Уле-Эйнар Бьорндален
Фото: «Чемпионат»
Текст: Михаил Чесалин

Бьорндален: встреча с Путиным – это фантастика!

Восьмикратный олимпийский чемпион Уле-Эйнар Бьорндален – о продолжении спортивной карьеры, встрече с Путиным и российском провале в Осло.
6 апреля 2016, среда. 17:45. Другие
В начале апреля самый титулованный спортсмен в истории зимних Олимпийских игр биатлонист Уле-Эйнар Бьорндален сделал сразу два судьбоносных заявления. Для начала великий норвежец сообщил, что решил продлить свою спортивную карьеру как минимум до 2018 года. А затем объявил, что они с Дарьей Домрачевой ждут ребёнка. Перед началом интервью Бьорндален попросил не расспрашивать его о личной жизни, зато охотно рассказал о встрече с Владимиром Путиным, порассуждал о неудачах российских биатлонистов в Осло, оценил шансы Нортуга стать хорошим биатлонистом и собственную вероятность завоевания девятого олимпийского золота на Олимпиаде в Корее.

– Уле-Эйнар, накануне вы объявили, что продолжите свою спортивную карьеру. Почему всё-таки вы решили остаться в большом спорте?
– Главная причина состоит в том, что я по-прежнему люблю спорт. Люблю так, как не любил никогда за все эти годы. Последние три сезона оказались для меня очень успешными, так что у меня по-прежнему полно желания соревноваться. Кроме того, я чувствую, что могу двигаться вперёд сам и двигать вперёд мой вид спорта. Как и 20 лет назад, я всё ещё получаю удовольствие от тренировок. Так что решение о продолжении карьеры далось мне легко.

– И какой же теперь вы ставите перед собой ориентир? Завоевание девятой золотой олимпийской награды на Играх в Пхёнчхане?
– (Улыбается.) Я не буду сейчас говорить, что непременно собираюсь бороться за золотую медаль. Главная цель – прогрессировать и подойти к следующей Олимпиаде в превосходной форме. Если мне это удастся, то я буду счастлив. Если при этом кто-то из спортсменов будет сильнее меня – так тому и быть, я ничего не смогу с этим поделать. Так что моя цель – быть в оптимальной форме, и если мне повезёт, то я смогу показать хороший результат. В биатлоне слишком многое должно сложиться воедино для победы: классная команда, хорошо подготовленные лыжи, отличная стрельба и удача в целом.

– Тем не менее на чемпионате мира в Осло многое именно так и сложилось. Был ли этот турнир особенным для вас? Насколько важно было успешно выступить перед норвежскими болельщиками в главном турнире сезона?
– Чемпионат мира в Осло был моей главной целью на протяжении последних двух лет. После того как в 2014 году после Олимпиады в Сочи я принял решение остаться, то сосредоточился именно на подготовке к домашнему турниру. Я упорно тренировался, готовился, но в какой-то момент у меня возникли проблемы со здоровьем. Однако мне удалось с ними справиться, и когда я начал тренироваться, то почувствовал, что всё в порядке, что я набираю нужную форму. А потом был настоящий сюрприз – в первой же гонке я завоевал медаль. Вообще, на чемпионате мира в Осло я выполнил все поставленные перед собой задачи – я хотел завоевать одну медаль в личной гонке и победить в эстафете. А удалось сделать гораздо больше, чем я запланировал.
Уле-Эйнар Бьорндален
Фото: "Чемпионат"

Уле-Эйнар Бьорндален

– После завоевания серебряной медали в спринте вы выступали на телевидении более часа, несмотря на завтрашнюю гонку преследования. Где же вы черпали силы и на такие мероприятия вместо заслуженного отдыха?
– Это просто наша работа. У журналистов накопилось много вопросов, которые они хотели задать. Это вполне нормально, и я был к этому готов, несмотря на то, что до следующей гонки оставалось всего лишь несколько часов. Но нужно уметь фокусироваться именно на гонках, а между ними максимально расслабляться.

– Встречи победителей чемпионата мира с королём Норвегии – очень любопытная практика. Вы были рады новой встрече с руководителем страны?
– Да, для меня было большим удовольствием вновь встретиться с королём Харальдом. Это потрясающий человек, всестороннее вовлечённый в спорт. Не так много в мире лидеров стран таких, как он. Он атлет топ-уровня в парусном спорте, но прекрасно разбирается и в других видах, в том числе и в биатлоне. Он всегда пытается понять, разобраться, почему спортсмены показали хороший или плохой результат. И для нас, спортсменов, очень здорово встретить такого человека. В то же время беседа с ним и позволяет расслабиться после гонки. Ты можешь поговорить с ним лицом к лицу обо всём как со своим отцом, как с любым простым человеком, не обращая внимания на то, что он король.

Я не буду сейчас говорить о том, что собираюсь бороться за девятую золотую медаль. Главная цель – прогрессировать и подойти к следующей Олимпиаде в превосходной форме.
– А если бы подобная практика применялась и в других странах, с кем бы вам было интересно пообщаться? Может, с президентом России или канцлером Германии?
– Однажды я встречался с Владимиром Путиным – это была фантастика! Я думаю, что России очень повезло иметь такого президента, со спортивной точки зрения. Он активно занимается развитием спорта в стране, провёл превосходную работу перед Олимпийскими играми. Знаете, я был на нескольких Олимпиадах, но могу сказать, что в Сочи была лучшая. Для спортсменов было сделано всё возможное, и лучше просто не может быть. Это была очень дорогая Олимпиада, но всё было на высшем уровне – превзойти её будет невероятно трудно. А вообще, было очень интересно лично пообщаться с Путиным. Он многое знает о биатлоне и обо мне лично. И очевидно, что он очень заинтересован в развитии этого вида спорта в России.

– Мартен Фуркад в пятый раз подряд выиграл Кубок мира. Есть ли кто-то, способный обыграть француза на длинной турнирной дистанции, или он сейчас может проиграть только самому себе?
– На данный момент Мартен выглядит практически непобедимым, поскольку он хорош во всех компонентах. Он великолепен и на дистанции, и в стрельбе. Но и у него, как и у любого спортсмена, есть свои слабости. Мы были близки к тому, чтобы воспользоваться ими на чемпионате в Осло, но не вышло. Надеюсь, что в следующем сезоне ему удастся навязать борьбу. Но Мартен всё-таки по-прежнему будет контролировать ситуацию. Он знает, что ему нужно делать для победы, понимает, как тренироваться, и любит всё время атаковать. Думаю, что когда он в лучшей форме, бороться с ним очень и очень трудно.

– В минувшем сезоне на некоторых этапах возникали проблемы со снегом. Как вы относитесь к идее проведения двух этапов Кубка мира в России, где всегда есть снег и необходимая инфраструктура?
– Я не тот человек, который принимает такие решения. Но думаю, что при составлении календаря главным образом нужно обращать внимание на те страны, где биатлон имеет первостепенное значение. Два этапа проводятся в Германии – стране, которая вкладывает большие средства в развитие биатлона и получает от этого серьёзную отдачу. Думаю, Германия справедливо имеет два этапа. Что касается России, то это, несомненно, биатлонная страна, и она имеет все возможности, чтобы проводить два этапа Кубка мира. Но нужно всегда помнить, что календарь ограничен, а постоянного этапа Кубка мира нет, например, во Франции, которая, на мой взгляд, заслуживает право принять у себя соревнования самого высокого уровня. Более того, я считаю, что этапы в календаре должны быть чётко зафиксированы, чтобы зрители знали, чего ждать. Этим биатлон всегда в лучшую сторону отличался от лыжных гонок, которые я тоже очень люблю.
Уле-Эйнар Бьорндален
Фото: "Чемпионат"

Уле-Эйнар Бьорндален

– Кстати, о лыжных гонках. Ваш соотечественник Петтер Нортуг неоднократно говорил, что хочет попробовать себя в биатлоне. Как думаете, он мог бы себя проявить в новом для себя виде спорта?
– Петтер – потрясающий лыжник, я хорошо это знаю. Думаю, что он вполне может проверить свои силы в биатлоне, но это будет серьёзный вызов для него. Ему предстоит много технической работы, но Петтер относится к тому типу спортсменов, которые не пасуют перед трудностями. Если он всё-таки решится попробовать, то ему предстоит серьёзно поработать над стрельбой, поскольку уровень стрельбы в Кубке мира в настоящий момент, конечно, очень высок. Ему предстоит много практиковаться.

– Ваши коллеги неоднократно отмечали, что вы опередили своё время в начале столетия и на вас нужно было равняться. Тяжело ли сейчас искать какие-то тренировочные и технические инновации, чтобы оставаться на высшем уровне?
– Для меня технические новинки – это всегда что-то очень интересное. Наш вид спорта очень молод, и ещё многое можно изменить. Можно улучшать тренировочный процесс, экипировку. Да всё что угодно! Я считаю, что потенциал для технического развития в биатлоне ещё очень велик, поэтому всегда стараюсь пробовать что-то новое.

Однажды я встречался с Владимиром Путиным – это была фантастика! Я думаю, что России очень повезло иметь такого президента, со спортивной точки зрения.
– Кривые палки, которые вы использовали в начале сезона, – это как раз поиск таких инноваций? Или просто маркетинговый ход?
– Для меня это был поиск инноваций. Во время тестов перед началом сезона я выяснил, что кривые палки – это любопытная вещь, которая может дать ощутимый результат. Это было что-то новое, однако идея оказалась сыроватой, не доведённой до конца. Кривые палки ещё есть куда улучшать. И я решил подождать этих улучшений, изменений, а потому вернулся к прямым палкам. Существует масса факторов, которые определяют выбор палок. По их совокупности я всё-таки решил вернуться к прямому варианту.

– Ещё одно ваше новшество – личный грузовик для тренировок. Расскажите, дал ли он вам какие-то преимущества в завершившемся сезоне?
– Конечно. Самое главное преимущество – я везде могу возить его с собой. И у меня появляется фантастическая возможность для подготовки, тренировок в условиях высокогорья. На высоте не всегда можно найти подходящие трассы, а у меня они, получается, всегда под рукой – такие, какие я захочу. Кроме того, этот грузовик предоставляет потрясающие возможности для восстановления после гонок, это не раз помогало мне в непростых ситуациях в прошлом сезоне.

– Недавно вы были в Новосибирске и посетили там детский Кубок Богалий. Какие впечатления остались от этого мероприятия? Подобные детские фестивали в России чем-то отличаются от норвежских?
– Это был очень интересный Кубок. Там было много любопытных ребятишек, с которым я встречался, разговаривал. Они задавали мне множество вопросов. А мне было очень любопытно, как ребята в столь юном возрасте готовятся, было интересно изучить российскую систему, увидеть её своими глазами. Я заметил, что российские дети ничем не отличаются от норвежских, зато тренеры отличаются очень сильно – и это сразу бросается в глаза.

– На чемпионате мира в Осло сборная России показала худший результат в истории. Понятно, что вы не находитесь внутри команды, чтобы говорить о причинах такого выступления, но всегда любопытно узнать точку зрения соперника.
– В современном биатлоне очень трудно завоевать награды чемпионата мира. Как я уже сказал, слишком многое должно сойтись воедино. У России очень сильная команда, все спортсмены – претенденты на медали, которые не раз доказывали, что они могут и умеют побеждать. Почему у них не получилось в Осло, сказать трудно, поскольку я не знаю, как команда тренировалась, как работала. Я видел, что на россиян оказывалось огромное давление, с которым они не всегда справлялись. Может быть, проблема также была и в подготовке лыж. Но я действительно был удивлён тем, что вы не завоевали ни одной награды. У вас много классных спортсменов, выступающих не только в Кубке мира, но и в Кубке IBU. Россия – биатлонная страна. И, думаю, сейчас не стоит что-то резко реформировать сломя голову – это приведёт к катастрофе. Нужно разбираться, в чём была проблема, и исправлять это. Нужно лишь продолжать планомерную работу.
Уле-Эйнар Бьорндален и Михаил Чесалин
Фото: "Чемпионат"

Уле-Эйнар Бьорндален и Михаил Чесалин

– Российских спортсменов после чемпионата мира подвергли безжалостной обструкции в СМИ. А вам в Норвегии доводилось попадать под шквал критики?
– Конечно, сначала это происходило, когда у меня было недостаточно побед и медалей. Потом, когда показалось, что мне пора уходить из спорта. Некоторые журналисты и эксперты в 2012 и 2013 годах, когда я пребывал не в лучшей форме, серьёзно критиковали меня, рекомендовали мне закончить карьеру. Даже в 2014 году, после выступления на Олимпиаде, меня всё равно призывали уйти. Но, что самое любопытное, сейчас мне 42, и все эксперты и журналисты в один голос утверждают, что я должен продолжить. Что ж, такова работа СМИ, и спортсменам, тренерам не стоит принимать её близко к сердцу на пути к своей цели. Сегодня под шквал критики попала российская команда, завтра может попасть норвежская – в биатлоне всё меняется очень быстро.

– Напоследок расскажите о своих ближайших планах.
– На этой неделе я буду в России, поеду в Тюмень, где проведу последнюю гонку в сезоне. Затем отдохну немного, восстановлю силы и в мае планирую снова начать тренироваться.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 45
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →