Свен Фишер
Фото: Reuters
Текст: Александр Круглов

Фишер: Шипулин или Гараничев откроют счёт медалям

Сколько золота соберёт Фуркад, умеет ли Шипулин справляться с давлением и когда уйдёт Бьорндален — в интервью со Свеном Фишером.
10 марта 2016, четверг. 13:00. Другие

«Если Россия останется без медалей, это будет сюрприз»


Четырёхкратный олимпийский чемпион Свен Фишер, работающий на немецком телеканале ZDF, и сейчас держит себя в хорошей форме и берёт с собой на стадион в Хольменколлен беговые лыжи. Мы начали беседу ещё в медиаавтобусе по пути на арену, которая плавно перетекла в полноценное интервью.

— Позвольте я угадаю, какая из гонок в Хольменколлене для вас самая памятная? — предположил спецкор «Чемпионата». — Это масс-старт в 2007 году, когда вы соперничали с Уле-Эйнаром Бьорндаленом и Рафаэлем Пуаре в его прощальной гонке.

— Да, это был фантастический старт. Бьорндален тогда сражался, как лев, и не видел ничего вокруг. Он меня немного подрезал перед финишной прямой, но это в его стиле. Это удивительный спортсмен, который в каждый момент нацелен на победу.

— Вас не удивляет, что к середине чемпионата у сборной России нет ни одной медали?
— Нет, потому что на чемпионатах мира и Олимпийских играх каждый спортсмен нервничает и не знает, в какой форме он находится. Поэтому бывает такое, что первые старты не оправдывают ваших ожиданий. У меня таких главных стартов было много. Кажется, что в подготовке всё нормально, но что-то поначалу не складывается. Поэтому такие результаты на старте у российской сборной — не сюрприз для меня. Сюрприз будет, если вы и в конце чемпионата останетесь без медалей. Это было бы и несправедливо, потому что по ходу сезона ваша команда выступала неплохо и заслуживает медалей. Думаю, в эстафете ваши ребята поборются с немцами, норвежцами, французами и австрийцами.

— Вы когда-нибудь оказывались в ситуации Антона Шипулина, когда медальные надежды разбивались 45-м местом?
— Да, это было как раз здесь, на чемпионате мира-2000. Там я был в спринте 40-м. Мне очень нравился Хольменколлен, особенно подход к огневому рубежу и сам рубеж. Всё было на позитиве, я приехал с отличными эмоциями, но моё тело не было готово на 100 процентов, и мне не хватало энергии. Из-за этого я стал промахиваться и на рубеже. Это были тяжёлые чувства. Возможно, Антон чувствовал то же самое. Сложно выкинуть из головы все эти грустные мысли и смотреть только вперёд.
Потом во время эстафеты мы лидировали, но гонку остановили из-за тумана. Я верю, что Шипулин и Гараничев возьмут здесь медали, потому что у них были стабильно высокие результаты на протяжении всего сезона. Может быть, им удастся открыть счёт уже в завтрашней индивидуальной гонке.

— В мужской эстафете вы назвали пять претендентов на медали. Кто из них главный фаворит?
— Думаю, что французы, так как Мартен Фуркад здесь невероятно силён. У норвежцев, россиян и немцев более ровные составы. К вышеназванной пятёрке при определённом раскладе может добавиться и сборная Украины. Россияне — не явные фавориты в этой гонке, но однозначно претенденты на медаль. Если вам в первых гонках не везло, то, может быть, повезёт в эстафете и вы выиграете.

— В России уже давно обратили внимание, что Шипулин постоянно обыгрывает Шемппа на финишной прямой. У немцев этот фактор не вызывает беспокойства накануне эстафеты?
— В Германии тоже понимают, что на финишной прямой Антону противостоять тяжело и нужно уходить от него раньше.
По ходу сезона ваша команда выступала неплохо и заслуживает медалей. Думаю, в эстафете ваши ребята поборются с немцами, норвежцами, французами и австрийцами.
Если он не сильно устал до финишной прямой, он выиграет, но сложно сказать, что будет, если он не в лучшей форме, немного устал и задёрган. В такой ситуации его могут побить многие. Главное, в каком состоянии будет Антон после трёх тяжёлых кругов и хватит ли у него сил на финишную прямую. Сейчас полагаю, что хватит. Он выйдет отдохнувшим и расслабленным. Но не нужно думать, что ему эти победы над Шемппом даются так легко, как это кажется со стороны. Многие атлеты не говорят, что чувствуют в момент максимального напряжения, насколько нелегко им даётся эта борьба. На публике они молчат. Иногда полезнее не говорить много, а думать больше о себе и о подготовке к предстоящему старту.

«Бьорндален и Фуркад лучше всех знают своё тело»


— Антон говорил, что в Эстерсунде у него были проблемы, потому что слишком много думал и говорил о борьбе за Кубок мира с Мартеном Фуркадом, а сейчас из-за большого желания выиграть золотую медаль чемпионата мира. Это проблемы с психологией?
— Я так не думаю. Он знает, как побеждать и как лидировать и справляться с давлением. Будучи действующим спортсменом, он лучше меня знает, что с ним происходит. У него достаточно опыта, чтобы правильно понять, что делать. Конечно, внешнее давление — это большая проблема. Ты постоянно вынужден думать о своём результате. Для молодых ребят, которые всё воспринимают в новинку, преодолеть это гораздо проще и расслабиться. Опыт — хорошая штука, но с ним приходит и ответственность. Нелегко всей команде нести это бремя. Я не знаю, как в вашей команде были подготовлены лыжи, но работа в такую погоду — серьёзное испытание для сервисменов. Мне кажется, что ваши смазчики не справились на сто процентов, но у них достаточно времени и возможностей, чтобы лучше подготовиться к следующему старту.

— Наши спортсмены жаловались на состояние снега, который здесь медленнее, чем в Сибири. Это серьёзное оправдание?
— Сложнее всего выбрать лучшую пару лыж. Обычно в это время в Осло гораздо больше солнца днём. Ночью холодает, днём теплеет, и снег имеет совсем другую структуру. Сейчас много свежего снега, что делает лыжню более медленной. В заключительные дни соревнований сервисёрам будет уже проще подобрать мазь, потому что у них уже есть пространство для экспериментов.

— В ваше время немецкая сборная не впечатляла в декабре, но на домашних этапах и на главном старте была в порядке. Вы каждый год использовали одну успешную методику подводки к старту?
— Нет, у нас даже внутри команды был разный подход. К примеру, Франк Люкк и Рикко Гросс действительно разбегались по ходу сезона и лучшую форму набирали после Нового года. Я хорошо начинал сезон, потом имел небольшой спад, а к чемпионату мира выходил на новый пик формы. Мне кажется, это зависит от самого спортсмена. Мы тренировались вместе, но подводка к главному старту у нас была разной. Ключ к успеху — это понимание своего тела. Уле-Эйнар Бьорндален и Мартен Фуркад знают свой организм лучше всех, и это позволяет им всё время показывать стабильные результаты. Бьорндален совершенно справедливо заметил, что в его возрасте тяжело бежать все гонки подряд, и решил взять паузу вовремя. Пропустив заокеанские этапы, он сумел восстановиться и тщательно подготовиться к чемпионату мира. Ему уже 42, а в этом возрасте требуется больше времени на восстановление. Не думаю, что это нужно было Антону Шипулину, потому что он находится в возрасте расцвета, как и Мартен Фуркад. Иногда просто нужно набраться терпения, чтобы справиться с этими неудачами.

— Поездка в Америку может стать проблемой не только для возрастных атлетов, но и для молодых. 23-летние Ольга Подчуфарова и Максим Цветков там окончательно растеряли форму.
— Максим первый сезон участвует во всех соревнованиях в Кубке мира. Для него это хороший урок.
На финишной прямой Антону противостоять тяжело и нужно уходить от него раньше. Если он не сильно устал до финишной прямой, он выиграет
Молодой спортсмен только изучает свой организм и иногда в этом возрасте добивается больше, чем впоследствии. Можно вспомнить, как Тарьей Бё выиграл Кубок мира в 23 года, а потом так и не смог выйти на тот уровень. Максиму, конечно, нужно было взять небольшую паузу и пропустить пару стартов. Но это мы знаем задним числом, а вовремя понять, когда нужно пойти на этот шаг, способен не каждый спортсмен. Этот урок ещё будет для них полезным в будущем. Тот же Максим Цветков будет знать, когда ему нужно отдохнуть и как подвести себя к чемпионату мира. Симон Шемпп и Арнд Пайффер пропустили часть стартов из-за болезней и травм и это помогло им набрать оптимальные кондиции к главному старту.

— Особенно удивляет, что Дальмайер болела в этом сезоне четырежды и всякий раз возвращалась только сильнее.
— Такое иногда случается. Когда слегка простужен и вовремя отказываешься от стартов, чтобы не усугубить болезнь, то получаешь возможность накопить энергию и подойти свежим к следующей гонке. Поэтому нужен постоянный диалог спортсмена с тренером и врачом. Тесты биохимии помогают определить, в каком состоянии организм в данный момент, даже когда спортсмен этого не чувствует. Мне кажется, Лауре эти паузы идут на пользу ещё и потому, что после перерыва она не чувствует особого давления и не ждёт от себя после болезни многого. Когда ты расслаблен, то проще показать лучше результат в стрельбе и заставить свой организм работать на максимуме.

«Гроссу нужно дать время»


— Каким вам видится Рикко Гросс как тренер и как человек?
— Он специалист высокого уровня. Не каждый большой спортсмен становится успешным тренером. Он учится в ходе своей работы и уже имеет разный подход к различным типам спортсменов. В России ему проще реализовать свой талант, чем тому же Пихлеру, потому что он, как и я, выходец из ГДР. Ему проще понимать русский язык, ваш менталитет или, как говорят, загадочную русскую душу. Мне кажется, есть большая разница, спортсменов какой страны тренировать, но Рикко нашёл подход к россиянам и способен научить многому ваших спортсменов. При этом ему нужно дать пару лет, а не требовать результата через два месяца после начала работы. Может быть, Пихлеру и не хватило времени, чтобы добиться более значимых успехов в вашей команде и сработать на перспективу. А задача спортсмена — брать лучшее от каждого тренера. Для меня такими наставниками были Франк Ульрих и Клаус Зиберт. Хотя они очень разные по характеру, я получил от каждого достаточно качеств, чтобы стать спортсменом мирового уровня. Рикко по-прежнему ставит перед собой большие задачи и постоянно смотрит вперёд, как Бьорндален, поэтому я думаю, что его тренерская карьера будет не менее успешной, чем спортивная. У нас в Германии есть большая разница, работать простым тренером или возглавлять национальную сборную и отвечать за результат. Если ты руководитель, то должен уметь бороться и быстро и верно принимать решения. Это очень важно и для твоей карьеры, и для всей команды.

— Гросс очень дипломатичен и не обсуждает свои решения. Почему он сразу так закрылся и говорит в интервью только общие фразы?
— Иногда тебе нужно построить стену между командой и болельщиками. Для него команда — эта крепость, которую он готов строить и защищать. Ему так проще управлять командой и идти к своей цели, чем рассказывать о своих слабых местах и проблемах. Когда я был спортсменом, не любил, чтобы мой тренер рассказывал подробности о моём состоянии и подготовке. Если в будущем я буду тренировать, тоже не буду говорить лишнего. Это сейчас в качестве репортёра я могу откровенно беседовать с вами.
Гросс — специалист высокого уровня. Он учится в ходе своей работы и уже имеет разный подход к различным типам спортсменов
Для тренера важнее всего не слова, а результат. О нём он думает всё время и делает всё самое нужное для команды. В России и Германии все хотят побед, а если не получается, задают вопросы, поэтому давление всегда высоко и нужно следить за тем, что ты говоришь. Тренеру также непросто выбрать четырёх спортсменов, которые бегут здесь гонку и объяснить остальным, почему они не бегут. Особенно если у двух спортсменов схожие результаты. Как объяснить пятому лишнему, почему он не попал в заявку? Поэтому хорошо, что Рикко не болтает лишнего.

— Несколько лет назад немецкий биатлон переживал спад и смену поколений. В то время у вас не было опасений, что ещё пара лет без выдающихся результатов и зритель в Оберхофе и Рупольдинге проголосует ногами?
— Я думаю, нам было нечего бояться, потому что в биатлоне достаточно адреналина, красоты и непредсказуемости, чтобы любить спорт вне зависимости от результатов команды. Это очень специфический вид спорта, который поэтому и стал таким популярным во многих странах. Если у вас не будет больших успехов ещё на протяжении трёх лет, но вы продолжите развивать спорт, изучать новое и прикладывать усилия, то у вас обязательно появится пара достойных спортсменов, которые будут приносить вам медали. Поэтому я никогда не рисовал будущее немецкого биатлона в тёмных тонах. Я смотрел юниорский чемпионат мира в Румынии и заметил, что многие молодые и талантливые ребята растут в не самых биатлонных странах. Можно вспомнить пример самородка Якова Фака, которого вырастила Хорватия. Эта тенденция может изменить биатлонный мир. Так и у вас появление одного биатлониста экстра-класса изменит результаты всей команды. Нынешний успех французов основан на достижениях Мартена Фуркада и Мари Дорен-Абер. Они побеждают снова и снова. Поэтому и нашим командам нужно непрерывно работать и совершенствовать наши таланты шаг за шагом. Спортсмены уровня Бьорндалена и Фуркада необычны и рождаются раз в 15 лет. Даже в последние 20 лет биатлон сильно поменялся. Будет он меняться и в будущем, а ваша школа и методики должны улавливать все современные тенденции.

— Может ли Фуркад завоевать здесь все золотые медали?
— Конечно. Он уверен в себе и всегда стремится к победе, но и Фуркада можно побеждать. Я помню чемпионат мира в Нове-Место, куда он приехал главным фаворитом, а большую часть золотых медалей завоевал Эмиль Хегле Свендсен. Такое может произойти и в индивидуальной гонке. Не обязательно победа достанется главному фавориту. Сейчас один-два промаха в индивидуальной гонке — это слишком много, особенно в стрельбе из положения лёжа. Другой парень с неплохой скоростью может побить тебя за счёт чистой стрельбы.

— Бьорндален закончит карьеру после этого чемпионата мира или продолжит выступать до Олимпиады в Корее?
— Хороший вопрос. Когда я начинал соревноваться в Кубке мира, в составе сборной Норвегии были Эйрик Квальфосс, Гисле Фенне (отец биатлонистки Хильде Фенне. — Прим. «Чемпионата»), Йон Оге Тюллум. Их поколение сходило, но Сильфест Глимсдаль сказал мне: «У нас появился настоящий бриллиант. Это Уле-Эйнар Бьорндален. Он был молодым и голодным, поначалу не попадал по мишеням, но с каждым годом становился лучше и лучше. Он помешан на спорте. Я знал его много лет, соперничал с ним во многих соревнованиях и заметил, что сразу после финиша, он уже думает о следующем старте. Если я побеждал его, он подходил и говорил: «Свен, поздравляю тебя! Сегодня ты был сильнее, но только сегодня». А сам уже думал о завтрашнем дне и о том, как он возьмёт у меня реванш. Это потрясающее качество. Он мгновенно забывает о том, что было вчера. Поэтому он, как и Рикко, никогда не говорит то, о чём думает на самом деле. Он думает о следующем старте. Когда он уйдёт, это будет сюрприз для всех, но я не удивлюсь, если мы увидим его на следующей Олимпиаде в Пхёнчхане.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 31
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →