Юрий Романов
Фото: Евгения Баксанова
Текст: Денис Козлов

Романов: кто хорошо едет, тех и судить легче

Судья конного спорта Юрий Романов – о красоте выездки, тонкостях правил соревнований и о том, зачем всаднику нужный композитор.
3 марта 2016, четверг. 10:30. Другие
С 25 по 28 февраля в Maxima Stables прошли первые в истории клуба международные соревнования по выездке – CDI-3*/2*. Одним из тех, кто способствовал расстановке спортсменов в итоговой таблице, был известный российский судья уровня 4* Юрий Романов. Он рассказал корреспонденту «Чемпионата» о тонкостях этого красивого и завораживающего вида спорта.

— Суть конкура человек, впервые увидевший конный спорт, понимает. Скачки и троеборье, в принципе, тоже. Выездка для понимания намного сложнее.
— На самом деле, я бы не согласился с тем, что в первый раз человеку сложно оценить выездку. Даже если он не понимает технические элементы, которых в выездке до 40, он видит красоту и гармонию. И, как правило, люди не ошибаются – они не смогут выставить правильные оценки, но, тем не менее, они видят хорошее взаимодействие с лошадью и плохое. Одним из критериев оценки, который прописан даже в КЮРе, является гармония. А гармонично всадник едет или нет, даже непрофессионалы могут отличить. На выездку начинает приходить всё больше людей – сначала их затягивает и увлекает красота движения, а затем они начинают разбираться в тонкостях и деталях.

— На что должен обратить внимание непосвящённый зритель?
— На правильный ритм – это основное, из чего складывается оценка. Для выездки мы берём лошадей с определёнными движениями. Должен быть активный толчковый зад.

— Какие главные ошибки бывают у спортсмена во время соревнований?
— Самая серьёзная ошибка, которая наиболее строго оценивается судьями, – потеря ритма.

— Только что прошли соревнования паралимпийцев. Во время выступления одной из участниц лошадь дважды задевала бортик. Снимаются ли за это баллы?
— Чёткого правила, что за касание бортика обязательно должен быть штраф, нет. Но судья может сделать себе пометку и снять определённые баллы, если посчитает, что при этом была нарушена прямолинейность движения при выполнении элемента.

— А когда нарушается ритм, это чаще всего ошибка лошади или всадника?
— Конечно же, всадника в подготовке лошади. Встречаются лошади, у которых нарушен ритм движения от природы. Но гораздо чаще это происходит из-за неправильной базовой подготовки лошади.

— Кто выбирает музыку для выступления и какие критерии существуют для её выбора?
— Выбирает сам всадник. Сейчас огромное значение для зрителей имеет КЮР, или фристайл. Потому что это зрелищность. Как в фигурном катании – на обязательный танец придёт не так много народу, а зато на произвольную программу или показательные выступления собирается полный ледовый дворец. Всадник должен создать некий спектакль, чтобы от начала до конца зрителям и судьям было интересно смотреть. Для того чтобы такой спектакль получился, нужно подобрать музыку, совпадающую с ритмом движения лошади. Она должна ложиться на каждый элемент – пируэты, прибавленная рысь, переход с галопа в пассаж и так далее.

— То есть это уже больше работа композитора или аранжировщика?
— Конечно. Далеко не все люди от природы имеют хороший слух и хороший вкус. Поэтому последнее время очень много всадников в Европе и мире привлекают специальных людей, которые готовят КЮРы и записывают музыку под движения лошади. Вот у нас есть Инесса Меркулова и её лошадь Мистер Икс, так музыка для её нового КЮРа записана целым оркестром.

— Случались ли на выездке судейские скандалы и может ли спортсмен подать протест, если считает, что его засудили?
— Регламент подачи протеста описан в правилах. Но не на судейство – оно изначально не оспаривается. Всадник может спросить у судьи, за что ему поставлена та или иная оценка, и судья должен уметь ему это объяснить. Протест может быть подан на неравные условия, при которых стартовал спортсмен. Если, условно говоря, один всадник выступил при выключенном большом экране, а затем его включили, что помешало выступлению следующего. Тогда второй всадник может в течение получаса подать апелляцию в связи с нарушением правила одинаковых для всех условий.

— А если зрители зашумели и этим помешали?
— Как правило, нет. Этот момент судья должен учесть, и если действительно помешали, то много не снимать за сбой. Но сколько-то всё равно снимут, потому что элемент не был правильно выполнен. Протест подать можно, но, скорее всего, его подача не даст результата.

— Могут ли быть применены санкции к судье, чьи оценки сильно отличаются от оценок других судей? Например, если все арбитры поставили 75%, а один судья 67%.
— Это предмет для обсуждения внутри судейского корпуса. На крупных соревнованиях есть дополнительные судьи – JSP (Judges Supervisory Panel), которые следят за судьями и могут изменить неправомерно поставленную оценку. Это делается на чемпионатах Европы, Всемирных конных играх и Олимпиадах.

— Критерии оценки выступлений паралимпийцев и олимпийцев разнятся?
— У паралимпийцев схема езды проще, но критерии оценки те же, в соответствии с правилами выездки. Сами правила могут меняться и совершенствоваться, но генеральная линия остаётся неизменной.

— А кого проще судить, детей или взрослых?
— Сложнее всего судить всадника, который едет слабо, вне зависимости от его возраста. По очень простой причине – в этом случае возникает очень много нюансов, которые должны учитываться судьей. А когда всадник и лошадь выступают хорошо, особенно ничего и снимать не приходится – всё и так видно. Парадоксально, но Большой приз судить легче, чем соревнования уровнем ниже.
Юрий Романов
Фото: Евгения Баксанова

Юрий Романов


— Если лошадь во время выступления сходила по-большому, должно ли это учитываться судьями как сбой?
— Это никак не влияет, если не нарушен ритм движения. Другое дело, когда лошадь при этом взяла и остановилась – тогда оценка, конечно, будет снижена. Во время подготовки всадник должен учитывать такой момент, что лошадь должна это делать, не нарушая выполнение элемента.

— Что можете сказать об уровне организации турниров в Maxima Stables?
— Она всегда на высоком уровне. Ещё когда я судил первые турниры в Maxima Stables, уже тогда обкатывалась вся система организации, судейства и всего остального. И она была на высоте, потому что вся команда Maxima Stables заботится об этом. В этом новом манеже я сужу в первый раз. Очень здорово, что у нас зимой начали проводиться такие турниры – раньше их не было, потому что для соревнований нужна специальная площадка.
Конюшни, которые были построены до появления Maxima, не были рассчитаны на проведение подобных соревнований и большое число людей, посещающих эти турниры. Там можно стартовать только «с колёс», потому что никогда нет свободных денников. А здесь есть денники, люди приезжают, могут оставить здесь своих лошадей, спокойно тренироваться, почувствовать манеж. Поэтому и состязания могут организовываться по высшему разряду.

— Способен ли клуб Maxima впоследствии претендовать на проведение соревнований высочайшего ранга, вплоть до чемпионатов Европы и Всемирных конных игр?
— Не просто может – должен. Ничего клуб в этом плане не ограничивает, всё для этого есть. Проблема в том, что мы находимся на некотором удалении от Европы. И лошадям сюда сложно добираться. Плюс у нас не до конца отрегулирован регламент провоза спортивной лошади на соревнования для иностранцев. Есть различные правила по карантину, в котором лошадь должна отстоять 20 дней, что не всегда возможно. У европейских спортсменов турниры проходят каждый уик-энд. Поэтому если он захочет соревноваться в России, то придётся пропустить несколько турниров в Европе. Но если говорить о самой базе, то она отвечает абсолютно всем самым высоким требованиям. Вот мы сейчас сидим с вами и разговариваем – на сегодняшний день у нас больше нет ни одной такой базы, где бы был отдельный пресс-центр.

— Может ли судья конного спорта зарабатывать только судейством?
— Нет, он должен обязательно иметь другую профессию. Одним судейством прожить невозможно, гонорары, которые зарабатывают судьи, достаточно низкие. Исходя из опыта могу сказать, что в мире это либо очень богатые люди, для которых судейство является своего рода хобби, либо это человек, имеющий собственный бизнес. А наши судьи чаще всего параллельно занимаются тренерской деятельностью.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →