Глава AIPS Джанни Мерло – об Играх-80
Фото: РИА «Новости»
Текст: Дарья Тубольцева

Будни иностранца. «После Мишки все талисманы — никудышные»

Полные женщины с ключами, икра и вино после полуночи и бессмертие олимпийского Мишки – в воспоминаниях итальянского журналиста Джанни Мерло.
3 августа 2015, понедельник. 09:15. Другие

«Тайные ходы в Олимпийскую деревню всё-таки нашли»


Это сейчас я президент Международной ассоциации спортивной прессы (AIPS), а в 1980 году мне было 33 года, я был простым журналистом главной итальянской спортивной газеты Gazetta dello Sport. В СССР летел без всякого страха. Стереотипы меня не пугали. Тем более до этого я уже два раза бывал в вашей стране: первый — семью годами ранее, когда в Москве проходила Всемирная летняя универсиада-73, второй – за несколько месяцев до Олимпиады, наблюдал, как идёт подготовка. Помню, мы жили в гостинице в считаных метрах от Красной Площади. В целом, Советский Союз оставил приятные впечатления. Конечно, я понимаю, что и Москва, и вся ваша страна с тех пор стали совсем другими. Мир очень изменился за какие-то несколько десятилетий, надо сказать.

Первой Олимпиадой для меня был Мюнхен-72, а Москва – второй, и, конечно, разница была ощутимой. В 1980 году было больше охраны, больше организованности и порядка. Люди, которые на этом основании делают какие-то негативные выводы, не понимают одного. Весь мир ещё помнил трагические события в Олимпийской деревне Мюнхена, и никто не хотел повторения. После тех сентябрьских дней меры безопасности были усилены на всех крупных соревнованиях.

Но знаете, какая штука, если уж говорить о строгости московских Игр. С одной стороны, Олимпийская деревня в Москве была закрыта для представителей прессы. С другой – ходы в неё всё-таки находились. Когда бег на 200 м выиграл наш парень — мировой рекордсмен Пьетро Меннеа, мы с приятелем сумели тайно пробраться к нему в номер на торжества. Как? Пусть это останется между нами и охраной.

«Бойкот позитивно повлиял на олимпийское движение»


В 1979 году советские войска вошли в Афганистан, и в знак протеста Олимпиаду пропустили спортсмены из многих западных стран. О том, что бойкот будет почти наверняка, стало понятно
Я жил в гостинице «Россия» – её, насколько знаю, больше нет. Там разместили всех журналистов. На каждом этаже сидели полные женщины и выдавали ключи от номеров. Ещё они следили, чтобы мы не приводили в номер посторонних.
ещё зимой, во время Игр в Лейк-Плэсиде. Все нормальные люди тогда восприняли эту новость очень плохо. Однако бойкот удивительным образом позитивно повлиял на олимпийское движение. В тот момент оно практически умирало, а громкий резонанс дал Играм новую жизнь. Многие страны в отсутствие сильных конкурентов получили возможность выиграть медали. Интерес к соревнованиям сразу возрос, поэтому соревнования в Москве в 1980 году и четыре года спустя в Лос-Анджелесе оказали большое влияние на развитие мирового спорта. Это было своего рода послание добра. Спорт должен быть вне политики – таково моё убеждение.

Знаете, я очень рад, что моя страна не бойкотировала московскую Олимпиаду. Это было на сто процентов правильным решением. Очень удачная Олимпиада для Италии. Тогда у нас было много звёзд, и мы смогли выиграть полтора десятка медалей. Представляю, что бы чувствовали те ребята, если бы им не дали возможность приехать в Москву.

«К полуночи в ресторане оставались только икра и вино»


Во время Игр я жил в гостинице «Россия» – её, насколько знаю, больше нет. Там разместили всех журналистов. На каждом этаже сидели полные женщины и выдавали ключи от номеров. Ещё они следили, чтобы мы не приводили в номер посторонних. Погода всё время стояла просто отличная. Работать на спортивных объектах было комфортно – особенно запомнились «Лужники». Прекрасный пресс-центр для журналистов – для нашей газеты там даже выделили отдельную комнату.

Рядом со зданием пресс-центра был грузинский ресторан – это около Парка Горького. Мы заканчивали работу примерно в полночь и сразу шли ужинать. Правда, к тому моменту там ничего не оставалось, кроме чёрной икры и вина. В то время икра была не такая дорогая – могли себе позволить. Водку тоже удалось попробовать – куда без неё.

В целом атмосфера была по-настоящему праздничной. Жаль, журналистам, как всегда, было не до этого. Мы работали по 12 часов в день, сил не оставалось ни на что. Однажды, правда, нам удалось выбраться на концерт, который проходил на открытой площадке в том же Парке Горького. Было здорово.

«Впервые за всю историю спорта талисман стал так важен»


Честно, не припомню чего-то такого ужасного в Москве, что бы нас сильно возмутило. В моей газете репортажи были в основном позитивного плана. Судейство? Ну, домашнее судейство – проблема не только Москвы-80. В спорте это уже почти нормальная ситуация. Много говорили про мужской тройной прыжок, но дело ограничилось разговорами. Так часто бывает на Олимпиадах.

Ну и ваш олимпийский Миша – это нечто особенное. Когда он улетал в небо, это было что-то невероятное трогательное и эмоциональное. Бессмертный талисман. Впервые за всю историю спорта талисман стал так важен, стал, можно сказать, одним из участников Олимпийских игр. Вот я говорю с вами, и он стоит у меня перед глазами. А спроси меня про талисманы следующих лет, так я толком и не вспомню. Никудышные они какие-то пошли.
Фото: РИА "Новости"
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 35
22 марта 2017, среда
21 марта 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Пять медалей Сергея Устюгова на ЧМ по лыжным видам спорта - это...
Архив →