Олимпиада-1980
Фото: РИА Новости
Текст: Андрей Иванов

Вкус демократии. Как СССР выдержал олимпийский продуктовый удар

Кофейная жвачка, чудо курица-гриль, мир через трубочку и импортозамещение наоборот – советские люди за две недели стали гораздо счастливее.
22 июля 2015, среда. 12:00. Другие
Летом 1980 года в самое сердце СССР просочилась демократия. Нагло, уверенно и без лишних разговоров. Она притащила с собой кучу атрибутов сладкой жизни, совершенно не известных, да и не нужных советскому человеку. В числе прочих вражеских радостей был и секс. Да-да, он мог появиться в Советском Союзе уже тогда, но не смог заинтересовать целевую аудиторию. Потому что внушительная часть аудитории была вежливо, но настойчиво выдворена из города, а оставшаяся… ела. Ей было не до пустяков.

Москву наводнили невиданные доселе продукты питания, дошло даже до того, что появился «шведский стол». Он не был доступным для большинства обычных жителей, так как функционировал лишь в точке питания главного олимпийского пресс-центра да в паре ресторанов, но сказания о заморском чуде очень скоро наводнили всю столицу. Зато переполненные полки продуктовых магазинов находились на расстоянии вытянутой руки. И руки тянулись – к джемам, горчичке в тюбике, уходящим за горизонт связкам бананов по рупь восемьдесят за килограмм, к наливкам, колбасе (причём даже в нарезке) и сигаретам с непонятным названием. Да-да — и к жвачке.

Грузите жвачку тоннами


В Советском Союзе помимо секса не было ещё и жевательной резинки. Она, по мнению правящей партии, была самым вредным продуктом, причём не в гастрономическом – в идеологическом смысле. Пропагандой, так сказать, буржуйского образа жизни. Разумеется, именно поэтому вернуться из зарубежной командировки без нескольких пластинок вражеского «чуингама» считалось преступлением против здравого смысла. Сокровищем являлась и жвачка «бу», и «мультики» от неё, и даже упаковка и с иностранными буквами, что уж говорить о непочатой пластинке. Советские люди держались, как могли, но во время Олимпиады всё-таки кинулись сметать с полок магазинов оказавшуюся совершенно доступной жевательную резинку производства фабрики «РотФронт». Восхитительная мята, освежающий апельсин, сочная клубника – разве можно было устоять? А кофе? Сейчас кто-то может себе представить жвачку со вкусом кофе? Этот вкус появился последним и имел грандиозный успех. Первые килограммы продукции сошли с конвейера фабрики за год до старта Игр, но найти их в свободной и доступной продаже было нереально. Зато ближе к Олимпиаде производство вышло на запланированные полторы тонны в год. Пропаганда победила.

ФАНТАсмагория


Про «Пепси-Колу» в СССР знали. И не только знали, но даже пили. 45 копеек за бутылочку, которую потом можно аккуратно сдать, выручить обратно 10 копеек и купить на эти деньги стаканчик томатного сока. Классический советский формат «а ничего, что на сданные бутылки я тебе шубу купил?» в действии. К Олимпиаде появилась оранжевая «Фанта» и сотрясла рынок. Красивый бумажный стаканчик объёмом 200 мл, 20 копеек – и ты в апельсиновом царстве. И ничего, что за те же 20 копеек можно было взять пол-литра «Буратино», один раз ведь живём. Фирменные и обычные киоски, разливавшие «Фанту», выросли в разных точках Москвы, однако избежать очередей всё равно не удалось. Специально построенный к Играм московский пиво-безалкогольный комбинат работал безостановочно, а советские граждане точно также безостановочно пили «Фанту». Вливались.

Дунь в трубочку


Если ты за две олимпийские недели не попробовал сок из трубочки – ты зря живёшь на этом свете. Считалось большим мастерством пробить дыру в 200-граммовом тетрапаке с первого удара, а 30 копеек — ничтожно малая цена за возможность править миром с трубочкой во рту. Яблочный, вишнёвый, персиковый – красочные пакеты манили всех без исключения, их содержимое могли пить на протяжении часа, наслаждаясь не столько содержанием, сколько формой. Для покупки были доступны и пакеты в 400 грамм, и даже совсем уже редкие поллитровки. После Олимпиады дети (и взрослые) щеголяли друг перед другом коллекциями трубочек. Именно по ним можно было определить, как долго ты был счастливым человеком.

Пиво без банки – деньги на ветер


«Синебрюхофф» и KOFF, подобно палочкам известного шоколадного производителя, делались на одном заводе, но по совершенно разным технологиям. Так, по крайней мере, рассказывали советским гражданам. Первый был дороже, второй – доступнее. Вряд ли в Москве имелся любитель пенного, хотя бы раз не схвативший дрожащими руками холодную жестяную баночку с иностранными буквами. На две недели «Жигулёвское» впало в немилость, ведь финские братья были намного вкуснее. Магия банки объёмом в один литр захватила всех, у кого имелись деньги. Ещё в продаже имелось пиво «Золотое кольцо» стоимостью 46 копеек за 0,35. Дорого, а что делать – красиво жить не запретишь. Впрочем, уже через месяц «Жигулёвское» вернуло себе 99 процентов рынка. Баночное пиво можно было купить, но праздник советских людей уже закончился. Началась обычная экономия.

Так вот ты какая – колбаса нарезная


Московская Олимпиада обязана рождению сладкого слова «нарезка». Это сейчас дремучие российские граждане норовят заставить продавцов в магазинах рубить куски от непочатой головки сыра или батона колбасы. Чудаки, право слово, ведь всё самое вкусное уже порезано и плотно запаковано в плёнку. 35 копеек за 100 грамм — и райская пища у тебя в руках. А как возликовали любители соображать на троих! Лучшего варианта закуски придумать было невозможно. Естественно, почти 100 процентов всевозможных нарезов были исполнены финнами и имели многолетний срок годности, но разве ж это имело какое-то значение. Тем более что такие нарезки продавались в большинстве московских магазинов, причём не только в центре, но и на окраинах.
Фото: РИА Новости

Страшный сон гранёного стакана


Одноразовая пластиковая посуда – дешевле этого «продукта» в современных супермаркетах, наверное, только полиэтиленовые пакеты. Советские люди, привыкшие пить уличную газировку исключительно из неприкосновенных стеклянных стаканов, ошарашенно смотрели на их пластиковые заменители. Как, впрочем, и на тарелки. К вилкам относились с крайней степенью неприязни – в кафе и на пунктах питания в спортсооружениях, где еду подавали именно в такой таре, нужно было долго привыкать к неудобному столовому прибору. А вот стаканы и тарелки, недолго думая, прятали по сумкам и несли домой отмывать. А потом повторяли процедуру ещё и ещё раз, собирая сервиз на 12 персон. Это было проще, нежели купить одноразовую посуду в магазине за 15 копеек. Да и действительно – зачем платить за бесплатное?

Что было раньше? Курица-гриль!


Привычная ныне еда в виде сморщенной коричневой птичьей тушки пришла в Москву в 1980 году. Чудо демократического машиностроения – электрические грили – на две недели стали объектом поклонения советских граждан. Конечно, речь об оккупации ими станций метро не шла, но любой желающий, владеющий на праве собственности 3-4 рублями, мог зайти в условленный ресторан и отведать горячее второе – цыплёнка-гриль или бифштекс из осетра. Люди, управлявшие этими машинами, мгновенно возносились на недосягаемые простому смертному вершины, становясь в один ряд с создателями ЭВМ. Помимо нескольких ресторанов – «Праги», «Белграда», «Севастополя» и других – электрогрилями были оснащены и пункты питания на спортивных аренах.

Ликёро-безводочный


— А вы знаете, настоящий кубинский бармен готовит «дайкири» с травами в олимпийском пресс-центре на Садовом кольце. Отведайте, не пожалеете.

— Да что вы говорите! Схожу, пожалуй… А кто такой бармен? А что такой – «дайкири»?

Наверное, подобный диалог вполне можно было подслушать в один из моментов московской Олимпиады. Бармен действительно был, и «дайкири» был. И батареи ужасного цвета ликёров и разнообразных плодово-ягодных настоек и наливок, заполонившие полки магазинов в центре, тоже были. Советские граждане, стыдливо краснея, скупали их ящиками, очень уж напитки были хороши на вкус и необычны. За 40 рублей без всяких проблем можно было взять бутылку «Наполеона», а вот водка на две недели словно ушла в тень. Мужские напитки демократов – виски, джин, текила, ром – в широкую продажу так и не поступили, зато одеколон «Миша» по цене 11 рублей 50 копеек всегда был в наличии. Правда, спросом не пользовался.

Стон сигарет с ментолом


Да, они пришли в СССР, прямиком в уличные киоски. Сигареты с ментолом, по цене от одного до двух рублей. И безумно дорогой «Кент» за трёшку, и невероятные для советского уха и глаза «Данхилл», «Ньюпорт» и «Сент-Мориц», располагавшиеся в более приемлемом ценовом диапазоне, но всё равно пугающие своей стоимостью. «Мальборо», производившийся в Молдавии, можно было купить на каждом углу, и он почти не уступал в цене родному «Космосу». В том смысле, что стоил всего на 40 копеек дороже. Подобного никотинового удара наша страна не знала с того момента, как Пётр Первый привёз табак в Россию. Лошади, к счастью, не пострадали.

Импортонепускание


Гамбургер и картошка фри практически «взяли» Москву, но были в самый последний момент остановлены мужественными членами коммунистической партии СССР. «Макдональдс» предлагал не только запустить три своих ресторана в кратчайшие сроки, но и, как спонсор, заплатить внушительную сумму. Не получилось. Вместо американской булочной советские граждане получили несколько десятков отечественных пирожковых, собранных на скорую руку. Зато там можно было взять недорогие пирожки с картошкой и ливером. И никаких тебе, понимаешь, лишних калорий.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 166
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →