Людерс
Фото: «РИА Новости»
Текст: Дмитрий Егоров

«Работа Людерса – это унижение». Скандал в российском бобслее

Пропустившие завтрак бегут кросс, остальные хлопают, танцуют и издеваются над провинившимися – таковы тренировочные реалии сборной России?
5 декабря 2015, суббота. 09:45. Другие
На сайте Федерации бобслея и скелетона России хватает новостей. Например, в трёх строчках сообщается о 9-м и 12-м местах наших бобов на первом этапе Кубка мира в Альтенберге, в двух – о составе на следующий старт в Винтерберге. С такой подачей информации может показаться, что в бобслее и скелетоне всё спокойно, а ухудшение результатов – постолимпийский план.

Но телефонный звонок заставил усомниться в том, что всё идёт по плану.

— Позвоните Труненкову. Он чуть ли не подрался с Людерсом. В таких условиях нельзя работать! – сказали мне.

Олимпийский чемпион Сочи в четвёрках сообщил, что ни с кем не дрался, но и без того его история оказалась весьма любопытной.

— После выступления в Альтенберге мы собирались переезжать в Винтерберг. То есть до обеда был старт, потом поели и отправились в дорогу, — рассказал Труненков. — На следующее утро не все ребята вышли на завтрак. Они устали, хотели выспаться — бывает такое. Но это очень не понравилось Людерсу. Днём он собрал нас в отеле, был разгневан, кричал, матерился, а одному парню сказал: «Сейчас ты пойдёшь подметать гараж, и если я увижу хоть один камешек, то отправлю тебя домой». Потом он достал ящик помощника, в котором хранится оборудования для съёмок: планшеты, камеры и так далее. Он постучал по нему, поднял и выдал: «Флориан это больше носить не будет. Самим придётся таскать. Туда и обратно».

Мы ушли на обед, но и этого было мало. После еды Людерс придумал новое унижение. Собрал нас и поделил на две группы. Тех, кто был на завтраке, и тех, кто не был. Он матерился, потом сказал, что сядет в свой микроавтобус и поедет в горы, а группа провинившихся побежит за ним на время. И пусть хоть кто-то попробует отстать. Мы не совсем понимали, в чём дело, и он добавил, что за наше выступление ему стыдно, что мы позорим тренерский штаб, который, на взгляд Людерса, всё делал правильно. Тут один из парней улыбнулся, Пьер увидел, обматерил его и отправил в группу тех, кто бегает. Потом он сказал, что остальные должны в это время хлопать в ладоши, танцевать и издеваться над провинившимися. Я терпеть это не стал и ушёл в номер. Остальные, получается, приняли участие в выдумках Людерса.

Днём Людерс собрал нас в отеле, был разгневан, кричал, матерился, а одному парню сказал: «Ты сейчас пойдёшь подметать гараж, и если я увижу хоть один камешек, то отправлю тебя домой».
Вечером мы все вместе собрались и решили, что так нельзя. Правда, всякое видели, но нас так никто не унижал, никто не вёл себя так неуважительно, по-хамски.

— Что было дальше?
— Новое задание. Теперь помимо трёх видов тренировок нам сказали бегать утренние кроссы перед завтраком. Причём Людерс пообещал, что с каждым днём расстояние будет увеличиваться. Ребята возмутились, но отправились бегать, я же не стал и пошёл на завтрак. Ситуация напрягала, решил подойти к менеджеру. Начал объяснять, что при такой обстановке сложно находиться в сборной, что, может, я вообще не нужен. В этот момент мимо проходил Людерс. Он вообще не слышал, о чём мы говорили, но замахал руками и закричал: «Труненков едет домой. Сам. Запрещаю везти его в аэропорт».

— Драка была?
— Нет, конечно. Это не в моих правилах.

— Вы уже в Москве?
— В Красноярске. В столице встречался со спортивным руководством и президентом федерации.

— Ставили ультиматум?
— Нет, просто попросил, чтобы в ситуации разобрались. Тренер не должен так себя вести. Мы могли встретиться, всё спокойно обсудить, ошибки рассмотреть, но Людерсу это не нужно.

Один из парней улыбнулся, Пьер увидел, обматерил его и отправил в группу тех, кто бегает. Остальные в это время должны хлопать в ладоши, танцевать и издеваться над провинившимися.
— Мы знаем историю Святослава Фомина: он хорошо выступает на внутрироссийских соревнованиях, но его не берут в команду.
— Так и Абрамовича не берут. Если Людерс сказал, что нет перспективы, ему никто ничего не докажет. Он может любого тренера убрать, который с ним чуть спорить начнёт. Причём с некрасивыми словами.

— Главный тренер изменился после Олимпиады?
— Конечно! Потому что сейчас приходится самому работать.

— А раньше кто работал?
— Ту олимпийскую команду с Зубковым и Воеводой и тренировать было не надо. Мы сами всё знали. Людерс помог с нюансами, и я это очень ценю. Зато когда ему пришлось готовить команду самостоятельно, сразу начались провалы. Он уделяет внимание только ОФП и всё. Уже сейчас могу сказать, что команда вообще не готова и результатов ждать не стоит.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 28
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →