Анна Седойкина
Фото: РИА «Новости»
Текст: Денис Козлов

Седойкина: я 25 мячей пропустила — значит, ошиблась 25 раз

Вратарь сборной России Анна Седойкина – о решающем спасении в игре с Польшей, надувном зале, установке Трефилова и теннисных мячах.
19 марта 2016, суббота. 23:34. Другие
Анна Седойкина – из породы незаметных героев, но в нужный момент она может вытащить то, чего другие вратари не вытаскивают. Например, как в матче с Польшей, когда соперник, казалось бы, повернувший игру к себе лицом, спасовал перед стражем последнего рубежа сборной России. Корреспондент «Чемпионата» побеседовал с Анной сразу после окончания второго матча россиянок в олимпийской квалификации, принесшей девушкам путёвку на Игры.

— Показалось, что решающим моментом в игре с Польшей стала предпоследняя минута, когда при счете 25:25 вы вытащили сумасшедший бросок линейной. У вас тоже тогда мысли появились, что должны дожать?
— У меня обычно в игре другие мысли – удержать свои ворота. А тут я просто хорошо среагировала на мяч и продолжила дальше выполнять свою работу.
Думать о том, что после такого сейва мы точно победим, мне было некогда.

— Евгений Васильевич настраивал на игру по-особому, мол, в третий раз полькам проиграть нельзя?
— Настраивал серьёзно, но и понимал при этом, что не стоит нас сильно угнетать и как-то давить. Мы и сами прекрасно понимали, что на чемпионате Европы и чемпионате мира сыграли с ними неудачно, поэтому в Астрахани готовились показать свои лучшие качества.

— От кого из соперниц ждали наибольших неприятностей?
— Тут даже не скажу сразу. До игры настраивались на всех, потому что понимали: проблемы могут, условно говоря, и с краёв возникнуть, и с задней линии. К тому же, когда ты играешь хорошо и у тебя получается, не столь важно, кто тебе бросает, а когда не слишком здорово готова, то залетает всё что можно, поэтому с ходу выделить кого-то не могу.

— Вам как лучше — на разминке потащить несколько сложных мячей или пусть на разминке залетит всё, зато в матче отстоите отлично?
— Ой, знаете, у разных голкиперов разные причуды и суеверия. У меня они тоже есть, но пока сохраню это в секрете.

— Нравится обстановка в «Звёздном»?
— Очень. Так приятно играть при заполненных трибунах, когда зал ревёт, кричит, подбадривает. Я вам больше скажу: вполне возможно, что эта поддержка сыграла немалую роль в переломном моменте матча с Польшей.

— Играя в Волгограде во временном «надувном» зале, было тяжело из-за того, что не получится создать такую атмосферу, как в том же «Звёздном» или Ростове?
— Не сказала бы, что не получалось. На матчах Лиги чемпионов битком набивался наш маленький зал и точно так же, как сегодня, люди стояли в проходах. И поддержка чувствовалась, несмотря на то что зал был не очень большой.

— А когда вы играете в чемпионате России против партнёрш по сборной, вам помогают совместные тренировки противодействовать их козырям?
— Так ведь не только я знаю их сильные и слабые стороны, но и они мои. Вряд ли у меня здесь есть преимущество.

— Сегодня вы были практически в роли болельщика. Какие ощущения, когда ничем девочкам помочь не можешь, кроме эмоций?
— Как это — не могу? Очень даже могу. Я ведь имею возможность выйти на замену, подсмотреть какие-то нюансы у соперников, и, когда встану в ворота, вся эта информация мне поможет, а я команде помогу.

— Хорошо, перефразирую вопрос: где сложнее?
— На лавке тяжелее. Безусловно.

— Павел Сукосян на тренировках порой работает с теннисными мячами. В чём особенность таких упражнений?
— Они способствуют реакции и помогают держать концентрацию внимания. Научишься концентрироваться, чтобы отбивать маленькие теннисные мячи, – отбивать большие гандбольные будет легче.

— В таких матчах, как сегодня с Мексикой, трудно держать концентрацию: и оппонент несопоставимого уровня, и мяч реже до ворот доходит?
— Конечно, непросто. Когда выходишь на такие игры, уже подсознательно думаешь – всё равно мы этот матч выиграем. Приходится держать себя в тонусе, потому как нельзя позволять себе расслабляться. Иначе можно упасть так низко, что и не поднимешься.

— Что после игры с Польшей сказал тренер вратарей?
— Сказал, что я молодец, а потом мы вместе разобрали мои ошибки.

— А что, даже по такой игре ошибки нашлись?
— Конечно. Я же пропустила 25 мячей – значит, как минимум 25 ошибок сделала. Есть что исправлять.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 17
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →