Ну а чемпионам мира и континента воздавалось по заслугам. Причём далеко не всем, а тем, кто провёл больше матчей и забил больше шайб. Если же ты хоть и стал чемпионом, но появлялся на льду редко, то ЗМС стать не мог. Так, выдающийся мастер Александр Якушев привозил золотые медали с чемпионатов мира в 1967 и в 1969 годах, но стал «заслуженным» только в 1970-м, когда заработал своё третье мировое золото. Оказалось, в первый год за сборную он отыграл всего два матча, в следующий раз — шесть, но этого было недостаточно, чтобы получить государственное признание и заветный значок. Его вручили замечательному мастеру только с третьего захода, как и классному защитнику Владимиру Лутченко. И тот же Владислав Третьяк, дебютировавший в сборной в том самом 1970-м и выходивший на площадку в шести матчах из десяти, как, впрочем, и Валерий Васильев, опять-таки сыгравший в шести встречах, вернулись чемпионами мира, но «пролетели» мимо звания.

Однако на этом столь строгом фоне весьма странным выглядело присвоение звания ЗМС Юрию Морозову из воскресенского «Химика». В первой сборной он провёл всего-то один, к тому же товарищеский матч против команды Швеции в далёком 1961 году, даже шайбу тогда забросил, но это и всё — ни в каких важных международных соревнованиях (зимнюю Универсиаду в расчёт не беру) не выступал, зато верой и правдой служил своему подмосковному клубу, сыграв в его форме 450 матчей.

Через четыре года история повторилась ещё с одним известным мастером, всю жизнь защищавшем цвета московских «Крыльев Советов», капитаном этой команды Игорем Дмитриевым.
Игорь Дмитриев
Фото: РИА Новости

Игорь Дмитриев


И с Юрием Ивановичем не раз общался, и с Игорем Ефимовичем был хорошо знаком и вместе со всеми переживал его безвременную кончину. К тому же считаю, что они справедливо были отмечены высшим спортивным званием. Непонятно другое: почему именно для этих двоих было сделано исключение в нарушение всех правил и положений? По мне, так не менее, если не более заслужила быть признанной и отмеченной высшими спортивными званиями вся торпедовская тройка из Горького — Роберт Сахаровский, Игорь Чистовский и Лев Халаичев. Это трио в полном составе участвовало в товарищеских матчах сборной СССР, победило разок тех же шведов — 2:1, и две шайбы провёл Халаичев.

Но если не трое, то хотя бы лидер этого звена Чистовский должен был стать ЗМС. Он принимал участие в шести товарищеских матчах сборной СССР, был серебряным призёром чемпионата и Кубка СССР в 1961 году. А в официальных соревнованиях за главную команду не участвовал, потому что отказывался переходить в московские клубы. Что до уровня игры, то Игорь Борисович нисколько не уступал отмеченным званием коллегам из других клубов. О преданности же родному «Торпедо» и говорить не приходилось.

Да мало ли было таких же лидеров и в других немосковских командах! Но почему-то отмеченными оказались только двое. Раз уж нарушили правило для Морозова и Дмитриева, почему не было сделано исключение и для других не менее заслуживших подобное же признание игроков?

Заслуженный мастер или заслуженный артист?


Но всё-таки вернусь к письму в старую добрую редакцию «Советского спорта» читателя из Харькова Михаила Берлина. «Специалист плавания», как он себя подавал, называл конкретные имена и задавал логичные вопросы: почему вопреки существовавшим в то время правилам ряд спортсменов, выполнивших, даже перевыполнивших требуемые для получения ЗМС нормативы, так и не получили заветное звание?

Прежде чем взяться за перо, то бишь сесть за пишущую машинку (компьютеров тогда и в помине не было), провёл любопытное исследование и выяснил массу интересных фактов. Собственно, часть из них мне была хорошо известна. Скажем, в знаменитой советской рапирной команде (рассказывал о ней в одной из первых публикаций под рубрикой «В мемориз») в начале 60-х, которая побеждала всех и вся, пятым (тогда нужно было заявить непременно пятерых) в команду, по признанию самих великих мастеров, могли взять кого угодно, хоть автора этих строк, который ни разу не выходил на фехтовальную дорожку. Но в Рим в 1960-м пятым в команду был включён Юрий Рудов, а в 1964-м в Токио поехал Юрий Шаров. Оба стали олимпийскими чемпионами и получили почётное звание.

Или вот ещё одна, более близкая к нам история, опять-таки связанная с фехтованием и с моей недавней публикацией под той же рубрикой. Речь о ещё одном рапиристе, однажды попавшем в сборную, Виталии Логвине. Впервые оказавшись на мировом первенстве и ничего значимого там не совершив, он вернулся тем не менее домой заслуженным мастером спорта. Тогда, в 1982-м, прямо в бою на дорожке погиб олимпийский чемпион Владимир Смирнов. И было решено скрасить впечатление от случившегося присвоением высших спортивных званий всем членам той команды. В числе прочих стал ЗМС и Логвин.

Накопал тогда и массу прочих любопытных фактов «незаконного» присвоения «заслуженного». Называл в заметке легкоатлета Александра Братчикова, самым большим достижением которого была победа на чемпионате Европы в закрытых помещениях. Чуть позже узнал и про ЗМС прыгуна в высоту Виктора Большова, который был отмечен почётным званием, не завоевав никаких медалей вообще, — на Олимпийских играх в Риме оказался четвёртым, на чемпионате Европы-62 опять-таки только рядом с пьедесталом, а на Играх-68 в Мехико вообще не прошёл квалификацию.

Или пример с чемпионкой Европы по теннису Мариной Крошиной. Вы вообще когда-нибудь слышали про такие соревнования — не для юношей и юниоров, а для взрослых? Уверен, что если кто и вспомнит про когда-то существовавшие подобные турниры, то их можно будет посчитать на пальцах одной руки. Просто в те далёкие времена уровень наших теннисистов не позволял им участвовать в турнирах ATP и WTA. Про исключения в виде Ольги Морозовой, Александра Метревели или Анны Дмитриевой, не говоря уже про прежние поколения, молчу.
Николай Озеров
Фото: РИА Новости

Николай Озеров


Кстати, про первых ЗМС. Из уст замечательного комментатора Николая Николаевича Озерова слышал, к примеру, забавный рассказ, как он стал «заслуженным». Озеров только что закончил актёрский факультет ГИТИСа и поступил на работу во МХАТ. В одном из первых спектаклей про революцию у юного артиста была эпизодическая роль: Озеров выходил на авансцену с красным флагом и произносил одну фразу: «Вся власть Советам!»

На премьеру пришёл Сталин. Сидевший рядом с ним директор МХАТа давал пояснения. При появлении Озерова последовал такой комментарий: «А это наш молодой актёр Коля Озеров. Он ещё и в теннис играет». Реакция Сталина последовала незамедлительно. «Хорошо играет», — сказал вождь народов с присущим ему грузинским акцентом.

Этой фразы было достаточно, чтобы на следующий день заседали две комиссии по присуждению почётных званий — в Минкультуры и в спортивном ведомстве. В первом сочли, что за столь незначительный эпизод давать заслуженного артиста РСФСР рановато. А вот ЗМС Озеров получил — к тому моменту он уже с десяток раз выигрывал звание чемпиона СССР в различных разрядах…

Сработало!


Примеров же незаслуженно забытых было более чем достаточно. Два имени назывались в читательском письме — выдающиеся пловцы Владимир Косинский и Семён Белиц-Гейман. Первый — обладатель трёх олимпийских медалей Мехико-1968: двух серебряных и бронзовой, рекордсмен мира. На счету второго 67 рекордов СССР, континента и первое в истории отечественного плавания мировое достижение в вольном стиле, две олимпийские медали, не говоря уже о чемпионских наградах в стране и в Европе. И они не были заслуженными.

Как не была заслуженным мастером чемпионка мира 1952 года на 500-метровке, серебряный призёр белой Олимпиады 1960 года в Скво-Вэлли на этой же конькобежной дистанции Наталья Донченко. Как не были отмечены званиями бронзовые призёры тех же зимних Игр 1960-го хоккеисты Евгений Грошев, Виктор Пряжников и Юрий Цицинов, а также чемпион мира 1963 года Юрий Парамошкин.

Как не был им и двукратный чемпион мира по фехтованию на рапирах в команде, серебряный и бронзовый призёр этих соревнований в личном зачёте, победитель Универсиады-70, дважды победитель Кубка Европы Леонид Романов. Куда уж больше победных регалий? И ведь перечень этот никак не противоречил существовавшим в бытность Романова спортсменом, да и в момент написания статьи положениям о присвоении почётного звания. Там было чётко сказано, что «заслуженными» могут быть «спортсмены, внёсшие решающий вклад в победу в командных соревнованиях». Ан нет, Романову «заслуженного» тогда не присвоили.

Зато он стал им, как и Белиц-Гейман, и Косинский, и ещё два пловца — олимпийские призёры Мельбурна Владимир Стружанов и медалист Мехико и Мюнхена Виктор Мазанов, — а также многие-многие другие замечательные атлеты, в том числе и перечисленные выше, после того выступления «Советского спорта» в августе 1989-го. Странно только, что у большинства написано «год присвоения неизвестен». Впрочем, какое это уже имело значение. Главное, что заметка сработала и о незаслуженно забытых наконец-то вспомнили.

Вместо послесловия


Сегодня звание «Заслуженный мастер спорта России» присваивается на основании положения, принятого в 2006 году. С ним тоже не всё гладко. Особенно когда речь заходит о представителях игровых командных видов спорта. Чтобы стать ЗМС, спортсмен должен набрать 150 квалификационных баллов по таблице начисления. В ней прописано, что за победу на чемпионате мира спортсмену начисляются эти самые 150 баллов, за серебро — 75, за бронзу — 50. Иными словами, за награды чемпионата Европы получают, соответственно, — 70, 35 и 25 баллов.

Вот только положение почему-то не учитывает, что, скажем, в хоккее чемпионаты мира проводятся ежегодно, а в баскетболе и волейболе — раз в четыре года. И те же волейболисты раз в четыре года разыгрывают Кубки мира, а континентальное первенство раз в два года. Так что хоккеисту стать «заслуженным мастером» много проще, чем его коллеге из другой командной игры. Так не лучше ли переписать существующее положение, сделав его более дифференцированным, ведь значимость различных турниров в разных видах спорта отличается существенно?
Семён Белиц-Гейман
Фото: РИА Новости

Семён Белиц-Гейман

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 19
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →