Конный спорт. В Maxima Stables стартует турнир по выездке
Фото: «Чемпионат»
Текст: Михаил Чесалин

Макнами: российский конный спорт поднимается из пепла

Международный судья по конному спорту Ирина Макнами – о первых международных соревнования по выездке в комплексе Maxima Stables.
25 февраля 2016, четверг. 10:15. Другие
С 25 по 28 февраля в конном клубе Maxima Stables впервые пройдут международные соревнования – CDI-3*/2*. Этот турнир по выездке станет первым из нескольких запланированных в комплексе в 2016 году международных стартов. Президент судейской коллегии турнира, международный судья уровня 4* Ирина Макнами рассказала о международном дебюте клуба, важности соревнований для развития российского конного спорта в целом, а также о том, почему не стоит расстраиваться из-за отсутствия соперников из-за рубежа.

– Ирина, клуб Maxima Stables впервые принимает в своих стенах международные соревнования. Это важное событие?
– Безусловно, это очень важное событие, причём не только для клуба, но и для всего российского конного спорта. Дело в том, что раньше зимой у нас никогда не проводились международные соревнования, поскольку не было подходящих условий. Для подобных соревнований обязательно должен быть большой манеж, манеж для разминки и денники, куда можно поставить лошадей, приезжающих на соревнования. Появление совершенно уникального даже по европейским меркам комплекса Maxima Stables дало нам массу новых возможностей. Так что в этом году у нас запланировано сразу 10 международных стартов по выездке. А раньше мы гордились, если у нас проходило четыре турнира.


– Это уже близко к мировым лидерам в конном спорте?
– Да, по этому показателю мы уже можем соперничать с выдающимися странами вроде Германии или Франции, где всегда было очень много международных турниров. Это очень здорово, поскольку статус нашей страны растёт и меняется отношение к нашим всадникам со стороны международных арбитров и даже соперников. Для развития выездки и конного спорта в целом в нашей стране это крайне важно.

– Важное ли место в спортивном календаре занимает наш турнир?
– Для нас – очень важное. Дело в том, что основные старты у всадников пройдут летом. Юноши, юниоры и дети будут выступать на чемпионате Европы, а взрослые – на Олимпиаде. Олимпийский рейтинг же длится год и заканчивается в марте. Так что мы хотели дать шанс нашим всадникам побороться за места на Олимпиаде и размяться перед крупными стартами на территории Европы, а потому и сделали турнир так рано, не стали ждать весны, когда погода будет лучше. Например, знаменитая всадница Инесса Меркулова будет выступать на этих соревнованиях на своей основной лошади Мистер Икс, чтобы подготовиться к следующему старту на финале Кубка мира в Гётеборге. На турнире в Maxima Stables она впервые представит совершенно новую и очень сложную произвольную программу под музыку «Кюр Большого Приза», которую для неё записывал целый оркестр. Также за личную лицензию на Игры у нас сейчас сражается талантливая молодая всадница Марина Афрамеева – у неё есть шансы после этого турнира попасть на Олимпиаду.

– В чём основные отличия проведения международных соревнований от российских? Есть ли какие-то примечательные особенности?
– В первую очередь нужно отметить, что на турнире уровня две-три звезды существуют очень строгие правила. Всегда проводится ветеринарная выводка лошадей, то есть ветврачи до соревнований просматривают лошадей, чтобы они не хромали, чтобы не было каких-то потёртостей, ранений, проверяют их на допинг. Также важно, что лошади всё время должны находиться на территории комплекса – все в одной конюшне. Если на национальных соревнованиях они могут приехать-уехать, то здесь они постоянно под контролем стюардов. Эти люди дежурят на конюшне, на разминке, в манеже, строго следят за тем, чтобы соблюдались все правила соревнований. Благополучие лошади всегда было на первом месте.
Появление комплекса Maxima Stables дало нам массу новых возможностей. В этом году у нас запланировано сразу 10 международных стартов, а раньше мы гордились, если у нас проходило четыре турнира.
Если всадник недостаточно хорошо заботится о своём животном или допускает любой вид жестокости по отношению к лошади — чрезмерно использует хлыст или шпору, грубо работает рукой, не даёт лошади достаточно передышек в работе, то стюард сначала сделает предупреждение, а потом, если это повторится, спортсмена могут лишить права участия в соревнованиях на длительный срок.

Ещё одно важное отличие – на международные соревнования обязательно приезжают судьи из-за рубежа. Во время соревнований уровня три звезды большие езды должны обслуживаться пятью судьями, минимум трое из которых – иностранцы из разных стран. Оставшиеся двое могут быть из России, но с соответствующим международным статусом. Это сделано для того, чтобы судейство было максимально объективным. Во время международных соревнований проводятся только езды, утверждённые Международной федерацией конного спорта, все результаты посылаются в международную федерацию и заносятся в соответствующие рейтинги.

– Почему иностранные судьи – это так важно для нас?
– Необходимо, чтобы международные судьи увидели наших спортсменов в начале спортивного сезона, чтобы всадники получили объективные оценки и начали исправлять свои ошибки. Мы, российские судьи, хорошо знаем наших всадников, уже привыкли к ним, у нас сложились какие-то стереотипы. А люди из Европы оценивают свежим взглядом, совершенно непредвзято, и поэтому можно сказать, что более объективно.

На этом турнире у нас всё получилось здорово. Иностранцы ведь будут судить не только сам международный старт, который начнётся в пятницу. Они уже прилетели и со вторника судят юношей и детей в рамках наших национальных соревнований. Получилось найти средства на судейство международными арбитрами национальных соревнований – это идёт на пользу детско-юношескому спорту. По итогам этих соревнований, принимая во внимание оценки зарубежных судей, тренер сборной будет анализировать результаты и планировать сезон, организовывать работу личных тренеров спортсменов. Лошадь – животное непростое. Мы не можем исправить проблемы в подготовке животного или всадника за один день, для этого иногда требуется даже чуть перестроить мускулатуру, а это может занять и пару месяцев. Очень важно, чтобы всадники и лошади подошли в лучшей форме к основным стартам сезона, которые состоятся летом.

– Международные соревнования – это ведь и продуктивное соперничество со спортсменами из других стран?
– Как правило, это так. На международные соревнования к нам традиционно всегда приезжали спортсмены из Беларуси и Украины. Но теперь украинцы не приезжают, а из Беларуси в этот раз есть лишь одна отважная девушка – Анна Карасёва. Но с другой стороны, у нас есть особенные задачи на турнир. Он нам нужен для того, чтобы судьи из-за рубежа оценили российских всадников. И не так уж важно, чтобы именно сейчас, зимой, по зимним дорогам к нам приехали иностранцы. Мы и не рассчитывали, что они приедут. Этот турнир нужен именно нам, чтобы понять в начале сезона, насколько готовы наши всадники. А когда у нас будет проводиться следующий международный турнир в мае, то и иностранцев, конечно, будет больше. Если говорить о численности спортсменов, то на данный момент у нас примерно 35 участников малых езд и 12 – больших езд. Все, кроме одной белорусской спортсменки, из России.
Если всадник недостаточно хорошо заботится о своём животном или допускает любой вид жестокости, то стюард сначала сделает предупреждение, а потом спортсмена могут лишить права участия в соревнованиях на длительный срок.


– И всё же почему на соревнованиях почти нет всадников из-за рубежа?
– Всё дело в том, что до нас очень трудно добираться, тяжело преодолевать границы с животными. В России эта система не отлажена, и животных порой держат в машинах на таможне по девять-десять часов – для лошади это может быть смертельно. Люди, которые хотели бы приехать, просто боятся. Мы работаем над этим, хотим с государственными структурами придумать систему, при которой спортивных лошадей легче будут пропускать через таможню. Но с учётом непростой ситуации в мире пока непонятно, как это может быть.

Сложности развития выездки в нашей стране как раз и связаны с удалённостью от европейских центров её развития – Германии, Голландии. И им тяжело к нам приехать, и нам к ним. Это не просто стоит безумных денег, но и требует уйму физических, психических сил. В конном спорте ведь нельзя просто, как в плавании, взять плавки и идти на старт. Здесь нужно везти лошадь и ещё четыре сундука снаряжения. У каждой спортивной лошади с собой масса вещей: не только седло и уздечка, но и разнообразные мази, притирки, и косметика, и массажёры и т.п. Одних попон только видов 10 – и все они необходимы лошади при разных температурах. Однако нам всё равно удаётся прогрессировать: за последние пару лет мы добились серьёзного успеха по сравнению с тем, что было, скажем, 10 лет назад.

Хотя, конечно, конный спорт очень непредсказуем и сильно отличается от других видов спорта, где участвуют только люди. Сложность состоит в том, что всадник абсолютно зависим от состояния своего четвероногого партнёра. Лошадь может проснуться в плохом настроении и не хотеть выступать в конкретный день. И при этом даже не сможет объяснить человеку, почему именно сегодня она не хочет работать так, как делает это обычно.

– Можем ли мы теперь мечтать о серьёзных успехах на высоком международном уровне?
– Нашим всадникам непросто вернуться на высокий уровень 40-летней давности, когда мы были чемпионами мира и Олимпийских игр. В 90-е годы конный спорт очень болезненно отреагировал на тяжёлую ситуацию в стране, но теперь мы восстаём, поднимаемся из пепла. Инесса Меркулова – 14-я в международном рейтинге – это здорово. Мы всерьёз рассчитываем на то, что если всё сложится удачно, то она сможет побороться и за медаль на Олимпиаде.

В прошлом году наша детская сборные заняла второе место на чемпионате Европы, юношеская команда стала четвёртой. Юные всадники растут и прогрессируют очень быстро, в этом году мы также возлагаем большие надежды на наши молодёжные сборные.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →