Себастьян Коэ
Фото: Reuters
Текст: Александр Круглов

Лорд-спасатель. Что должен сделать Коэ во главе лёгкой атлетики

На нового президента IAAF Себастьяна Коэ возлагают большие надежды — престиж лёгкой атлетики как никогда нуждается в восстановлении.
20 августа 2015, четверг. 12:45. Другие

Остаться в живых


Олимпийские чемпионы и звёзды 80-х Себастьян Коэ и Сергей Бубка в бытность спортсменами помериться силами не могли. Один блистал на беговой дорожке в первой половине 80-х, время второго пришло во второй половине и в секторе для прыжков с шестом. Однако именно англичанину и украинцу в Пекине предстояло побороться за главный пост в одной из самых влиятельных спортивных федераций. Программы и их принципы были во многом схожи, а потому определить фаворита до последнего моменты было сложно.
В итоге с относительно небольшим преимуществом был избран более опытный в политических делах лорд Коэ, который успел в своё время поработать в английском парламенте. Для Бубки же голосование обернулось вторым крупным поражением подряд. В 2013 году украинец проиграл борьбу за кресло президента МОК Томасу Баху.

Впрочем, недавние соперники готовы объединить усилия, ведь на кону выживание родного вида спорта. Всемирное антидопинговое агентство в череде своих разоблачений готово идти до конца, и это может погубить лёгкую атлетику, где в лихие нулевые по оценкам экспертов употребляли допинг до 40 процентов ведущих атлетов. Впору уже не в очередной раз переписывать медальные таблицы чемпионатов мира и Олимпийских игр, а выражаясь боксёрской терминологией менять результат на no contest, то есть признавать состязания несостоявшимися. Нечто подобное несколько лет назад пережил велоспорт, но всё же сумел остаться на плаву, в том числе благодаря своевременной смене руководства. Бывший казначей IAAF и экс-президент ВФЛА Валентин Балахничёв считает, что перед новым президентом стоят две глобальные проблемы.

«Президент IAAF сейчас будет должен двигаться в двух направлениях: решение допинговых проблем, носящих систематический характер, и выбор новой стратегии для привлечения большего числа зрителей, — отметил Балахничёв в интервью обозревателю «Чемпионата». — Мы с каждым годом теряем зрительский интерес и средства, которые нам выделял МОК. Если раньше по итогам Олимпийских игр мы единственные получали сумму более 40 миллионов долларов и расходовали её в течение четырёх лет, то сейчас мы получаем примерно такие же суммы, как плавание и гимнастика. Наконец, пришло время подумать о балансе развития лёгкой атлетики во всех странах, а для этого необходимо привлечение новых источников финансирования. Чемпионат мира должен быть более интересным для зрителей. Лёгкая атлетика с 47 дисциплинами очень запутанна и сложна для просмотра. Мир меняется, появляются новые технологии, а у нас в семье всё осталось так, как много лет назад».

Избежать перегибов


Коэ много лет известен своей непримиримой позицией к допинговым нарушителям. Он всегда выступал за максимальную жёсткость и неотвратимость наказаний к нарушителям, но в то же время он прекрасно понимает, что вместе с грязной водой можно выплеснуть ребёнка и погубить спорт в целом. Именно поэтому Коэ многие сравнивают с новым руководителем Международного союза велосипедистов UCI Брайаном Куксоном, который при сохранении жёсткой антидопинговой политики сумел сохранить сам велоспорт, интерес к нему спонсоров, и сейчас ситуация с допингом на том же «Тур де Франс» не столь плачевна, как пять лет назад. Коэ даже высказал идею создания альтернативного ВАДА антидопингового агентства в лёгкой атлетике, так как монополия организации и стремление любым способом показать свою эффективность порой приводит к перегибам. Впрочем, создать столь прецедент новому президенту вряд ли позволят.

«Создать альтернативное антидопинговое агентство сейчас невозможно по той причине, что ВАДА будет возражать, — считает Балахничёв. — Зачем им нужны конкуренты? Более реальная задача — это изменить антидопинговую структуру самой IAAF, сделать её более замкнутой и динамичной, способной к быстрому и понятному принятию решений. В то же время она должна быть достаточно прозрачной и эффективной, ведь каждый год мы тратим 2,3 миллиона долларов на работу сотрудников этой службы».

Наладить отношения с Россией


Начинать жить по-новому вместе с ИААФ будет и Всероссийская федерация лёгкой атлетики, где также сменилось руководство и в самом разгаре борьба за чистоту рядов. Несмотря на большое число замешанных в скандале российских атлетов, дисквалификация и другие жёсткие санкции нашей федерации не грозят, да и лорд Коэ всегда подчёркивал уважительное отношение к нашей стране и старался не обобщать. Теперь представителям России в IAAF предстоит свою репутацию восстанавливать. Генеральный секретарь ВФЛА Михаил Бутов был избран в совет IAAF, Елена Орлова вошла в технический комитет федерации, а олимпийская чемпионка Татьяна Лебедева — в женский комитет. Утратила Россия лишь пост казначея, который после всего происшедшего Валентин Балахничёв не мог не покинуть.

«Мне не стыдно за свою работу в качестве казначея IAAF, — подвёл итог Балахничёв. — Мы добились эффективного расходования средств и увеличили резерв организации с 78 до 90 миллионов долларов. Конечно, хотелось бы сохранить этот важный пост для России, но возникли непредвиденные обстоятельства. Тем не менее России удалось получить места в обновлённом совете IAAF и комитетах организации, что в нынешней ситуации можно оценить как удовлетворительный результат».
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 3
21 февраля 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Довольны ли вы итогами чемпионата мира по биатлону для сборной России?
Архив →