Михаил Якимович
Фото: Доброслав Терехов, goals.by
Текст: Денис Козлов

Медвежья повадка. Как правильно пользоваться пушкой страшной

Михаил Якимович наводил ужас на вратарей и защитников, собирал авоськи проклятий, бил рекорды и выигрывал Олимпиаду. Теперь он продаёт дома.
13 января 2016, среда. 15:45. Другие
Михаил Якимович, отмечающий сегодня 49-летие, в чемпионской сборной времён Олимпиады-92 был фигурой явно не для гандбольных эстетов. Неуклюжий на вид, «в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил» больше походил на растренированного линейного, чем на лучшего игрока мира на позиции, где всегда была нужна скорость. Медвежьи повадки (эх, не было тогда ещё чеховских мишек, да и пермских тоже, а мог бы стать живой рекламой), идеально подходившие к имени, утонченных ценителей могли даже где-то слегка коробить.

«Я мячом штангу перешибал»


И если вы думаете, что, получив мяч, Якимович преображался, то совершенно зря. Как ни странно, но и с мячом он порой вызывал недоумение. Никакой скорости, которой славятся нынешние звёзды гандбола Ласло Надь и Миккель Хансен, от него ждать не приходилось.
Неспешно оглядев площадку, он увидит, что несчастные жертвы, которым предстоит сегодня играть против него, приготовились к обороне. А только затем пускает в дело свой коронный опорный бросок…

Такой пушки не было ни в нашем гандболе, ни в мировом. Нигде и никогда. Когда появилась аппаратура, замеряющая скорость полёта мяча, она раз за разом фиксировала приближение к невероятным цифрам в 125 км/ч! А ведь тогда Якимовичу было уже под 40. Появись такая аппаратура на рубеже 80-90-х, для Михаила наверняка бы и 130 не стали пределом. «Я мячом штангу перешибал» у Якимовича было не сочной цитатой из монолога Романа Карцева, а прямым руководством к действию.

«Такого больше не повторится»


Упитанный мальчуган из Слуцка в 11 лет решил бросить футбол и заняться новым видом спорта – так начиналась карьера многократного гандбольного чемпиона всего на свете. Самая великая победа Якимовича случилась в олимпийской Барселоне спустя 14 лет. Обстановка тогда и в стране, и в спорте была сами знаете какая. На обломках империи собралась Объединённая команда, не имевшая ни флага, ни гимна, ни общего государства, издевательски называемая «СНеГовиками». В гандболе всё было ещё хуже – с золотого Сеула прошло всего четыре года, а в команде осталось всего три человека, познавших вкус той олимпийской победы. Незадолго до начала турнира наших гандболистов в «товарняке» немцы целый час чистого игрового времени возили лицом по паркету. На сборную солянку Спартака Мироновича тогда мало кто надеялся.

И тут выступил Якимович. «Ребята, – сказал он, – больше у нас такой команды не будет. Будут другие, может, намного сильнее, а такой – нет. Мы играем вместе в последний раз, давайте проведём эту Олимпиаду так, чтоб потом не краснеть». И, как говорится, понеслась. Немцы, недавно как сидорову козу выпоровшие наших «объединённых», в первом же матче получили "-10". Этот успех сразу скинул груз с плеч игроков, и до финала они долетели как на крыльях.

В решающем матче нашим гандболистам противостояла знаменитая шведская чудо-команда. Во втором тайме Иваныч, как его уже тогда, в 25 лет, называли молодые партнёры, от всей широкой души жахнул в штангу ворот великого Матса Ольссона. Если бы второй после Лаврова вратарь за всю историю гандбола сумел дотянуться до мяча, перебинтованные пальцы его бы не спасли – руку к штанге просто пригвоздило бы. А Якимович уже бежал, точнее, старался бежать, в оборону, персонально защищаться против Магнуса «Шланга» Висландера. Он не думал даже о сохранности своих пальцев, где уж там беспокоиться за чужого вратаря. Так играла вся наша команда – на износ, до последнего вздоха. До золотых олимпийских медалей.

Джентльменство – на потом


После Олимпиады Якимовичу предлагали спортивное гражданство России и Испании, а видел он себя исключительно в бело-зелёной майке сборной Беларуси. Испанцы, только что заполучившие себе Таланта Дуйшебаева, в этом случае остались на бобах. На клубном уровне Якимович бил всевозможные рекорды, выиграл все три еврокубка на клубном уровне, а вот в составе белорусской команды не достиг ничего, хотя вряд ли сильно переживал по этому поводу. Он просто отдавал моральный долг земле, сделавшей его чемпионом.

А вот приз «фэйр-плей» ему бы не дали, о чём Якимович сам не раз говорил. Он рвался к победе сам и готов был порвать всё на своём пути, в том числе и соперников. Сколько раз страдали от его медвежьих объятий те, кому выпала нелёгкая судьба защищаться против Иваныча! Будь такой игрок в команде противника, он получил бы полную авоську проклятий и матюгов. Но не зря же есть песня о хороших парнях, которые никогда не выигрывают. Вот и для Якимовича успех был важнее. А уважать оппонента и джентльменить можно после финального свистка.

«По гандболу не страдаю»


Хотел Якимович по окончании игровой карьеры стать тренером, причём только вторым. «Нет у меня жесткости, добрый слишком, игроки на голову сядут», — говорил он всегда. Но впоследствии гандбол настолько приелся, что он решил не связываться с этим делом. «Какой смысл заниматься тем, что не нравится? Вот Таланта это интересовало еще, когда сам играл, а я к подобным вещам был равнодушен. Очень много гандболу я отдал и устал от него. Вот говорят, что пройдёт время, и начну по нему страдать. А мне не страдается как-то. Даже по телевизору почти не смотрю, так, результаты чемпионата Испании гляну, да и всё», — наш герой всегда отличался прямотой.

Он так и остался в Испании. По-разному сложилась судьба золотого поколения отечественного гандбола. Лавров стал большим начальником, Дуйшебаев и Шевцов, возможно, встретятся через неделю друг с другом во главе своих сборных на чемпионате Европы. А Якимович просто строит надежные деревянные дома. Ведь медведи обязаны быть домоседами.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 30
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →