Будни буфетчика в «Лужниках» на Олимпиаде-80
Фото: РИА Новости
Текст: Михаил Чесалин

Будни буфетчика. «Гаишники пили по-чёрному. Прямо за рулём»

Запрещённое шампанское, «выжатый лимон» за 60 рублей, пьяные гаишники – так выглядели будни буфетчика в «Лужниках» во время Олимпиады-80.
28 июля 2015, вторник. 14:15. Другие
Андрей Михайлович Голиков во время Олимпийских игр в Москве работал буфетчиком в одном из летних кафе на территории спорткомплекса «Лужники». Наверное, в наши дни он мог бы смешивать коктейли и претендовать на почётное звание бармена, но 35 лет назад никаких баров в Москве не было. Зато в олимпийские буфетчики брали только самых настоящих комсомольцев, да и то после тщательного утверждения в верхах и низах. Андрея Михайловича утвердили.

Тесто было лучше и начинки больше



«Во время Олимпиады на территории «Лужников» было построено много летних кафе, в одном из которых я и работал. К нам и спортсмены приходили, и обыкновенные зрители. В те времена цены были причёсаны под одну гребёнку, так что в заведениях общепита они никак не поменялись на время Олимпиады, даже на территории «Лужников». Но могу сказать, что качество очень сильно изменилось в лучшую сторону. Перед Олимпиадой ситуация с продуктами была тяжёлой: всё старались придержать до Олимпиады. А когда Игры в Москве стартовали, то началось снабжение по высшему разряду.

На прилавках появились прохладительные напитки вроде «Пепси», «Колы», начали привозить вкусный кофе, готовить отличную выпечку, в которой и тесто было лучше, и начинки больше. Понятно, что для Олимпиады готовили всё самое вкусное и свежее. В те времена контроль продуктов питания был гораздо жёстче, чем сейчас. Но главное – это всё-таки не сами продукты, а тот эмоциональный подъём, который мы испытывали от осознания того факта, что встречаем и проводим Олимпиаду.

«Запрещённое шампанское лилось рекой»



Распитие спиртных напитков на территории «Лужников», согласно всем правилам и инструкциям, было строжайше запрещено. Тем не менее, когда спортсмены завоёвывали медали, каким-то образом на лужайках все эти события всё
Начали привозить вкусный кофе, готовить отличную выпечку, в которой и тесто было лучше, и начинки больше. Понятно, что для Олимпиады готовили всё самое вкусное и свежее.
равно праздновались. Вверх летели пробки от шампанского, слышались крики «Браво», тосты. Но, правда, ничего крепче шампанского я всё-таки не видел. В первые дни всё это выглядело совершенным нонсенсом, но потом все привыкли, и на второй неделе Олимпиады шампанское в «Лужниках» лилось рекой. А милиция на всё это смотрела сквозь пальцы. Спрятаться никто и не пытался, но милиционеры, которых на территории было очень много, в празднования никогда не вмешивались.

«КГБ просил поменьше разговаривать»



Порой и к нам в буфет заходили люди с медалями на груди, но к ним было не принято приставать с лишними вопросами. Перед началом Олимпиады, которая впервые привела к такому массовому наплыву иностранцев, комитетчиками была проведена масштабная работа. КГБ проводил ориентировки, беседы с людьми, чтобы ни к кому из иностранцев не приставать, поменьше разговаривать и всё в таком духе. Но нам и не надо было говорить, мы и так все были зажаты – комитетчиков все боялись.
Буфет для прессы в универсальном спортивном зале «Дружба». Лужники
Фото: РИА Новости

Буфет для прессы в универсальном спортивном зале «Дружба». Лужники

Понятное дело, что и во время Олимпиады действовал строжайший запрет на валютные операции, покупку одежды, каких-то других вещей у иностранцев… Сейчас всего уже и не вспомнить, однако мы в своё время сами прекрасно понимали, что можно делать, а чего нельзя. Да и в «Лужниках» комитетчиков было полным-полно. Они все на территорию даже как-то без специальных пропусков
Пропуска выглядели так, будто мы обслуживаем марсиан. Раньше ведь никто не знал, что на Западе так принято.
попадали.

«Пропуска выглядели так, будто мы обслуживали марсиан»



Работа на Олимпиаде – это своего рода привилегия. Туда отбирали самых настоящих комсомольцев. Ясное дело, что нельзя было ударить в грязь лицом, поэтому кандидатуры утверждались с самого низкого до самого высокого уровня. Попасть на работу по знакомству было невозможно. За несколько дней до начала Олимпиады были составлены списки персонала, приготовлены фотографии. Всё это передавалось в Райпищеторг, который утверждал всё это, выдавал пропуска. И с этим пропуском можно было пройти на территорию «Лужников», но не на спортивные соревнования. Пропуска эти выглядели так, будто мы обслуживаем марсиан. Раньше ведь никто не знал, что на Западе так принято. Всё красиво, ламинировано, выглядело великолепно.

«Новости в «Лужниках» узнавали только по радио»



До большой спортивной арены «Лужников» от нашего кафе было метров 300, но на соревнованиях я не был ни разу – не позволяла работа с утра до поздней ночи. По сути, я был привязан к своему рабочему месту. Свободное время, может быть, и было, однако подобный поход на соревнования расценивался как самовольная отлучка. Контроль был невероятным. Но у нас в кафе был радиоприёмник. И забавно, что он для нас, находившихся в «Лужниках» в непосредственной близости от места событий, был едва ли не единственным источником информации о спортивных соревнованиях. В основном слушали новости, в которых перечислялись призёры, участники финалов, полуфиналов.

«Нам – «спасибо», директору – повышение»



Английскому языку нас не обучали, но при приёме на работу спрашивали, кто владеет тем или иным языком. Но языковой барьер, как правило, не было проблемой: иностранцы ходили с переводчиками. По зарплате – то же самое, что и в неолимпийское время.
Гаишники бухали по-чёрному, причём прямо за рулём. Это звучит странно, но так было на самом деле! Вот выпьют они по полбутылки водки, а потом спрашивают, мол, куда тебя везти?
По истечении стольких лет боюсь ошибиться, но, как мне кажется, платили что-то в районе 60 рублей в месяц. А домой я приходил как выжатый лимон, хотя машины не разгружал. Было ощущение, что побывал на целине.

После Олимпиады всем, кто работал без эксцессов, кто не ударил в грязь лицом, выражалась благодарность в виде грамот «За участие в Олимпиаде». Были ещё какие-то значки, которые мы сами могли приобрести. Но других поощрений не было. Сказали «молодец», «спасибо» – и всё. На моей жизни эта работа никак не сказалась. А вот, например, директор нашего кафе после Игр начал быстро подниматься по служебной лестнице и вскоре стал начальником Райпищеторга.

«Гаишники на Олимпиаде пили по-чёрному»



Как я уже сказал, график работы у всех был крайне напряжённый: с раннего утра до позднего вечера, без обедов и выходных. Но мы терпели, поскольку знали, что многим другим работалось ещё хуже: руководство «Лужников» на рабочем месте и ночевало, спало по три-четыре часа в сутки. А нас хотя бы дежурившие гаишники до метро довозили на своей машине.

На Олимпиаде они меня больше всего и поразили. Бухали они по-чёрному, причём прямо за рулём. Это звучит странно, но так было на самом деле! Вот выпьют они по полбутылки водки, а потом спрашивают, мол, куда тебя везти? И потом прямо по набережной на высокой скорости. Впрочем, нужно оговориться, что только представители милиции могли себе такое позволить. Такие были времена!»
Фото: РИА Новости
Форма официантов кафе и ресторанов для работы во время Олимпиады-80 в Москве. Разработана художниками киевского Дома моделей одежды В.Григорьевой и О.Руденко.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 164
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →