Владимир Любовицкий
Фото: РИА Новости
Текст: Денис Козлов

Любовицкий: при мне иностранцев в тренерском штабе не будет

Куда девать иностранцев, как собрать свой боб и каких нецензурных слов достойны текущие результаты – в интервью кандидата в президенты ФБСР.
27 мая 2016, пятница. 14:15. Другие

На следующей неделе, 2 июня, состоится отчётно-выборная конференция Федерации бобслея и скелетона России (ФБСР), на которой будет выбран новый президент этой организации – вместо находящегося с конца прошлого года за границей Григория Беджамова. Есть два претендента – двукратный олимпийский чемпион Александр Зубков и экс-главный тренер сборной России по бобслею (2006-2010) Владимир Любовицкий. В интервью «Чемпионату» Любовицкий рассказал, зачем он идёт на эти выборы и как видит свою работу на посту президента.

«В члены президиума набирают некомпетентных людей»

— Давайте с самого начала. Какова основная цель вашей президентской программы?
— Так как я иду на выборы от регионов, то главной задачей будет увеличение роли регионов в управлении федерацией. Одно из тех изменений, которые я хочу воплотить в жизнь и закрепить в Уставе, – это то, что только аккредитованные региональные федерации имеют право голосовать на конференциях. А такие органы, как президиум, контрольно-ревизионный комитет, должны быть подотчётны конференции и не обладать правом голоса.

— Почему это так важно?
— Потому что на сегодняшний день из 11 регионов, которые присутствовали в федерации в 2010 году, осталось только четыре. Необходимо также поменять качественный состав президиума, чтобы он был не номинальным, а реально действующим органом. В настоящее время в нём находятся разные почётные члены, их можно назвать по-разному. Они не имеют никакого отношения к бобслею, соответственно, не могут принимать решения, от которых зависит судьба нашего вида спорта.

— То есть они не являются достаточно компетентными?
— Абсолютно правильно. У нас президент федерации набирает в члены президиума людей, чтобы за их счёт продавливать нужные для себя решения и принимать их большинством голосов. Эту порочную практику пора прекращать.

— Главным и единственным вашим соперником является Александр Зубков – ваш бывший подопечный в сборной России. Как вы относитесь к нему?
— Это достойный оппонент, и я не могу сказать, что чувствую к Саше какую-то неприязнь. Я был одним из немногих, кто поддержал его в прессе после Олимпиады в Сочи, когда на него были всяческие нападки со стороны федерации. Мы с ним в своё время пришли к единому мнению, что в федерации должны быть люди, которые всей душой болеют за бобслей.

— Значит, история с письмом против вас, написанным Зубковым и Воеводой после Ванкувера, забыта?
— Мы разобрались в той ситуации. В общем, в том письме ничего ужасного сказано не было, кроме того, что Любовицкий ругается на спортсменов матом. Но если посмотреть на сегодняшние реалии, то мат – это самое безобидное, что может сказать тренер. Потому что нынешние результаты никакими словами описать нельзя, даже нецензурными. В связи с этим бардаком мы и имеем 8-е и 12-е места на чемпионате мира.

— Как вы восприняли обвинения Григория Родченкова насчёт использования Зубковым допинга в Сочи и подмены проб? Вы сами лично в это верите?
— Я отношусь к допингу с нулевой толерантностью, для меня эта ситуация неприемлема никак. Чисто по-человечески я уверен в чистоте наших бобслеистов на Олимпиаде, но я не врач и не химик, а потому не обладаю достаточными знаниями в этом вопросе. Будем ждать окончания расследования ВАДА.

«При идеальном раскладе на Олимпиаде в Корее мы можем выступать на своей машине»

— После Ванкувера вы говорили, что зарплаты наших бобслеистов – самые высокие в мире. В какую сторону вы сейчас будете их менять в случае избрания?
— Я, к сожалению, не обладаю цифрами зарплат, получаемых ими в нынешние времена, помимо ставки в минспорте. Но мы собираемся привлечь дополнительных партнёров, и я точно могу сказать, что за призовые места на чемпионатах Европы, мира и Олимпиадах будут выплачиваться бонусы. А в каком размере, зависит от того, какие компании мы привлечём в качестве партнёров.

— У вас уже есть на примете такие компании?
— Да. Это несколько итальянских компаний. Кроме того, ведутся переговоры с «Мегафоном» и «Росгосстрахом».

— Если вы станете новым президентом федерации, как будете решать вопрос с тренерским штабом, находящимся сейчас в подвешенном состоянии?
— Иностранных специалистов в нашем бобслее совершенно точно будем менять.

— На других иностранных или на отечественных?
— На наших. Я считаю, что российские специалисты ничем не хуже. Более того, это иностранцы должны у нас учиться, а не наоборот. Всю жизнь у нас был лучший старт. На сегодняшний день тренер по старту у сборной – канадец. Кто такой этот Флориан (имеется в виду Линдер. – Прим. «Чемпионата».), никто не знает в мире бобслея. Чему он может научить наших ребят? Мы видим отставание на полторы десятых на старте, показываем со старта 10-й результат и считаем, что это здорово. Раньше у нас за третий результат тренера из команды выгоняли.

Я отношусь к допингу с нулевой толерантностью, для меня эта ситуация неприемлема никак. Чисто по-человечески я уверен в чистоте наших бобслеистов на Олимпиаде, но я не врач и не химик.

Поэтому совершенно точно, если я на этих выборах выиграю, полностью пересмотрю список кандидатов на место тренера сборной по бобслею, и среди них уже точно не будет иностранцев.

— С нынешним тренерским штабом места, которые в этом сезоне занимал Александр Касьянов, – предел?
— Без преувеличения скажу, что на данный момент Александр – сильнейший пилот в мире. Тяжёлые американские трассы, такие как Ванкувер, Лейк-Плэсид, показали, что по искусству пилотирования ему нет равных. А на чемпионате мира в Иглсе трасса простая, там всё решал старт. И проигрывая одну десятую на старте немцам, догнать их по трассе практически нереально. И то после первого заезда мы были близки к призам. Нужно просто больше стабильности в старте. Плюс в этом сезоне был новый экипаж во главе с олимпийским чемпионом Негодайло – то есть когда двое разгоняющих становятся в пару, они априори должны выигрывать старт просто в силу своей специфики. А они занимают восьмое место, проиграв целую десятую лучшим стартерам из Латвии и Германии! Это говорит не о слабости ребят, а об ошибочной работе при подготовке и совершенно неправильной подводке к соревнованиям. Мы можем проигрывать старт, но не столько же! Именно поэтому я уверен, что иностранных специалистов больше в команде быть не должно.

— Российские специалисты могут работать успешно – это понятно. А могут ли так же успешно работать наши техники? Способны ли мы в обозримом будущем делать собственные бобы?
— Абсолютно точно способны. Давайте вспомним историю: первые медали ещё в СССР мы выиграли на отечественных бобах. Сейчас время поменялось, но и у нас технологии не стоят на месте. Я вёл переговоры с представителями корпорации «Ростех», которых эта идея очень заинтересовала. У нас есть ребята: тот же пилот, обладатель Кубка мира Женя Попов, который пытался собирать свои машины. Если всё будет организовано на хорошем уровне, с хорошей поддержкой, то мы сможем сделать конкурентоспособную машину за два сезона. То есть при идеальном раскладе на Олимпиаде в Корее мы можем выступать на своей машине.

— Это так просто?
— Ничего сложного в этом нет, все узлы здесь унифицированы, какого-то полёта инженерной мысли нет. Главное – технически правильно, в хороших условиях всё собрать, и тогда машина поедет. Если у нас будет желание создать свою машину и поддержка партнёров, мы это обязательно сделаем. Тем более это интересно, поскольку в строительстве бобов сейчас принимают участие такие монстры, как «Ауди», «БМВ», «Феррари». Если мы сможем создать конкуренцию с нашим логотипом, то это всем пойдёт на пользу. Вдобавок к этому мы сразу получим своих инженеров и обратную связь «конструктор – пилот», которой на сегодняшний день у нас нет. При всём уважении к нынешнему конструктору бобов Ханнесу Вальнеру, он из-за языкового барьера не может добиться от наших ребят, что они чувствуют в тот или иной момент прохождения трассы.

«Представляете, сколько туристов захотят прокатиться на бобе в Сочи?»

— Сейчас большинство спортсменов приходят в бобслей из других видов спорта. А можно ли нам воспитывать бобслеистов с самого детства? Имеет ли это какой-то смысл?
— В условиях, когда бобслей и скелетон вошли в программу юношеских Олимпийских игр и ребята уже с достаточно молодого возраста могут выступать на соревнованиях, такой подход не просто возможен – он необходим. Но для этого нужно предпринять целый ряд шагов. В частности, я считаю, нужно открыть школу пилотов на олимпийском объекте – центре «Санки» в Сочи. Школа пилотов подразумевает под собой не только накат наших молодых спортсменов, но и привлечение иностранных пилотов – это какая-то возможность зарабатывать деньги для этого объекта. Что там надо делать школу пилотов – это абсолютно точно.

— То есть трасса в Сочи должна работать не только во время соревнований, а круглогодично и постоянно приносить доход?
— Да, конечно. Можно провести параллель с простой трассой в Иглсе, которая начинает работу осенью и заканчивает поздней весной. Помимо соревнований там постоянно проходят обучение молодые пилоты. А я как-то даже был свидетелем того, что там тренировались английские лётчики. Вполне можно попробовать внести этот элемент в подготовку лётчиков наших ВВС. Это, конечно, предложение, но такая практика в мире есть. А вообще, этот объект, конечно, дорогостоящий, и чем больше он будет работать, тем больше денег он будет зарабатывать. Окупиться полностью будет тяжело, но вот доход вполне можно будет пустить на обслуживание объекта и зарплату персоналу.

— Тот же Карл Ангерер катал туристов в туристическом бобе. Нам тоже можно попробовать…
— Туристы – это моя мечта. Можно было бы сделать целый тур. Представляете, какое внимание привлечёт возможность прокатиться на туристическом бобе? А туристический – это ведь просто название. Машина будет идти около 120 км/ч, обеспечивая полные ощущения от спорта. Причём это удовольствие не такое уж дешёвое: в Санкт-Морице берут по 150 евро с человека, но люди с удовольствием катаются.

Туристы – это моя мечта. Можно было бы сделать целый тур. Представляете, какое внимание привлечёт возможность прокатиться на туристическом бобе?

— В 2017 году в Сочи пройдёт чемпионат мира. Нужен ли он нам?
— Безусловно, нужен. Объект у нас уже готов. На строительство трассы тратиться не нужно – всё есть. А если мы вспомним, сколько ребят пришло в бобслей после побед Зубкова, Воеводы и ребят, то поймём, что это сослужит отличную службу нашему виду спорта. Так что чемпионат мира нужен нам на 100%.

— Как вы планируете в случае своего избрания решать вопрос экс-президента Беджамова. Он мало того что уехал, так ещё и продолжает занимать посты в международной федерации.
— Этот вопрос находится в сфере действий других, компетентных органов. Думаю, есть другие люди, которые знают, что делать. Тем более что виновным человек может быть признан только по решению суда, а его не было. Что касается представительства в международной федерации, то это нужно обсуждать непосредственно с президентом FIBT, с чиновниками. Одно могу сказать точно: мы приложим все усилия к тому, чтобы представитель нашей страны занял место в руководящем органе международной федерации.

— Кто из спортсменов, действующих или завершивших карьеру, поддерживает вашу кандидатуру в голосовании на должность президента федерации?
— В первую очередь это Алексей Воевода, Алексей Касьянов, Людмила Удобкина… Всех, наверное, сразу и не перечислишь. Меня много людей поддерживают, не только среди спортсменов, но и среди тренерского состава, как из сборной России, так и из регионов. Думаю, что большинство ведущих спортсменов, которые помнят меня ещё как главного тренера, поддерживают мою кандидатуру. Подчеркну, что те, кто поддерживает меня, не становятся на другую сторону баррикад по отношению к тому же Зубкову. У нас нет и не может быть врагов. Мы должны идти единым фронтом и решать серьёзные задачи. То, что сейчас сложилось в сборной команде, нужно исправлять. До Олимпийских игр остаётся один сезон, и нам нужно много работать.

— А как вы считаете, у кого на данный момент больше шансов быть избранным: у вас или у Зубкова?
— Провокационный вопрос (смеётся). Думаю, что 50 на 50.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 9
29 апреля 2017, суббота
28 апреля 2017, пятница
27 апреля 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →