IBU
Фото: РИА Новости
Текст: Александр Круглов

Бессеберг и его цепные псы. Почему IBU хочет перепроверить пробы

Примесь политики и психологического давления, что у Бессеберга на уме, у Каррабре на языке, и какой перепроверки стоит реально бояться.
19 февраля 2016, пятница. 11:45. Другие

Отпечаток политики


Народная биатлонная примета гласит: «Если начали говорить о допинге, значит скоро чемпионат мира». К главному старту в Норвегии наша команда подходит чистой и дисциплинированной, хотя соседи прокалываются по мелочам, но под ударом главных антидопинговых сил Международного союза биатлонистов оказались именно россияне. Вице-президент IBU Джеймс Каррабре не только пожелал перепроверить пробы сочинской Олимпиады, но и заявил, что надо жёстче наказывать страны с многочисленными допинговыми нарушениями,
такие как Россия. Дескать, денежным штрафом эту богатую страну не проймёшь — нужны дисквалификации всей команды.

Мнение такое выглядит как минимум странным, если учесть, что последний допинговый случай у нас в команде был больше двух лет назад, а год назад за него федерация заплатила 100 тыс. евро. Впрочем, в рамках нынешней ситуации не удивляешься ничему. К примеру, уважаемый в России зарубежный тренер публикует на своей странице в соцсетях пропагандистский бред про то, как смерти двух экс-чиновников РусАДА могут быть связаны с рукой кровавого режима, а в комментариях друзья ему пишут: «Это был полоний». Как бы биатлон ни дистанцировался от политики, а она всё же накладывает свой отпечаток.

Цепные псы Бессеберга


Президент IBU Андерс Бессеберг предпочёл дистанцироваться от заявлений Каррабре, назвав желание перепроверить пробы личной инициативой своего заместителя, которая по стечению обстоятельств была обнародована на норвежском телевидении. Кстати, Каррабре далеко не всегда негативно отзывался о России. К примеру, в 2013 году он говорил, что Россия не только не относится к странам с допинговыми проблемами, но и является лидером по борьбе с допингом, так как провела больше допинг-тестов, чем Германия и Норвегия вместе взятые.

В 2014 году Каррабре выставлял свою кандидатуру на пост президента IBU и даже пытался точечно критиковать руководство Бессеберга, однако его выдвижение выглядело не как реальная борьба за власть, а как роль спойлера для нежелательного кандидата для западных стран Александра Тихонова, который в итоге и уступил непотопляемому Бессебергу. Занявший почётное третье место Каррабре не только не поплатился за свою критику и сохранил вице-президентский пост, но и превратился в неофициальный рупор IBU.

Приём это далеко не новинка. Достаточно вспомнить, как в 2008 году на закрытии сезона в Норвегии президент IBU Бессеберг сначала на специальной пресс-конференции без эмоций констатировал факт положительной допинг-пробы на чемпионате мира, а затем его «цепной пёс» Вольфганг Пихлер не только назвал эту страну, но и потребовал санкций в её отношении — в частности вычеркнуть Кубок мира в Ханты-Мансийске из международного календаря и лишить нас чемпионата мира — 2011. К слову, на тот момент у России не было других положительных допинг-проб с 2006 года. В итоге выяснилось, что на применение запрещённых глазных капель у Татьяны Моисеевой было разрешение, спортсменка дисквалификации избежала, но из-за стресса и последующих проблем со здоровьем была вынуждена завершить карьеру.

Кто рискнёт проголосовать против?


Сам IBU не может инициировать повторную проверку проб, взятых на Олимпиаде. Этот вопрос находится полностью в компетенции МОК, но федерация может сделать запрос. Решать это, конечно, не Каррабре, а исполкому IBU, в который помимо Бессеберга и Каррабре входят швед Олле Далин, кореянка Нами Ким, словак Ивор Лехотан, австриец Клаус Ляйстнер, немец Томас Пфюллер и наш Виктор Майгуров. Для принятия решения нужно, чтобы проголосовало минимум пять кандидатов, но в нынешней ситуации тотальной борьбы с допингом интересно, будет ли вообще хоть один голос против.

Бояться нечего


Раздутую норвежскими СМИ шумиху можно воспринимать только как попытку оказать давление на Россию в преддверии чемпионата мира. Кульминацией противостояния двух стран должна стать мужская эстафета, где по сезону пока счёт равный — 2-2. При этом от самой перепроверки больших сенсаций ждать не стоит. Кого могли поймать на эритропоэтине, сделали это сразу после введения новых методик и кровяных паспортов. Более того, случай со Старых и Юрьевой стал сигналом для СБР, который уж точно исключил подобную практику в Сочи. Единственным поводом для опасения, причём не только России, но и других ведущих биатлонных держав, стала бы перепроверка проб до 2008 года, но, как уже заметил господин Бессеберг, их уже не существует в природе.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 61
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →