Дик Паунд
Фото: Reuters
Текст: Евгений Слюсаренко

Три дурака—2. Как русский допинг стал прибыльным бизнесом

Почему комиссия ВАДА объявит об отстранении России от Олимпиады в Рио и какие ответные действия надо предпринять уже сейчас.
24 мая 2016, вторник. 12:30. Другие

«Тут, похоже, и сказке конец»


50 дней. Примерно столько осталось олимпийской сборной России пребывать в статусе приглашенной на летние Игры в Рио-де-Жанейро. А потом настанет день, когда случится взрыв. Три сотни российских спортсменов, уже положивших в униформу от Bosco билеты на чартер в Бразилию, окажутся в шоковом состоянии, государственные телеканалы взвоют от негодования, а простые россияне даже не сразу поймут, что на этой Олимпиаде им не за кого будет болеть. В этот день канадский юрист Ричард Макларен огласит свой вердикт: допинг в России применяется с ведома и при прямой поддержке государства, рекомендуем отстранить от участия всю олимпийскую сборную этой страны. И это будет означать конец российского спорта в том виде, каком мы его знаем с середины прошлого века. Операция «Русский допинг» на этом подойдёт к своему логическому концу.

Нет, это не шокирующая картинка для привлечения внимания, это факт, лишь отсроченный во времени. Окончательная ясность, что нас ждёт, наступила в этот понедельник, 23 мая – когда Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) объявило о сроках расследования обвинений бывшего главы Российской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова.
Слушайте, ну что тут расследовать – просто вскройте эти чертовы сочинские пробы и найдите (или не найдите) там допинг.
Он, как вы знаете, написал целый детективный роман об Олимпиаде в Сочи, там в главных ролях играли офицеры ФСБ, дырка в стене и одинокая лампочка в тайной комнате, помогавшие ему менять «грязные» допинг-пробы российских спортсменов на «чистые». Расследование должно занять менее двух месяцев, вердикт вынесут не позднее 15 июля – то есть ещё до Олимпиады-2016.

– Вы верите в историю Родченкова? — спросил меня в понедельник на встрече корреспондент The Guardian – английской газеты, на счету которой не одно громкое допинговое дело.

– Я не верю ни во что, кроме пробы «Б», — ответил я. – Если что-то и меняли, то только пробы «А», трогать пробирки с пробами «Б» смысла не было. А значит, только они дадут ответ: на допинге побеждали российские герои Сочи-2014, или это всё больная фантазия. Вскройте их, и всё станет понятно.

Мы допили кофе, пожали друг другу руки, я пришёл в офис и открыл ноутбук. А там как раз и была эта новость: «Расследование завершится к 15 июля». «Тут, похоже, и сказке конец», — подумал я.

Три дурака, что с них взять


В этот раз ВАДА не стало созывать так называемую независимую комиссию под руководством Дика Паунда – ту самую, которая в ноябре прошлого года рекомендовала отстранить всю нашу легкоатлетическую команду от Рио-де-Жанейро-2016. Для расследования обвинений Родченкова было привлечено «независимое лицо» – канадский юрист Ричард Макларен, который, как и комиссия Паунда, тоже получил от ВАДА свою «следственную группу».

Почему это изначально приговор и надо готовиться к худшему? Потому что, как сказано выше, для подтверждений слов Родченкова не надо никаких полномасштабных расследований. Слушайте, ну что тут расследовать – просто вскройте эти чертовы сочинские пробы и найдите (или не найдите) там допинг. Ну, если вы хотите узнать окончательную правду, а не ходить вокруг да около, конечно. Это раз.

Потому что создание такой очередной группы – это крайне мутная и подозрительно пахнущая схема. Это два. Следите за руками. «Независимая комиссия» Дика Паунда и «независимое лицо Ричард Макларен и его следственная группа» – это, по сути, частные структуры, не имеющие административного отношения к ВАДА. Паунд и Макларен не являются сотрудниками ВАДА (Паунд к тому моменту не работал в ВАДА, если что, его нынешняя должность, одна из многих – представитель МОК в совете учредителей ВАДА; Макларен – арбитр CAS с 1994 года, профессор по праву в известных западных университетах). И вот эти частные лица получают от ВАДА на аутсорсинг определённую работу – в данном случае расследование «русского допинга». А потом выдаёт «рекомендации». Придумано очень ловко, придраться тяжело – если возникнут судебные или какие другие претензии, то ВАДА вообще не при делах, это не мы, это всё они. Три дурака, что с них взять.

Потому что это бизнес. Очень прибыльный бизнес при крайне спорных результатах. Это три. В своё время с помощью примеров мы утверждали, что расследование независимой комиссии Дика Паунда в российской лёгкой атлетике напоминало детективы Дарьи Донцовой и Яна Флеминга – закрученный сюжет при минимуме реальности. 300 с лишним страниц сочинения на вольную тему, на которое было израсходовано $ 1,5 млн. Теперь нужны ещё деньги. Президент ВАДА Крейг Риди уже заявил, что его организации надо срочно найти около $ 1,2 млн для «расследовательского фонда» — очевидно, некой структуры, которая будет выделять деньги на работу людей типа Паунда и Макларена.

Да, есть чем гордиться. Российский спорт всё-таки стал прибыльным бизнесом.
Российская сторона наняла пиар-агентство Burson-Marsteller – чтобы наш голос не тонул в потоке обвинений. Молодцы, возьмите на полке пирожок. Делать это надо было лет пять-шесть назад.

Истина в моче


Итак, решение по нам будет опубликовано не позднее 15 июля, а если ВАДА вдруг замешкается, то сам Макларен может сделать это в течение пяти дней после сдачи доклада президенту ВАДА. В принципе понятно, каким оно должно быть, если прочитать описание «пяти задач», сформулированных «группой Макларена» (дадим ей ироничное название «Три дурака—2», хотя из первых трёх «дураков» там остался только один – сам Макларен; следственная группа – это бывший майор французской жандармерии и агент Интерпола Матьё Хольц и директор лаборатории в Монреале Кристиан Айотт).

Что теперь делать? Не строить иллюзий, как это было в случае первой комиссии, и рыдать по волосам, когда голова лежит на эшафоте. Рассказывают, что российская сторона за 680 000 фунтов стерлингов за полгода наняла европейский филиал пиар-агентства Burson-Marsteller из США – чтобы наш голос не тонул в потоке обвинений. Советник министра спорта Наталья Желанова завела «твиттер» и регулярно рассказывает о своей работе. Молодцы, возьмите на полке пирожок. Делать это надо было лет пять-шесть назад, но лучше поздно. Используя открывшиеся каналы, надо настаивать на прямых доказательствах обвинений Родченкова. И требовать, требовать, требовать вскрытия проб «Б». Только они знают правду – а не французский жандарм или канадский юрист.

– А что вы будете делать, если в этих пробах обнаружат допинг? – спросил меня англичанин из The Guardian напрямик.

— Если там допинг – делайте с нами что хотите, наказывайте, отстраняйте от Олимпиады, мы это заслужили, – ответил я. – Если ничего нет, то, получается, всего лишь слова Родченкова против слов Мутко. Тогда мы будем ждать официальные извинения. Мы готовы на всё. Но дайте нам уже определённость.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 97
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →