Мария Верченова
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Никита Кузин

«Вокруг было очень много людей, все пытались меня потрогать»

Гольфистка Мария Верченова – об Играх-2016, балете, манящих косичках русской девочки, сравнениях с Шараповой и просыпающемся звере.
6 апреля 2016, среда. 13:30. Другие

Мария Верченова – единственная гольфистка, которой предстоит защищать честь России на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Факт и сам по себе заслуживающий внимания, но ведь Мария при этом ещё и восхитительной красоты девушка, в чём наши читатели уже успели убедиться.

Шанс пригласить такую гостью в редакцию «Чемпионата» мы упустить не имели никакого права. Беседа получилась долгой и интересной, и если вы считали, что гольф – это скучный спорта для аристократов и миллионеров, то это интервью заставит вас изменить своё мнение.

Мария Баликоева в гостях у "Чемпионата"

«Я полечу в Рио за медалью»

— Прежде всего хочется поздравить вас с прошедшим днём рождения. Где и как отмечали?
— Отмечала во Франции с родными и друзьями. До трёх часов ночи танцевали на столах. Было очень весело.

— В этом году вы будете представлять Россию в гольфе на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Было ли это вашей мечтой?
— Я никогда об этом не мечтала. Всё детство занималась балетом и думала только о нём. Потом получилось так, что я взяла в руки клюшку для гольфа. Влюбилась в этот вид спорта и стала играть, а настоящий ажиотаж вообще недавно появился.

— Можно ли уже сейчас оценить ваши шансы на олимпийские медали?
— Шансы на медаль есть почти у всех, кто поедет на Олимпиаду. Всего в ней примут участие 60 девочек. Примерно столько же участниц на British Open, а это один из самых крупных чемпионатов. В 2015 году я заняла на нём 28-е место, но до первой пятёрки нескольких очков не хватило. Причём и ошибка у меня была скорее психологическая, нежели техническая. Поэтому, как видите, всё реально.

— Значит, едете за медалью?
— Просто участие меня не устраивает. Пан или пропал. Многие спортсмены едут, чтобы просто принять участие в большом событии, но это не для меня. Я полечу в Рио за медалью, а там уже как получится.

— У вас есть опыт общения со спортсменами, выступавшими на Играх?
— Прошлым летом я очень много играла с Женей Кафельниковым, он ведь хороший гольфист. Он олимпийский чемпион, и многое мне рассказывал. Например, что жить в Олимпийской деревне – это что-то невероятное. Знакомиться с новыми людьми, чувствовать себя частью команды, частью России – всё это важно. Конечно, есть возможность жить в гостинице, но я хочу почувствовать себя частью сборной России.

— Вы уже понимаете, как именно будете готовиться к Олимпиаде?
— Да, на сто процентов. С середины июля я буду в Хьюстоне, оттуда полечу в Рио. Вылет планирую за несколько дней до начала олимпийского турнира, ничего особенного для акклиматизации делать не собираюсь. У профессиональных гольфистов очень важно делать всё так же, как всегда. Если ты с утра пьёшь кофе, то не стоит переходить на чай. Я раньше работала по пять часов на поле и потом час в зале, ничего менять не собираюсь.

— Государство, министерство спорта или федерация гольфа оказывают вам поддержку?
— Конечно, все поддерживают.

— Давно?
— С начала прошлого сезона. Конечно, как тренироваться и что делать, я сама решаю, они помогают только финансово.

— Вы уже знакомы с полем и условиями, которые будут на Олимпиаде?
— Поле вообще не видела. Можно было съездить туда, там проводился какой-то турнир, но не получилось.

— В Рио вы планируете провести всего пару дней?
— Ну да, как всегда на всех турнирах. Мне, конечно, очень хотелось бы побыть на Играх подольше, но зато я на закрытие попаду.

«В балете привыкла танцевать по 8 часов»

— Вы ощущаете причастность к России, когда выступаете в Про-туре?
— Его вообще нет, потому что на протяжении последних лет 10 я абсолютно одна из России. Командных чемпионатов было очень мало. Правда, сейчас как-то потихоньку девочки стали пробиваться.

— Как получилось, что в нашей стране пока нет никого близкого вам по уровню игры?
— Как-то получилось. Наверное, я более правильно тренировалась и готовилась. Меня папа тренировал лет до 16-17. Мы сделали много ошибок, но ещё больше правильных вещей. На тот момент я понимала, что мы двигаемся быстрее, чем остальная часть команды. Тогда сборная России была довольно большой, а в итоге никого не осталось.

— Почему?
— Мне тяжело судить, ведь я всегда сама по себе. Вроде бы я часть команды, но сборы проводила одна. Потом приезжаешь, понимаешь, что на голову выше своих партнёров. А понять почему, мне сейчас трудно.

— Ваша младшая сестра тоже занимается гольфом. Скоро догонит вас по уровню мастерства?
— Уже не догонит, к сожалению. В течение последних двух лет Ане не позволяла играть травма кисти, поэтому она ушла из гольфа. Сейчас тренирует взрослых и детей в московском городском гольф-клубе. Уже два сезона отработала.

— То есть ваш успех – это в основном счастливый случай? И в России нет системы подготовки гольфистов высокого уровня?
— Мы недавно общались с моим другом, он сказал, что у меня всегда было больше таланта, чем у других. Не считаю так. Просто я отдавала гольфу больше времени, чем остальные. Я пришла из балета, где привыкла по восемь часов в день танцевать, поэтому и к гольфу относилась так же. С раннего утра и до конца дня стояла и отбивала мячи. Тяжело тренироваться, когда тебе 13-14 лет. После школы все шли тусоваться, а я – тренироваться. Трудолюбие меня вывело на такой уровень, а ещё — правильные решения, которые мы приняли вместе с папой. Он у меня достаточно жёсткий был и очень сильно помог.

— Гольф – недешёвый вид спорта. Сильно тратились на тренировки?
— Я из обычной семьи, небогатой, так что в какой-то момент этот вопрос действительно оказался сложным. Потом появились спонсоры, начали помогать. Просто в какой-то момент я поняла, что мне нужен тренер по фитнесу, диетолог и доктор.

— В каком примерно возрасте?
— Когда перешла в профессионалы, это примерно в 18-19 лет. У профи всё намного серьёзней, чем у любителей. В тот момент затрат стало намного больше. Но завоевать право на участие в туре может человек из самой обычной семьи. Главное, чтобы было желание. Я пробилась высоко и хочу показать другим детям и семьям, что это возможно.

Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

«Много раз уходила из гольфа»

— Сколько сейчас человек в вашей команде?
— Тренер по гольфу, тренер по фитнесу, диетолог и массажист, но ни один из этих людей со мной не ездит постоянно. А, и кедди, конечно, он клюшки таскает. Получается, пять человек.

— Чем кедди отличается от тренера?
— Тренер отвечает только за техническую часть и совсем немного — за психологию. Кедди совсем не касается техники, зато выстраивает план игры и помогает морально. Он за день до турнира проходит поле в одиночку. Я в это время привыкаю к траве, катаю паты, отбиваю мячи и делаю разные удары. Кедди потом приходит с планом и последующие два дня мы играем по этому плану. Ну и клюшки он таскает, конечно. (Смеётся.)

— Как часто вы видите своего тренера?
— Редко, но мне это и не нужно. Я сначала подготовлюсь, а потом выступаю. Есть игроки, которым перед выходом на поле нужен тренер, чтобы подсказывал, как бить. Мы пробовали так делать, но мне это только мешает. Я поняла, что мне легче успокоиться и спокойно показать то, что уже наиграла.

— У вас есть персональные болельщики, которые ездят по турнирам?
— На турнирах часто вижу наших русских болельщиков, они приезжают и фотографируют меня. В прошлом году на US Open приехала компания русских, потом я в соцсетях увидела свои фото.

— Гольф – это спорт одного удара, очень важно сосредоточиться и сконцентрироваться. Как вы настраиваете себя перед турнирами, перед ударами?
— Слушать музыку или читать книжки на поле невозможно. Мой кедди накануне турнира читает кучу новостей в разных газетах, а потом, между ударами, начинает мне эту информацию сливать, чтобы я отвлеклась. Также во время удара, особенно во время тонких патов, очень важно правильно дышать. Это я тренирую отдельно, хожу на йогу и пилатес.

— Как гасите свои эмоции после неудачного удара? Мяч улетает куда-нибудь в кусты, как сосредоточиться и не начать злиться?
— Сейчас я легко с этим справляюсь. Когда была маленькой, то было тяжело. Темпераментная девочка была, бросала клюшки, выкидывала мячи. Много раз бросала гольф, говорила себе, что играть больше не буду.
— Почему?
— Ничего не получалось, вот и хотелось всё бросить. Я по гороскопу Овен. Упёртая, могу долго тренироваться, но и работать со мной было тяжело. Сейчас я на поле очень-очень спокойная, это опыт (улыбается).

Я пришла из балета, где привыкла по восемь часов в день танцевать, поэтому и к гольфу относилась так же. С раннего утра и до конца дня стояла и отбивала мячи.

«В Японии дали охрану: все пытались меня потрогать и дёргали за косички»

— Вы принимали мельдоний?
— Да, мельдоний, или милдронат, кому как нравится. Я всегда была физически активна и очень много времени проводила в спортзале. Кстати, сотрудничала с тем же доктором, что и Мария Шарапова, – с Анатолием Скальным.

— И вы своевременно узнали о запрете этого препарата?
— Да, потому что не ушла от этого доктора. Я давно с ним работаю и полностью ему доверяю. Анатолий точно знает, какие препараты можно принимать, какие нельзя. Что касается ситуации с Шараповой – я не знаю, помогает ли мельдоний в её выступлениях. Важно одно: препарат внесли в списки запрещённых, и нужно было прекратить его принимать. Что я и сделала.

— Как считаете, в Европе и США отношение к Шараповой изменилось?
— Наверное, да. Люди очень много негативного говорили после её пресс-конференции. С другой стороны, она молодец, что нашла в себе эти силы и извинилась. Я надеюсь, наказание ей как-то смягчат. Очень хочется, чтобы она смогла выступать, потому что я действительно люблю смотреть, как она играет.

— Американские коллеги часто сравнивают вас именно с Марией. Нравится?
— Сначала меня вообще с Аней Курниковой сравнивали, а потом начали с Шараповой. Это в первые два-три года было, сейчас я так давно в гольфе, что уже очень редко говорят, что я на кого-то похожа.

— А как вы к этому относились?
— Спокойно. Больше всего задевало, когда начинались разговоры про Россию, балалайки, медведей на улицах и постоянный снег. Зрители специально приходили посмотреть на девушку из России, которая играет в гольф.

— Сейчас такого нет?
— Сейчас уже более спокойно относятся. Я помню свой первый турнир в Японии, там какой-то жуткий ажиотаж был. Мне на вторые сутки даже выдали телохранителей. Вокруг было очень много людей, они все пытались меня потрогать и дёргали за косички. Я сейчас не шучу, это действительно было так. Мне было страшно. Помню, как забивалась в раздевалку и говорила: «Мама, я больше сюда не приеду».

— В гольфе есть допинг? Есть ли в нём смысл?
— Думаю, есть. Это нужно, чтобы быстро восстановиться и набрать физическую форму. Сам допинг в гольфе непростой. Сначала мы бьём довольно далеко, а потом нам нужно успокоиться на паттинге. Поэтому принимать что-то такое, что добавляет адреналина в кровь, бессмысленно. Найти баланс очень тяжело, почти невозможно.

— Лично вас в США про допинг спрашивают?
— Когда вышла информация о Марии Шараповой, мне бесконечно звонили. Телефон целый день разрывался. На допинг нас уже проверяли.

— И как часто проверяют?
— Меня проверили первый раз за последние пять лет. Было это в прошлом году, на чемпионате Англии.

Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

«Надеюсь, что не проиграю, поэтому всегда говорю, что заплачу потом»

— Вопрос от нашего читателя Назифа Гаспаряна. Какая клюшка ваша любимая?
— Драйвер.

— Не жалеете, что клюшки не ломаются?
— Клюшку спокойно можно сломать!

— То есть у вас получалось?
— Конечно! На одном юниорском турнире я не закатила пат. Разозлилась, зашвырнула клюшку на дерево, а потом мы не смогли её достать. Пришлось другой доигрывать.

— Насколько важно играть своими клюшками?
— Это очень важно. Все клюшки сделаны на заказ и подобраны специально для определённого человека. Иногда клюшки пропадают, такое бывает. Конкуренция (улыбается).

— Какими клюшками и мячами вы сейчас играете?
— Мячи Titleist, последние два года играла клюшками Wilson. В этом году я решила поменять свои клюшки и вообще ни с кем не подписывала контракт. Собрала набор сама: часть клюшек одной фирмы, часть – другой. Просто поняла, что для меня это лучше, чем работать с каким-то одним брендом. Пока окончательно не определилась, что мне подходит, поэтому у меня в бэге полный бардак.

— В гольфе часто ставят деньги на один удар или лунку. Спорили на какие-то большие суммы?
— В 2015 году на Dubai Ladies Open мы с одной девочкой поспорили на 200 долларов, кто ближе выложит мяч к последней лунке. Она выиграла. Такое часто происходит, меня это заводит. Мы даже с сестрой иногда играем на деньги. На турнирах, конечно, меньше, но когда там какой-нибудь дружеский матч – обязательно. Пусть это будет 10 или 20 долларов, всё равно всегда участвуем. Все скидываются и играют.

— Из-за этого гольфисты постоянно в кармане носят с собой наличные? У вас тоже есть такая привычка?
— Я ношу кредитную карту (смеётся). С наличкой у меня вообще тяжело, никогда её не ношу. Потом приходится ехать в банкомат и снимать деньги. Я надеюсь, что не проиграю, поэтому всегда говорю, что заплачу потом.

— Что является основным доходом — спонсорский контракт или призовые на турнирах?
— Спонсорский контракт. У девочек точно так.

— Сколько зарабатывает гольфистка?
— Первый номер только на призовых в Европе больше 180 000 евро в год получает. А на контрактах – непонятно, у каждого очень индивидуально. 30-й номер в рейтинге может получать больше, чем первый.

— А сколько вы тратите?
— Больше всего платишь налогов. Это в России у нас небольшой налог, а в Австралии, например, 45 процентов. Ещё мы платим кедди процент с выигрыша, так что в итоге остаётся не так много.

— Так сколько?
— Я думаю, половина, не больше.

— То есть в гольфе важен не только уровень игры, но и то, как ты себя подаёшь?
— Я всегда считала, что гольф, как и любой вид спорта, это представление. Шоу. Ходить с грустным лицом и говорить, что тебе плохо и у тебя ничего не летит, неправильно. Болельщики платят за билеты, чтобы посмотреть, как всё происходит. Важно, как люди себя чувствуют на поле, как себя подают и какие у них эмоции.
Сейчас в женском туре преобладают азиатки, а они вообще без эмоций играют. Я замечаю, что из-за этого на турниры приходит меньше зрителей. Теперь болельщики ходят на европеек или американок, чтобы просто увидеть их эмоции.

Помню свой первый турнир в Японии, там какой-то жуткий ажиотаж был. Мне на вторые сутки даже выдали телохранителей. Вокруг было очень много людей, они все пытались меня потрогать и дёргали за косички.

— Во время турнира может происходить какое-то общение между игроком и болельщиком? Или это не принято?
— Дистанция между игроком и болельщиками довольно велика, но бывает и небольшое общение. Например, я уже лет 10 играю на Dubai Ladies Open, многих болельщиков узнаю. Между лунками могу сказать: «Я помню вас с прошлого года». Им очень приятно, а для меня это мелочь.

— Вас это не отвлекает?
— Я не часто так делаю, наоборот. Обычно на поле только кедди и я. Больше никого. Есть те, кто много общается, но в большинстве своём болельщики сами по себе, а спортсмены занимаются своим делом.

«Русская женщина всегда красива и ухожена»

— В начале карьеры вы взорвали мир женского гольфа своими яркими нарядами, ввели моду на теннисные юбки. А классические наряды остались в женском гольфе?
— Конечно, но сейчас их меньше и меньше, потому что гольф становится моложе. Теперь это более активный вид спорта, чем раньше, поэтому игроки, которым за 45 лет, потихоньку перестают составлять конкуренцию.

— Есть ли гольфистки, которые считают вас своим кумиром?
— Точно не знаю, но, например, Аи Миязато из Японии ещё до того, как стала первым номером рейтинга, постоянно фотографировалась со мной. Я очень высокая, она очень маленькая, и на каждом турнире она обязательно делала селфи со мной.

— Яркие наряды, фотосъёмки – это продуманная часть вашего имиджа? Вам приходится себя так подавать или вы просто кайф получаете?
— Это мне по кайфу. Когда я пришла в гольф и увидела эти огромные штаны и выпущенные майки, то подумала: чего-то не хватает. Я бы так никогда не оделась. Русская женщина всегда ухожена и красива, и я понимала, что хочу быть на поле такой же, какой я себя чувствую.

— Какой бы вам хотелось видеть девушку в гольфе?
— Молодой, красивой, сильной, но в тот момент её не было.

— Вы посмотрели в зеркало и сказали…
— Это буду я! (Смеётся.)

— У вас не было желания создать какую-то линию одежды?
— У меня она была, спрос оказался большим, но пока проект остановлен. Надо полностью уйти из гольфа, чтобы качественно этим заниматься.

— Другие проекты есть?
— Во-первых, сейчас мы будем выпускать гольф-клюшки с подсолнухами. Я уже решила основательно заняться этой темой. Дальше буду понемногу переходить к ювелирным изделиям и одежде. Сейчас мой менеджер в Лондоне этим занимается. Идей хватает, начинаем их реализовывать.

Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

«Мне 18 не было, так что за шампанское для всего клуба платил папа»

— Правда ли, что у вас один из самых сильных ударов среди женщин?
— Наверное. Бывает, бью на 250-260 метров. В последние два года я довольно сильно прибавила в дистанции. Видно, это связано с увеличением времени на занятия физической подготовкой.

— Вы жаловались, что у вас не совсем хорошо получаются паты. Почему? Кажется, что их проще всего тренировать.
— Скучнее всего, поэтому и не получается (смеётся). Это моя слабая сторона. Тренер специально разработал систему, чтобы мне не было скучно. Ну нет у меня к патам расположенности, зато есть талант далеко бить. Я всегда была в топ-5 по аккуратности драйвера, понимала, что это моя сильная сторона. У некоторых девочек наоборот: они в рейтинге не в первой сотне по ударам, а в пате – в лидерах.

— Приходилось бить из воды или стоя одной ногой на бревне, а другой на асфальте?
— Приходилось, конечно. Если есть возможность выбить мяч из воды и сохранить очко, я полезу в воду и сделаю этот удар.

— А есть те, кто не полезет?
— Конечно! Ты стоишь в белой юбке или белом платье. Чтобы не пачкать ноги и одежду многие не лезут.

— Был ли в вашей карьере hole-in-one? (Попадание мяча в лунку с одного удара. – Прим. ред.)
— Три раза было. Правда, все на тренировках.

— Это везение или мастерство?
— Скорее всего, просто везение. Но у профессионалов больше шансов попасть в лунку, чем у любителей. Например, Томас Бьён из Дании за этот сезон уже два раза сделал hole-in-one.

— Говорят, когда ты наносишь этот удар, то должен всех угостить …
— Шампанским! Да, приходилось покупать. Один такой удар у меня был в московском городском гольф-клубе. Там было дорогое шампанское. Мне ещё не было 18 лет, я помню, что платил папа. Угощали весь клуб!

«Во время игры во мне зверь просыпается»

— Сколько времени уделяете физическим нагрузкам при подготовке?
— Я очень часто бегаю и делаю много различных рывковых упражнений. Это нужно для поддержания концентрации, чтобы на протяжении пяти часов ты оставался сосредоточенным. Бывает, что мы уезжаем в Азию, а там 40 градусов жары и очень влажно. Это самые тяжёлые условия, к ним тоже нужно быть готовым.

— Значит, физически слабому человеку, каким бы он ни был талантливым, невозможно долго играть в гольф?
— Невозможно. К тому же на тренировках иногда по 1000 мячей в день отбиваешь, а движения-то в одну сторону, поэтому спина сразу вылетает. Необходимо закачивать спину, пресс и всё остальное. Ещё делаю много упражнений для баланса на босу и фитболе. Я занималась танцами, и мне легко удаётся простоять на одной ноге довольно долго.

— Вопрос от нашего читателя Руслана Алиева. Где вы тренируетесь?
— Под Хьюстоном есть местечко Вунделсон, там очень много полей. Честно признаться, там не особо красиво, зато я снимаю домик, а вокруг меня сразу 10 полей. До этого базировалась в Дубае, но поменяла тренера и из-за этого переехала в Хьюстон.

— Как проходит ваш тренировочный сбор?
— Он длится три недели. Распорядок зависит от состояния. Обычно я работаю шесть дней и беру выходной, но если получается много фитнеса, то я посреди недели ещё полдня отдыхаю.

— Вопрос от нашего читателя Вячеслава Полякова. Мария, играли ли вы когда-нибудь в симулятор гольфа на телефоне или компьютере?
— Играла в приставку WII, в гольф и теннис. Не фанатка, но зимой в Англии довольно часто играю.

— Побеждаете?
— Конечно. Но на профессиональном симуляторе в России я выступаю хуже, чем любой любитель. Они все надо мной смеются, потому что я не понимаю, как это работает. Есть такие симуляторы в Сколково и на Красном Октябре. Я даже туда не захожу, мне стыдно.

На профессиональном симуляторе в России я выступаю хуже, чем любой любитель. Они все надо мной смеются.

— Пользуетесь в процессе подготовки этими симуляторами?
— Нет, они вообще не нужны. Я очень часто говорю, что если у людей есть возможность куда-то выехать и поиграть на настоящем поле, то это гораздо лучше, чем в стену бить.

— А специальные технические приборы используете? Например, для демонстрации траектории?
— Я только что подписала контракт с Game GOLF, это прибор для сбора статистики. Одна его часть надевается на пояс, а остальные на все клюшки. И когда ты бьёшь, он высчитывает и показывает, какой клюшкой и на какую дистанцию. Прибор даёт полную статистику игры от «А» до «Я» на основе спутниковых данных. Я стану первой в России, кто будет представлять этот прибор.

— Опираясь на эти данные можно принимать решения?
— Для меня это очень важно. Я сама иногда сажусь и часами анализирую статистику. А тут компьютеры за меня всё посчитают, мне не нужно время тратить.

— Мы привыкли воспринимать гольф как спорт для благородных людей, где все честны друг перед другом. Есть ли разница между любителями, которые играют в своё удовольствие, и профессионалами?
— Конечно. Когда это становится частью твоей работы, понимаешь, что играешь не ради удовольствия или на сэндвич. Ты играешь за кубок, за победу, за призовой фонд. А девочка, которая идёт рядом с тобой, может это всё у тебя отобрать. Во мне сразу зверь просыпается. Поэтому я во время игры ни с кем не общаюсь, я сама по себе. Клюшки никогда никому не даю, нигде их не оставляю. Они всегда со мной. В ресторан тоже вместе с клюшками иду.

«Лет пять поиграю, а потом закончу»

— Для вас гольф – это работа или удовольствие?
— Всегда был работой, но я его люблю! И эта любовь больше, чем просто удовольствие. Но и тяжёлая, каждодневная, монотонная работа.

— Рано или поздно возникает вопрос о том, что когда-то придётся закончить с этой работой. Вы думаете об этом?
— Конечно! Лет пять поиграю, а потом закончу. Я не хочу, как многие девочки, до 60 лет по турнирам ездить. Ещё одна Олимпиада и ухожу (смеётся).

— Планируете остаться в гольфе? Есть спортсмены, которые после завершения профессиональной карьеры навсегда забывают о спорте, вы будете выходить хотя бы в удовольствие играть?
— В гольфе останусь, но играть, скорее всего, не буду. Для меня гольф — это соревнование, а выйти и поиграть в удовольствие – это совсем не то. Тренировать людей – это точно не моё. Открою детскую школу или займусь менеджментом.

— Бабушка приучила вас к балету и классической музыке. Сейчас классику слушаете?
— Музыку слушаю разную. Бывает такое, что вообще включаю и под неё засыпаю. Иногда даже на тренировках включаю, если понимаю, что именно сейчас мне это необходимо. Русского мало слушаю, пожалуй, только «А-студио» очень люблю. Из зарубежной предпочитаю джаз, классику, R’N’B и немножко попсы.

— Вопрос от нашего читателя Андрея Свиридова. Какое ваше любимое блюдо? Какую кухню предпочитаете?
— Любимое блюдо – это паста с помидорами и моцареллой. Очень люблю итальянскую кухню.

— У вас есть какие-то приметы или суеверия?
— У меня бзик, чтобы всё в бэге было очень аккуратно, а молнии должны быть закрыты. Я не люблю, когда кедди расстёгивает молнию и оттуда начинают вещи вываливаться, мне важно, чтобы сумка с инвентарём была в идеальном состоянии. Поэтому основная задача моего кедди – это порядок в бэге.

Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

«Дочка поехала со мной на турнир, когда ей было всего два месяца»

— Вы уже не раз говорили, что ваш кумир — Тайгер Вудс. А среди женщин?
— Среди женщин у меня никогда не было кумира. Когда я только начинала играть, у женщин не было того, что мне бы хотелось видеть в гольфе. Поэтому я относилась к ним спокойно. В мужском гольфе всё было легче: хотелось видеть красивого, сильного мужчину – это Тайгер Вудс.

— После известного скандала Тайгер не упал в ваших глазах?
— Вообще ни капельки! Если ему так было нужно, его заводило, то значит, это одно из составляющих его успеха. Не моё дело лезть в его жизнь. Мне стыдно за людей, которые начинают осуждать кого-то. Да, так получилось. Почему надо перед всеми извиняться? Это его личная жизнь, пожалуйста, живи. Я никого никогда осуждать не буду.

— Расскажите историю про бросание камней.
— Мы отдыхали на пляже в Турции, рядом мужчины развлекались тем, что кидали камни в горшочек, на точность. Три мужика, и ни разу не смогли попасть. Я сидела метрах в трёх от них и забросила три камня подряд. Это был фурор! У нас просто упражнение есть такое, мы очень много руками бросаем мячи на точность в одну и ту же точку. Я знаю, теннисисты тоже выполняют такое упражнение.

— У вас растёт красавица дочка. Отдадите её в профессиональный спорт?
— Я хотела бы, но это должно быть её собственное желание. Я всё-таки ближе к европейскому воспитанию, мне кажется, что заставлять – это неправильно. Помогать – да. Но если она подойдёт ко мне завтра и скажет: я хочу в хоккей, — то мы купим клюшку и пойдём в секцию хоккея.

— Вопрос от нашего читателя Мурада Магомедова. Семья или карьера?
— Получается, что я карьеру выбрала. Моя дочь уже привыкла, что мама постоянно на работе, слёзы не льёт. Иногда, когда я иду не на тренировку, она мне напоминает: «Мама, ты забыла свои клюшки».

— Вы берёте дочку с собой на турниры?
— Брала, когда она была совсем маленькая. Первый совместный турнир состоялся, когда ей было всего два месяца, мы в Дубае играли. Сейчас очень редко беру её с собой, у неё же детский садик и разные секции. Поэтому я её с мамой и папой оставляю. Видимся мы не так часто, как хотелось бы, но если у меня есть хотя бы один свободный день, я сразу же лечу к ней.

После беседы Мария любезно согласилась ответить на наш блиц опрос.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 28
27 апреля 2017, четверг
26 апреля 2017, среда
25 апреля 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →