Зубков, Легков, Третьяков – сенсационные допинговые разоблачения Родченкова
Фото: РИА Новости
Текст: Евгений Слюсаренко

«Гриша – обезьяна с гранатой». Зачем Родченков имитирует безумие

Опальный экс-руководитель Российской антидопинговой лаборатории перебрался в США и заговорил. Разоблачений подобного уровня ещё не было.
13 мая 2016, пятница. 01:05. Другие
В интервью New York Times бывший директор Российской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков рассказал о якобы существовавшей массовой системе употребления допинга нашими спортсменами во время Олимпиады в Сочи. Если кроме слов будут и доказательства – равного по силе скандала спортивный мир ещё не знал. Заместитель главного редактора «Чемпионата» Евгений Слюсаренко рассказывает личную историю знакомства и наблюдения за Григорием Михайловичем Родченковым – человеком, который может взорвать весь российский спорт к чёртовой матери.

«Григорий Михайлович, добрый день»



Жизнь, конечно, ироничная штука. Я минимум полгода хотел поговорить с Григорием Родченковым, но всё как-то откладывал, не до того. А вчера ни с того ни с сего, невзирая на отпуск, поддался импульсу – откопал в блокнотах его личную почту и написал письмо. Вот оно.

«Григорий Михайлович, добрый день (или какое у вас сейчас время суток). Есть к вам два вопроса – один, что называется, «вечный», касающийся ещё советских времен (лично мне он более важен). Ну а второй менее важен, но более актуален — по нынешним делам. Выйдете на связь? Слюсаренко».

Я, кстати, почти не лукавил, когда писал, что современные дела Родченкова меня не волнуют. Потому что знал, что об этих делах Григорий Михайлович рано или поздно расскажет другим людям – тем, от кого сейчас зависит его благополучие. Обязательно расскажет. Вот он и рассказал. А первый вопрос…

У меня есть мечта. Я её сформулировал, когда мы в «Чемпионате» начали реализовывать безумную медиазатею – полностью реконструировать московскую Олимпиаду-80. Так, как будто она идёт прямо сейчас. Начиная с первого дня открытия. Тогда я понял, что нужно писать книгу о советском допинге. Иначе непонятно, с чего мы вообще тогда выиграли 80 золотых медалей, а спустя 35 лет – в четыре раза меньше, и нас к тому же считают мошенниками.

В книге будет рассказ о том, как сходило послевоенное поколение, выигрывавшее медали на своём здоровье и железном характере. К концу 1960-х СССР проиграл американцам три Олимпиады подряд — две летних и одну зимнюю. Спорт перешёл на новые формы подготовки с помощью последних достижений науки и медицины, а мы это прошляпили. Без истерик были сделаны выводы. Советские умели ждать — впереди у них было светлое будущее. Через несколько лет в столицах союзных республик работали научно-исследовательские институты, занимающиеся медицинской поддержкой спорта высших достижений. Сильнейшей считалась киевская. Лучший белый спринтер за всю историю человечества, двукратный олимпийский чемпион Мюнхена-1972 Валерий Борзов – её первый по-настоящему звёздный питомец. За одно десятилетие в большой стране была изменена философия целой индустрии.

Незаменимый невменяемый



И, конечно же, в книге обязательно будет рассказ о Григории Родченкове, к которому в начале нулевых я ходил на лекции на химфак МГУ, а потом делал свои первые интервью о допинге. Гениальный сумасшедший с всклокоченными волосами, один из лучших специалистов мира. Десять лет руководил нашей антидопинговой лабораторией, и ещё недавно было непонятно, чего больше он принёс — пользы или вреда (сейчас-то понятно). Стопроцентный продукт советской системы, мастер спорта по лёгкой атлетике (бегал средние и длинные дистанции), в глубине души не понимающий, зачем вообще нужен это допинг-контроль. «Стромбочка, моя прелесть!» — говорил он мне в частных разговорах о своём спортивном опыте и причмокивал губами. Стромба – это ещё одно название стероида станозолола, одного из самых популярных в 1970-80-е годы у спортсменов всего мира. Сейчас употреблять его особого смысла нет, анаболики ловятся довольно легко. Но некоторые наши продолжают это делать – другого не умеют.

То, что у Григория Михайловича рыльце в пушку, в спортивном мире поговаривали всегда. Но впервые всерьёз он попал только в начале этого десятилетия, когда на него завели уголовное дело. Шили незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта организованной группой в крупном размере. Иными словами, продавал спортсменам допинг. Дело развивалось в хорошем темпе, но в итоге финишировало ничем — срок (да и то условный) дали его сестре, известной в 80-е годы бегунье Марине Родченковой. Сам глава Российской антидопинговой лаборатории, по материалам дела, имитировал невменяемое состояние и со следствием сотрудничать не желал. Но на своём посту, тем не менее, остался. С мотивировкой – «незаменимый, других таких спецов у нас нет».

Были и другие мнения.

— Перед Сочи Гришу надо убирать, — говорили мне люди с интонациями Паниковского и его знаменитого «Бендер безумствует, он нас всех погубит». — Поплыл. Обезьяна с гранатой.


Перед Сочи «Гришу» не убрали, несмотря на то что его лаборатория за несколько месяцев до Игр-2014 была условно лишена аккредитации, и простили её уже после Олимпиады. Потом была знаменитая история с вылитыми пробами — одна из тех, что легла в основу доклада ВАДА, приведшего к отстранению нашей лёгкой атлетики. Ну и знаменитое «три дурака», конечно.

В начале этого года пошли слухи о том, что Родченков переехал в США — непонятно только, куда именно. Ясно, что на легальную работу его никто не взял, после такого-то скандала. В неофициальной практике он востребован, тут нет никакого сомнения, такими спецами не разбрасываются. Также было очевидно, что рано или поздно Григорий Михайлович начнёт разговаривать — особого выбора, если он захочет встроиться, пусть даже неофициально, у него не будет. Вот он и начал.

«Коктейль с анаболиками и алкоголем? Гениально!»



Честно сказать, не хочется ввязываться в дискуссию, правду или нет сказал Родченков в интервью знаменитой американской газете. Пустое это обсуждение — пока нет конкретных доказательств, кроме слов. На всякое „А“ будет сказано „Б“.

Пока я этим вечером читал сыну сказку на ночь (напомню, я в отпуске), мне позвонили два человека, имеющих отношение к антидопингу. Один давился со смеху: „Коктейль с анаболиками и алкоголем? Гениально! Только Гриша мог такое придумать. Верю!“ Второй через пять минут кричал в трубку: „Да врёт (на самом деле там было более крепкое слово) он всё! Как мы могли подменивать пробы, если в лабе в Сочи было три десятка человек из других стран! Из-за Гриши, кстати, нам их и прислали, не доверяли нам! Что — никто бы не заметил, как мы там мочу переливали?!“

Кстати, есть подтверждение — действительно: 25 международных экспертов из 14 стран. Вот вам скрин из статьи под авторством в том числе Г. Родченкова.

Не хочется и задаваться вопросом, что за странная выборка видов спорта: бобслей/скелетон/лыжные гонки/женский хоккей? Или почему Родченков не был уволен и отправлен в железную клетку ещё пять лет назад — а то любимый министр Виталий Леонтьевич Мутко снова скажет, что я его не люблю и всё время против него пишу. Или другой вопрос: как человек с такой подвижной психикой и скелетами в шкафу вообще получил возможность выезда за пределы РФ (это тоже не камень в министра, так, в сторону).

Всё это сейчас неважно. Важно то, что весь наш спорт, так сказать, кащеева игла, находится в руках у одного человека. Мы сами ему эту иглу отдали, подробно рассказав к ней путь. И никакие наши вопли и возмущения не помогут, если он захочет эту иглу переломить.

— Вся эта грёбаная контора, – говорил мне наш герой 12 лет назад, ещё до того, как его поставили руководить главной антидопинговой лабораторией. — Знаешь, как её называют? Си-Си-Си-Пи, СССР то есть. Семёнов, Санинский, Санталов и Пархоменко. Они там сейчас заправляют, но ничего не понимают, ни в чём не разбираются, ни в зуб ногой. Только крутят деньги.

Ну вот вы и сами стали этим самым СССР, Григорий Михайлович. Только хуже. Много хуже.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 164
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →