Вольфганг Пихлер
Фото: РИА Новости
Текст: Дмитрий Егоров

Пихлер: я убил два поколения? Это мнение клоунов!

Вольфганг Пихлер ответил на 12 вопросов наших читателей. О ненависти Губерниева, допинге, сексе в 62 года и убийстве сборной России.
17 декабря 2015, четверг. 12:15. Другие

Вольфганг Пихлер давно стал одиозной фигурой в мировом биатлоне, а после работы со сборной России это едва ли не самый интересный иностранный персонаж для российских болельщиков. Немецкий специалист уверенно чувствует себя и на биатлонном стадионе, и за его пределами, хорошо осознавая собственную исключительность. А ещё Пихлер до сих пор уверен, что его приглашение в Россию – благо и для него, и для страны. И не стесняется говорить об этом.

Уговорить Вольфганга в прямом эфире отвечать на вопросы читателей «Чемпионата» было непросто, зато разговор в итоге получился. Всего за полчаса Пихлер успел зажечь, потушить свет и снова зажечь.

— Когда биатлон доберётся до Махачкалы?
— Я был в нескольких городах России – Москве, Сочи, Ханты-Мансийске. Однажды на сборах засели в Чайковском, где удалось чуть подольше погулять. И там русская культура ощущается ярче, чем в столице.

Зачем мне было переезжать в Россию? Конечно, привлекала страна, Олимпиада в Сочи, которую мы закончили не так плохо, но финансовый вопрос был тоже очень важен.

Ваша страна очень большая, поэтому и разная. Так же и с биатлоном. Есть регионы, созданные для этого вида спорта — вы их знаете. Там и нужно развитие. А вот на юге, на Кавказе, наверное, лучше заниматься какими-то другими видами спорта.

— Зачем тратить огромные деньги на спортсменов и иностранных тренеров? Может, лучше распределить финансы на развитие детского биатлона?
— В России много биатлонных центров, здесь вообще нет проблем. Все условия для поиска и подготовки спортсменов есть. Что касается топовых атлетов, то они должны иметь деньги. 500 тыс. долларов для медалистов Олимпиады в Сочи – это да, много. В других странах максимальные премиальные – 20 тыс. долларов, в Швеции или Италии – вообще ноль. Это вносит серьёзный дисбаланс, в том числе во внутренние отношения в коллективе. Тот, кто не попал, например, в эстафету, лишается многого. Но если в России есть возможность платить такие деньги, то нужно только радоваться.

— Всё-таки почему Гроссу и вам дают столь большие контракты?
— А как вы хотели? Рикко служил в немецкой армии, имел какие-то гарантии от государства – неужели он согласился бы на переезд за обычный оклад (годовой оклад Гросса — около $ 300 тыс. в год. – Прим. ред.)? То же самое и со мной. Зачем мне было переезжать в Россию? Конечно, привлекала страна, Олимпиада в Сочи, которую мы закончили не так плохо, но финансовый вопрос был тоже очень важен.

— Юрий Кашкаров вас критикует, говорит…
— …что я убийца двух поколений. Слышал. Но если Кашкаров так говорит, то он клоун, а критика его тупая. Мы выиграли Кубок наций, который тогда якобы никому не был нужен, но где сейчас команда — на девятом месте?

Со мной Романова, Шумилова и Зайцева стали серебряными призёрами Олимпиады. Слепцова хорошо выступала в первый год, когда работала именно с нами, тогда начала прогрессировать Вилухина.

Я всегда говорил, что Шумилова и Романова – хорошие атлеты, очень хорошие. Но они никогда не были супергениальными, поэтому считаю, что нам удалось выжать максимум. Зайцева – другое дело. Это суператлет, но она ещё и замечательная женщина. В тот сезон она рассталась с мужем, сын пошёл в школу – для любящей матери было очень тяжело находиться в биатлоне.

Она работала изо всех сил, несмотря на проблемы и болезни, но выиграла серебро. Сейчас я очень счастлив за Ольгу, у неё родился второй ребёнок, мы с ней общаемся.

Вообще, главная ценность нашей группы даже не в медалях, а в том, что мы остались командой, друзьями. И пусть теперь Кашкаров скажет, кого именно я убил. Или покритикует победу в Кубке наций. Хотя мне неинтересно его мнение.

— Вы дружите с Губерниевым?
— Он меня ненавидел ради пиара и очень раскрутился на этом конфликте, потому что никого другого он трогать не будет. А я на эту роль очень подходил. Впрочем, сделал пиар он и мне. Было удивительно и интересно осознавать, что я, простой тренер из маленького Рупольдинга, становлюсь известным человеком внутри такой супердержавы, как Россия.

Сейчас Губерниев ненавидит меня ещё сильнее, потому что я не даю ему интервью и у него нет возможности продолжать пиарить себя. Ему приходится только хвалить сборную в любых ситуациях. Но могу сказать, что у меня очень много друзей в России. Добрые люди пишут, поддерживают, понимают, что я хотел работать на благо стране, что все мои биатлонисты были чистыми.

— Прохоров был нужен российскому биатлону?
— Его убрали – и это было глупым решением. Михаил — очень умный, современный человек, который закрыл финансовые вопросы – как от такого можно отказываться?

— Что будет, если вскроют допинг-пробы 2008-2009 года?
— России нужно будет очень сильно бояться. Вы думаете, Юрьева выиграла бы чемпионат мира без допинга? Да никогда! Так что к тому, что было с 2006 по 2010 год, у всех много вопросов. Но мы проделали огромную работу, и я уверен, что сейчас российский биатлон чист и честен, у меня не может быть претензий.

Очень удивлён я был, увидев в Хохфильцене Ярошенко. Человек, которого ловили на допинге, просто так гулял по стадиону – это невозможно. Но, может, он делает что-то хорошее, читает лекции детям о вреде запрещённых веществ? Если так, то пусть возвращается в семью.

— Что нужно сделать Логинову, чтобы восстановить репутацию?
— Уверен, что Логинов не знал, что делает. Он молодой, сильный, неопытный атлет. И жертва каких-то страшных обстоятельств. Мне очень жаль его.

— Кто лучше — Шипулин и Фуркад?
— Шипулин – великий атлет, а Фуркад – величайший. Это борьба между номером два и номером один. Мартен сильнее психологически и технически. Но это моё мнение.

— В какой форме женская сборная России?
— Говорить об этом нетактично. Может, цель тренеров – чемпионат мира. Коновалов – хороший специалист, так что не стану никого критиковать.

Вы думаете, Юрьева выиграла бы чемпионат мира без допинга? Да никогда! Так что к тому, что было с 2006 по 2010 год, у всех много вопросов.

Думаю и надеюсь, что Россия получит медали на чемпионате мира. На Швецию надеюсь тоже. Мы строим новую, молодую команду, результат работы вы увидите через год-два.

— Что было вашей главной ошибкой в нашей сборной?
— Это не главная, но я хочу извиниться за то, что не настоял на включении в команду Кайшевой. Она суперталант и была готова к сборной. Но другие тренеры в 2013 году сказали, что Ульяна не готова. Я послушал, но не должен был так быстро сдаваться.

— Вы говорили, что сбросить 20 килограммов в 62 года вам помогло желание заниматься сексом…
— Это, конечно, шутка. Кстати, я ем всё, что хочу, пью алкоголь, когда хочу, – это вообще не важно. Если у человека есть мотивация, он будет в форме и в 70. Моя цель сейчас – держать себя в форме ради чемпионата Германии по гребле. В этом году я стал вторым, но в следующем буду догонять. Плюс участвую в региональной теннисной лиге и не хочу стать там размазней. В общем, очень люблю спорт, поэтому больше не позволю себе быть толстым и дряхлым.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 53
28 апреля 2017, пятница
27 апреля 2017, четверг
26 апреля 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →