• Главные новости
  • Популярные
Иван Поддубный
Текст: Константин Бойцов
Фото: «РИА Новости»

«Скоро революция». Как Поддубный упустил звание «Спортсменъ года»

Сбитый лётчик-велосипедист, лошадиный миллиард на нужды войны и потерянный чемпион – в продолжении исторической рубрики «Скоро революция».
29 декабря 2015, вторник. 11:15. Другие

Известный журналист и спортивный историк Константин Бойцов специально для «Чемпионата» продолжает свою авторскую рубрику «Скоро революция» — о том, каким был российский спорт ровно 100 лет назад. Сегодня — о предновогодних и предрождественских событиях декабря 1915 года. Тогда случилось много интересного: от поражения Поддубного до пожертвований на войну, сопоставимых с нынешними бюджетами футбольных клубов.

Министра – под суд

Если весной 1915 года российское общество тешило себя надеждой, что на германском фронте произошёл решающий перелом и разговоры о «скорой победе России и ея союзников» были в большинстве газет общим местом, то уже к лету многие военные чины не смущаясь говорили, что дела плохи. К осени русские войска оставили не только Польшу, но и Брест-Литовск, Минск и Гродно – немцы были недалеко от Риги. Военный министр Сухомлинов был отправлен в отставку,

а позже отдан под суд – что вызвало в армии и обществе вспышку шпиономании (в эти дни в окопах поползли разговоры об императрице-немке). К осени же обязанности главнокомандующего русской армией принял на себя сам царь-батюшка Николай II. На фронте это привело к временным успехам, в стране – к хозяйственному упадку и социальному кризису, который через год с небольшим обернётся катастрофой.

Спортивная общественность в декабре 1915-го пытается балансировать на грани мобилизации и собственно спорта. В еженедельных журналах «К спорту!» и «Русский спорт» разворачиваются дискуссии о времени и месте спорта в военную пору, в Москве формируется Военно-спортивный комитет, мотоциклетные школы и Императорское техническое общество объявляют о приёме на курсы мотоциклистов и автомобилистов (для военных нужд, разумеется), журналы пестрят рекламными агитками о благотворительных матчах, о сборе пожертвований на нужды какой-нибудь гренадёрской дивизии или производство противогазов (в ту пору этим словом чаще называли обычные марлевые повязки), и, конечно, рассказами о героях-спортсменах, уходящих на фронт.

Среди последних немало громких имён. Героем нескольких номеров «К спорту!» становится конькобежец Яков Мельников – абсолютный чемпион страны. Добровольно поступив в мотоциклетную школу, он был готов отправиться на фронт, но судьба уберегла его от участия в боевых действиях – равно как мобилизованного в это же время чемпиона Европы 1913 года Василия Ипполитова. «Русский спорт» славил известного российского велосипедиста Анисима Панкратова – полного кавалера ордена Святого Георгия (служил в авиации и был сбит немецким аэропланом в сентябре 1916-го).

Печатались и пронзительные некрологи.

Бюджет «Крыльев Советов» – на нужды войны

К ярким показателям как общественных настроений, так и тогдашних «спортивных бюджетов» стоит отнести публикацию в «Русском спорте»: счёт сумм, ассигнованных Императорским петроградским обществом поощрения рысистого коннозаводства на нужды войны. Развёрстанная на две журнальные полосы скрупулёзная бухгалтерская ведомость составила (на 1 ноября 1915 года) 1 млн 35 тыс. 476 рублей. В приблизительном пересчёте на современные деньги это 1 млрд 77 млн 500 тыс. рублей. Таков годовой бюджет не последних российских футбольных клубов – например, «Крыльев Советов» или «Уфы». В свою очередь, петроградское общество поощрения было, как вы догадываетесь, далеко не единственным в своём роде и едва ли жертвовало на нужды войны хотя бы четверть собственных средств.

Что ещё заметного публиковали спортивные издания в конце 1915-го? Подводили итоги легкоатлетического сезона, публикуя, скажем, таблицу национальных рекордов. Большинство их действующих рекордов, правда, относятся к предвоенной поре, но и 1915 год подарил отечественной лёгкой атлетике несколько новых достижений:

Метание диска – 42,15 (Охака – Ревель — ныне Таллин)
Метание копья – 54,14 (Охака – Ревель)
Толкание ядра – 12,28 (Ергин – Петроград).

Интересно, что и в последующие времена эстонские метатели традиционно были не последними на чемпионатах СССР, а имена ленинградских толкателей и толкательниц ядра гремели по всему Союзу. Такая вот перекличка времён.

«К спорту!» публиковал советы начинающим лыжникам – в канун очередного сезона. Особенное внимание обращается на тщательную обработку лыж «норвежским дёгтем» (не березовым, а еловым), а также экипировку: в пьексы (желательно финские, а не русские) рекомендуется подкладывать солому, а саму обувь густо мазать жиром.

«Просим сообщить в редакцию адрес чемпиона»

Однако главными фотографиями обеих спортивных изданий конца 1915 года являются фотографии борцов. С одной стороны, окончание года – время главных борцовских турниров. Современному человеку трудно понять их систему и классификацию (по стране продолжают действовать сотни цирков и на всех аренах борцы – главные герои вечера), но ведь признайтесь: вы и в рейтинге нынешних боёв без правил понимаете не слишком многое.

Главным антрепренёром тогдашней русской борьбы был Иван «дядя Ваня» Лебедев. Именно организованный им в петроградском цирке Чинизелли чемпионат 1915 года считался центральным, а его сенсационного победителя – Клементия Буля – в терминологии наших дней назвали «открытием года». О том, насколько внезапным было это открытие, можно судить хотя бы по тому, что журнал «К спорту» опубликовал в одном из декабрьских номеров объявление – «…знающих настоящий адрес борца Клементия Буля просим сообщить таковой в редакцию».

Если вы думаете, что «К спорту! мечтал поместить на своих страницах интервью героя манежа, то глубоко заблуждаетесь (жанр интервью в спортивных изданиях в то время практически не существовал). Необходимо было хорошее студийное фото атлета – ведь ежегодный альбом с изображениями лучших борцов страны уже сдавался в печать и должен был поступить в продажу в первые дни нового года. А тираж и цена таких альбомов – это приносило в бюджет спортивных журналов больше, чем любые рекламодатели.

Однако титул «спортсмена года России» был отдан не Булю, а поляку (то есть польскому подданному Российской империи) Станиславу Збышко-Цыганевичу, отличившемуся в том году в поединке против Ивана Поддубного (легендарный борец потерпел не единственное, как утверждает недавний художественный фильм, поражение) и увенчанному почётной лентой и большой золотой звездой чемпиона мира. Такой вот спортивный итог года.

То, что через 100 лет самыми популярными спортсменами страны могут стать футболисты, трудно было вообразить даже заядлым пропагандистам этого спорта. Национального чемпионата не проводилось, сборная Российской Империи проигрывала почти все международные матчи – только что массовостью отличался тогдашний российский футбол. Так ведь демократичная игра – не борьба, не коньки и не лаун-теннис, которым требовались специально оборудованные арены.

Последние номера спортивных изданий 1915 года вышли довольно будничными – без новогодних поздравлений, без елочек с шарами и без праздничных тостов от звёзд спорта. «Русский спорт» опубликовал письмо к читателям, но и оно касалось больше редакционной политики в наступающем году. Обещали вернуться к высококачественной полиграфии (из-за известных событий – не сложилось), да сетовали что спортивное движение в стране идет из-за войны на спад. Ну да ничего, утешали, в следующем году войну, с божьей помощью, закончим и заживем как прежде… – даже лучше.

Дальше, как вы знаете, будет только хуже. Но об этом – в наших следующих выпусках.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 20
21 июля 2017, пятница
20 июля 2017, четверг
Партнерский контент
Ждёте ли вы возвращения Юлии Липницкой в сборную России?
Архив →