Елена Ткач
Фото: «РИА Новости»
Текст: Евгений Слюсаренко

Ткач: значок мастера спорта СССР храню до сих пор

Первую награду на Европейских играх для сборной России по стрельбе принесла Елена Ткач – бронзу в стендовой стрельбе.
16 июня 2015, вторник. 20:46. Другие
Во вторник, 16 июня, первую награду на Европейских играх в Баку для сборной России по стрельбе принесла Елена Ткач – бронзу в стендовой стрельбе, упражнении «трап». Само по себе это, может быть, и не было бы фактом, особо достойным внимания, если не знать, что Елене Ткач – 45 лет, свои первые медали на международном уровне она выигрывала ещё под флагом СССР, а в следующем году она может стать самым возрастным российским олимпийцем в Рио. Потому спецкор «Чемпионата» в большей мере спрашивал о прошлом и только чуть-чуть – о будущем.

«Папа думал, что в «Детском мире» я возьму куклу, а я выбрала ружьё»


— Поразительная ситуация: перед интервью я бегло посмотрел Интернет и увидел, что с вами за всю карьеру не было ни одного большого интервью (по крайней мере, они не на виду). Люди знают ваши достижения, но ровным счётом ничего не знают о вас, вашем пути в спорте.
— Могу рассказать, что в стрельбу я попала благодаря отцу. Отец был шахтёром и одновременно играл в футбол за местную команду города Копейска Челябинской области. Именно в этом городе я родилась и выросла. Была очень спортивной девочкой, со школьного возраста бегала и на лыжах, и на коньках, ездила на велосипеде, бегала, играла в баскетбол. Тогда это было так принято – дети так или иначе занимались спортом. И в стрельбу тоже попала классически для тех лет: в школу пришёл тренер по стендовой стрельбе и позвал всех в секцию. Мне было уже 14, я пошла и в течение года выполнила первый разряд, а через год выполнила норматив мастера спорта.

— Хороший старт.
— Да. Но мне кажется, что мне было суждено заниматься стрельбой. Помню, как в один из своих первых сознательных дней рождения, лет то ли в пять, то ли в шесть, папа привёл меня в «Детский мир» и сказал: «Можешь выбрать любое». Он, видимо, думал, что я возьму куклу, но я выбрала ружьё. Была такая игрушка тогда, называлась «Зимний лес». Там стоит волк, а ты в него стреляешь маленькой пулькой из ружья. Пулька сначала была на ниточке, но мне быстро стало неинтересно так часто попадать, я её обрезала и стреляла в волка уже по-настоящему. Видимо, это и было то самое событие, которое повлияло на всю жизнь. Во всяком случае, стрельба мне всегда казалась каким-то очень «моим» делом.

— Когда вы поняли, что это может стать делом жизни?
— Наверное, когда в 16 лет я выполнила норматив мастера спорта СССР. Это был 1986 год, по тем временам это было очень круто. Помню, как папа этим гордился! Да и я значок с красным удостоверением храню до сих пор, это одна из самых ценных наград.

«Это нормально, что советский стрелок уезжал с медалями чемпионата мира»


— А как вы в сборную СССР попали?
— Мне было всего 20 лет, на знаменитом стрельбище в Мытищах, где шла Олимпиада-80, проводился чемпионат СССР – по-моему, последний в истории. С тех пор и страны уже не было, да и
Пулька сначала была на ниточке, но мне быстро стало неинтересно так часто попадать, я её обрезала и стреляла в волка уже по-настоящему. Видимо, это и было то самое событие, которое повлияло на всю жизнь.
стрельбище перестало постепенно существовать. Я стала бронзовым призёром этого чемпионата, меня включили в команду, и я поехала на чемпионат мира в Австралию. С ходу стала призёром. Мне тогда даже не показалось, что я сделала что-то особенное. Это нормально – советский стрелок и должен уезжать с медалями.

— Что почувствовали, когда попали в главную команду страны?
— По тем временам это было… ну как будто другим человеком стал. Тебе выдавали костюм с буквами «СССР», и многие так в нём и ходили по городу. Плюс спортсмены постоянно выезжали за рубеж, а тогда это совсем другая планета была. Я вот впервые туда попала в 1991 году, на излёте СССР, как раз на чемпионат мира в Австралию.

— Это же была осень 1991 года, фактически страны уже не существовало. Вы, возможно, были одной из последних спортсменов, в честь кого поднимали красный флаг с серпом и молотом.
— Вполне возможно, да. Уже в начале 1992 года был зимний чемпионат Европы в Турции, выступала Объединённая команда, и там мы просто стояли на пьедестале под белый флаг, даже без музыки.

«Мне просто нравится стрельба»


— Потом наступили непростые 1990-е, когда спорт (и стрельба тем более) был государству не нужен. А трап тогда ещё не был олимпийской дисциплиной. Как продержались эти годы, почему не ушли?
— Мне просто нравится стрельба. Ну, и спасало то, что было два главных старта, на которые мы всегда ездили, – это чемпионат Европы и чемпионат мира. Нас спасало то, что в трапе и дабл-трапе в те времена россиянки были однозначными лидерами, выигрывали без вопросов. Это был наш вид. Ну и после очередной россыпи медалей нас держали на плаву.

— Когда трап стал олимпийским видом, конкуренция возросла?
— Это не то слово. Если бы мне в 90-е годы сказали, что в трапе будут такие результаты, я бы подумала, что мы про другой вид спорта говорим. Очень возрос уровень стрельбы и уровень конкуренции. Если раньше 68-69 очков – это точно призовое место, то сегодня 71-72 – это в лучшем случае перестрелка за выход в финальную восьмёрку.

— Ваша первая Олимпиада была в 2000 году, потом Игры 2004 и 2008 годов вы пропускали. Почему?
— Да всё просто – не проходила по системе отбора. Выступать от страны мог только один человек, и брали не меня. Была очень жёсткая конкуренция и… не получалось. И я очень рада, что на Играх в Рио наконец-то от страны могут поехать два человека. Для этого мне надо взять олимпийскую лицензию – коллега Таня Барсук это недавно уже сделала.

«Олимпийская медаль – единственная мотивация»


— Сегодня на Европейских играх могли это сделать?
Очень возрос уровень стрельбы и уровень конкуренции. Если раньше 68-69 очков – это точно призовое место, то сегодня 71-72 – это в лучшем случае перестрелка за выход в финальную восьмёрку.
— Могла и хотела. Но где-то не хватило собранности. Вроде бы и погода была моя – ветер, я очень люблю стрелять в ветер. Но не сложилось. Что ж, будет ещё три попытки взять вторую лицензию для России, чтобы иметь возможность с достаточно большой вероятностью выступить в Рио. Это чемпионат Европы, чемпионат мира и финал Кубка мира, который пройдёт здесь же, в Баку. Как видите, очень немного. Значит, надо жесточайше готовиться к этим стартам.

— Понятие «жесточайшая подготовка» что в себя включает?
— Лично я подразумеваю под этим полную сосредоточенность, жёсткий режим и ограничение общения с внешним миром. С любым внешним миром – от друзей до СМИ. С чисто спортивной точки зрения мало что меняется – тренировки идут своим чередом, методика та же.

— Не могу не спросить под конец, что же вас держит в спорте столько лет? Неужели не появилось других интересов, стимулов?
— Да очень простая у меня мотивация. Вот эта медаль, что висит у меня на груди (разговор проходил сразу после церемонии награждения. – Прим. «Чемпионата»). Но только чтобы она была олимпийская. Любой пробы. Это действительно моя мечта. Не призовые или машина. Именно медаль. Тогда я пойму, что все эти годы были не зря. И – может быть! – подумаю о том, чтобы заняться чем-нибудь другим.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →