Антон Дерябин
Текст: Иван Славинский

Дерябин: в России реслинг почему-то считают подставой

Чемпион Независимой федерации реслинга Антон Дерябин – о спорте новой эры, 20-секундном боксе Поветкина и основной работе в офисе.
30 июня 2015, вторник. 13:45. Другие
Десятки тысяч зрителей, невероятные пиротехнические шоу и выступление мировых рок и поп-звёзд на «разогреве» — таким зритель видит главные реслинг-шоу на экране ТВ по всему миру. Российский реслинг живёт по другим правилам. Здесь нет миллионных контрактов, тысяч поклонников и телетрансляций по всей планете, зато есть атмосфера праздника и рок-концерта. Чем живут звёзды российского реслинга и зачем они этим занимаются, рассказал МОСЛЕНТЕ чемпион Независимой федерации реслинга Антон Дерябин.

— Антон, почему именно реслинг?
— Как многие в моём возрасте, я впервые узнал о существовании реслинга, увидев его по телевизору. Помню, отец позвал меня к экрану и сказал, что мне точно это должно понравиться. Это был бой одного из величайших реслеров современности Билла Голдберга. В той схватке он один победил четверых, а комментатором того действа на ТНТ был несравненный Николай Фоменко. С того момента я влюбился в этот спорт. А заниматься стал уже позже, в 2005 году. Тогда я учился в колледже и увидел афишу «Реслиада-2005». Мы с друзьями сходили на шоу, и я понял, что хочу быть борцом. После «Реслиады» я подошёл к президенту Независимой федерации реслинга Вадиму Корягину и уже через пару недель начал тренировки.

Поначалу ощущения после тренировки были такими, будто я попал под грузовик. Постепенно я втягивался, но всё равно не оставляла мысль: «Зачем я все это делаю?». Потом у меня появились друзья в НФР, теперь не представляю, что бы я делал без реслинга.

— Вы называете реслинг спортом. Но можно ли его таковым назвать? Ведь спортивная составляющая соперничества отсутствует.
— Я называю это спортом «новой эры». Вы смотрите кино? Театр? Вот реслинг, на самом деле, явление того же порядка. Всё делается для того, чтобы зрителю понравилось и он хорошо провёл время. Просто в России у людей другой менталитет. Они готовы смотреть кино про ненастоящих героев, но почему-то считают реслинг подставой. При этом многие любят бокс, где всё, по их мнению, настоящее. Например, совсем недавно был бой Александра Поветкина. Этот поединок готовили полгода, потратили кучу денег на пиар, а самого бокса там было 20 секунд! Я бесконечно уважаю Поветкина как спортсмена, но остались ли довольны зрители, заплатившие за это избиение 10-20-30 тысяч рублей? В реслинге в каждом поединке своя подоплёка, и поэтому за ними интересно наблюдать.

— Что такого в реслинге?
— По ощущениям, это как на концерте рок-группы. Ты проникаешься атмосферой праздника и шоу, будто ты находишься в самом центре фан-зоны. Только здесь ты ещё и главное действующее лицо.

— Насколько вообще развит реслинг в Европе и России в частности? Приглашают ли выступать в других странах?
— Я выступал в Сингапуре. Там люди ходят на реслинг чуть ли не семьями, залы всегда полны. И что мне больше всего понравилось — зрители реагируют на всё. Если даже ты просто пнул соперника или дал ему «леща» — толпа уже визжит от восторга. Я придерживаюсь больше силового стиля реслинга, но когда я выходил за рамки этого стиля и показывал что-то другое, трибуны это оценивали и болели за меня ещё больше.

В Европе периодически бывают крупные шоу, есть свои звёзды. У нас тоже выступали европейские реслеры. В прошлом году на шоу у нас был Мурат Боспорус — турецкий борец из Германии, там он очень известен. Наши парни ездили в Турцию выступать, пара человек ездили в Германию на матчи, также Иван Марков, известный в НФР как «Локомотив», был на гастролях в Японии. В общем, благодаря реслингу мы увидели мир.

— Но не секрет, что в России на реслинге не заработаешь…
— Да, в обычной жизни я работаю в офисе, а по вечерам иду в тренажёрный зал или на ринг. На реслинге можно заработать, просто это не те деньги, на которые можно жить и не работать. Мы покрываем аренду помещения, где проходит шоу, продаём билеты, и у нас остаются средства на организацию другого мероприятия и какие-то оперативные расходы. То есть с точки зрения бизнеса мы самоокупаемы и даже прибыльны. Единственное, чего нам не хватает — это эфира на ТВ. Ни один канал не берёт нас в ротацию из-за формата, то есть они не знают, куда нас засунуть и в какое время, на какую аудиторию рассчитывать. Во времена трансляций на 7ТВ, мы были вторыми в рейтингах телеканала после «рыбалки» (смеётся).

— В чём же «изюм» российского реслинга?
— Мы уникальны тем, что у нас на ринге «гопник» может метелить «мексиканца», а потом получить по шапке от «ниндзя». Ни в одной стране под эгидой одной федерации не собиралось столько представителей различных стилей реслинга. В США, например, все шутки связаны с какими-то политическими событиями, шоу, звёздами. У нас же такого нет. Мы не грузим зрителя событиями внешнего мира, давая ему отдых от всего этого. В этом, думаю, наша уникальность и заключается.

— Вы пришли в НФР практически с самого зарождения федерации. Что изменилось с тех пор?
— Если сравнить 2005 и 2015 годы, то изменилось очень многое. Раньше по рингу скакали легковесные юноши, а сейчас массивные и накачанные мужчины. У нас прибавилось мастерства и опыта, к нам едут выступать звёзды американского инди-реслинга вроде Мэтта Кросса или Эль Дженерико. Мы стали проводить шоу каждый месяц на постоянной основе, у нас был выход на ТВ, гастроли по другим городам и странам. Могу сказать, что мы растём. Может, не так быстро, но рост идёт постоянно. В России тяжело собрать зал на такое зрелище, как реслинг. Тем более когда люди видят по телеку WWЕ с их многомиллионными прибылями, а мы предлагаем им по сути инди-реслинг.

— Кто придумывает клички, костюмы и имидж?
— Это совместное творчество. Костюмы заказываем в театральных мастерских. Он должен быть не только красивым, но и прочным. Хотя есть парни, кто выходит на ринг в обычных джинсах и майке. Одежда в реслинге больше для имиджа. Можно и в трусах обычных выходить, если у тебя тело Аполлона. Имидж — это дело каждого. Обычно в реслинге хороший парень дерётся с плохим и побеждает. Иногда побеждают плохие, а потом хорошие берут реванш, типичная борьба добра и зла. Я стараюсь быть на ринге тем, кто я есть на самом деле. Раньше я выходил нарочито злым и яростным, но спустя годы я изменился. Может, старею…

— Вам всего 26. Как долго собираетесь выступать?
— Реслинг затягивает. Посмотри на суперзвёзд прошлого вроде Халка Хогана, Рика Флера или Дасти Родеса. Многие из них до сих пор выступают! Хоган уже еле ходит, но всё равно требует дать ему бой со Стингом или кем-то ещё. Если здоровье позволит, а обстоятельства и «бытовуха» меня не раздавят, то буду выступать до старости.

— Близкие не против?
— Родители видят, что я постоянно чем-то занят, что мне это нравится. Я же не бухаю у дома на лавочке. Меня зовут на съёмки, интервью, концерты и презентации. Почему они должны быть против?

— Ну, хотя бы потому, что вы рискуете здоровьем, прыгая в латексных штанах на глазах у школьников с двухметровой высоты на деревянный пол…
— У меня, на самом деле, не так уж и много проблем со здоровьем. В реслинге, как и в любом виде спорта, многое решает готовность. Если ты хорошо готов физически, то травм будет меньше. У меня в основном страдают колени, я парень сам по себе большой. Были неприятности с шеей, голеностопом, а в моём первом бою мне приземлились коленом в руку. Бицепс тогда ужасно болел, но всё заканчивается благополучно. Я даже к врачам не ходил! Заживает — значит всё нормально.
Источник: Мослента
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →