Все новости
Елена Пидгрушная
Фото: РИА Новости

Пидгрушная: министр спорта одобрил моё возвращение

Елена Пидгрушная рассказала о желании вернуться в биатлон, карьере чиновника, работе с новым тренером и отказе от сборов в России.
Другие

Первая гонка после годового перерыва принесла подиум Елене Пидгрушной. Чистая стрельба и отличная скорость на последнем круге позволили ей занять третье место, что стало сюрпризом для самой спортсменки. После гонки корреспондент «Чемпионата» расспросил Пидгрушную, насколько тяжело ей далось продолжение карьеры.

— Уже начиная с весны во время подготовки я каждый день выходила на тренировку счастливой, что вернулась, — первым делом поведала спортсменка. — Очень счастлива, что уже в первом старте после возвращения попала на пьедестал.

— Вы удивлены, что попали на подиум и отстреляли на ноль?
— Удивлена, потому что в последние несколько недель у меня были проблемы со стрельбой.

Мы долго работали с тренером, и в эстафете тоже не всё получилось на первом рубеже. Я приходила на рубеж с большим страхом, и когда закрыла последнюю мишень, была очень рада.

— Какие у вас цели на остаток сезона?
— Не промахиваться и быстро бегать.

— На какой результат вы рассчитывали в первой официальной гонке?
— Определённых установок не было, даже не говорила с тренером, где я должна была быть. Просто делала то, на что способна. У меня были проблемы со стрельбой, поэтому весь настрой шёл на стрельбу. Я начинала медленнее, потому что пропустила год и сложно было контролировать свой темп и свои возможности.

— Украинская команда сильно изменилась со времён золотой сочинской четвёрки?
— Три из четырёх чемпионок в форме и здравии. Изменились мы только в лучшую сторону.

— Что нового привнёс в команду словенский тренер Урош Велепец?
— Многое изменилось в методике подготовки. Некоторые спортсменки поменяли лыжную технику. Сейчас я не буду делать выводы, потому что хочется добегать сезон до конца, а потом решать, что мы делали правильно. Но если я с первого старта стою на пьедестале, то мы на верном пути.

— Вы долго раздумывали над продолжением карьеры?
— До марта этого года не было мысли возвращаться, а потом за неделю решила, что хочу обратно.

— Что было самым тяжёлым в возвращении?
— Тяжело функционально, потому что с увеличением нагрузок наблюдался упадок сил, но я ни разу не пожалела, что вернулась, потому что знала, куда возвращаюсь, какие будут нагрузки, насколько будет тяжело. Отработав март и апрель самостоятельно, я к маю уже была готова работать с командой. Урош Велепец сказал, чтобы я не ждала никаких скидок и была готова работать вместе со всеми.

— Мотивацию сложно было найти?
— Мотивация у меня огромнейшая. После Олимпийских игр я хотела уйти в декрет. Мы с мужем пробовали, но у нас не получилось, а потом он попал в армию, пришла зима, и я испытала ностальгию по биатлону. Захотелось обратно в семью. Когда я сказала мужу, что хочу обратно, он ответил, что давно ждал этих слов и полностью меня поддержал. Сегодня сказал, что не сможет посмотреть гонку, но будет быстро ехать за рулём, чтобы я быстро бежала по дистанции.

— Вам не предлагали продолжить работу в министерстве спорта?
— Когда у меня появилась мысль вернуться в спорт, я поняла, что уже не могу работать в министерстве. Я оставляла спорт не из-за этой должности. Я попала туда, потому что уже осталась дома. Соответственно, когда я сказала министру, что вернусь в спорт, он ответил, что понимает моё решение. Ведь я ещё спортсменка, у меня глаза горят.

— Руководить сложнее, чем соревноваться?
— Сложно сравнивать. Тут тебе говорят, что делать, а там вся ответственность на тебе и ты отвечаешь не только за себя, но за всё направление. У меня было неолимпийское направление. Работа многое дала мне и воодушевила. Я посмотрела, как спортсмены из неолимпийских видов могут успешно выступать и без должного финансирования.

— Полученный опыт и связи помогают вам улучшить условия подготовки биатлонной команды? Вы ведь способствовали организации сбора в Норвегии?
— Я бы не сказала, что на что-то влияю. У нас и так прекрасные отношения между министром спорта и руководителем биатлонной федерации. Они сами решают все вопросы, а я как спортсменка стараюсь туда не лезть.

— В этом году украинская команда не проводила сборов в России. Это связано с политикой?
— Я не хочу в принципе говорить на тему политики. У нас получился прекрасный сбор в Шушёне, несмотря на то что было плоховато со снегом, но туда приехали норвежцы, немцы, итальянцы, французы. Мы тренировались вместе с сильнейшими странами мира, поучаствовали в совместных соревнованиях, и результат налицо. У нас четыре человека в топ-30.

— В Ханты-Мансийск на финал Кубка мира приедете?
— Надеюсь, что результаты будут и будет желание продолжать выступать до конца сезона.

Комментарии (0)
Партнерский контент