ВАДА
Фото: Reuters
Текст: Евгений Слюсаренко

ВАДА в решете. Как стать чемпионом и избежать допинг-контроля

Объяснение с цифрами на руках, почему российские легкоатлеты этим вечером станут жертвами самой большой предвзятости в истории спорта.
17 июня 2016, пятница. 12:30. Другие
Сегодня, 17 июня, – исторический день, исход которого уже предрешён. Примерно в 18.00 по московскому времени на специальной пресс-конференции в Вене будет объявлено о том, что наши легкоатлеты не смогут участвовать в Олимпиаде-2016. Заместитель главного редактора «Чемпионата» Евгений Слюсаренко с цифрами на руках объясняет, почему россияне этим вечером станут жертвами самой большой предвзятости в истории мирового спорта.

Подозреваемые и преступники


Около месяца назад ко мне обратился ведущий специалист отдела комплексного научно-методического сопровождения спортсменов ГКУ «ЦСТиСК» Москомспорта Михаил Виноградов. Звучит угрожающе, но вообще-то Михаил – практикующий специалист, учёный, без пяти минут заслуженный тренер России, два года работавший в Норвегии. Вот что он написал: «У меня есть доказательства, что борьба с допингом – это дырявое решето. Систематически множество лет ВАДА лишь создаёт иллюзию контроля над ситуацией, а на самом деле есть десятки, сотни спортсменов, выигрывающих медали чемпионатов мира и Олимпиад, но при этом вне соревнований их не проверяют на допинг годами. Хотите про это написать?».

Честно сказать, я поначалу не слишком проникся.
В Италии и Германии за весь год местные агентства не протестировали ни одного легкоатлета! Да-да, в той самой Германии, президент федерации лёгкой атлетики которой недавно призвал не допускать в Рио российских коллег.
Как-то надоели звучащие из каждого утюга песни о том, что русских людей обижают и кому-то выгодно поставить нас на колени. Этим пусть занимаются ток-шоу на главных каналах. Но чем больше Виноградов доставал из рукава цифр и фактов, тем больше я понимал, что о таком нельзя молчать.

Чтобы вы поняли, о чём будет текст (а также, стоит ли его читать дальше), – метафора. Представьте себе несколько групп подозреваемых в преступлениях (антидопинговая система сейчас исходит из презумпции виновности, так что спортсмены – подозреваемые по самому факту своей работы). Для части подозреваемых проводятся оперативно-следственные мероприятия, за ними идёт слежка в любое время дня и ночи, они вызываются на допросы при любом удобном случае. Многие из них в результате быстро переходят в категорию осуждённых. Их вина полностью доказана, улики неоспоримы.

Есть и другие подозреваемые. Да, они тоже могут быть виновны. А может и нет – кто знает? Чтобы понять это – нужно копать. Но этого никто не делает. Или делает – но так неторопливо, что собрать доказательства практически невозможно. Да и зачем, когда есть первая группа, члены которой уже неоднократно были уличены в преступлениях, а значит над ними надо ещё более усилить контроль (знакомая риторика – российские спортсмены сами виноваты в том, что у них больше всех берут проб). Остальные так и остаются подозреваемыми и прекрасно живут в этом статусе всю жизнь.

Для тех, кто читает не то, что написано на экране, а то, что написано в голове – поясним: речь идет не о том, что наши спортсмены – ангелы. Мы говорим о равных правах, равных обязанностях и равной ответственности. Для всех.

Ну а теперь рассказ о том, как стать чемпионом мира и избежать допинг-контроля.

«На соревнованиях попадаются дурачки»


Для примера мы решили взять лёгкую атлетику. Во-первых, потому что именно этот вид спорта взял на себя смелость дисквалифицировать целую национальную команду – а это значит, что у него должны быть просто-таки железные доказательства её вины и чистоты соперников. Во-вторых, чтобы не быть обвинённым в очернительстве: лёгкая атлетика (наряду с велоспортом) – относительно благополучный вид спорта в плане антидопинга. В том смысле, что накидываемые на спортсменов «сети» относительно плотны. Скажем, в любительском олимпийском боксе внесоревновательный допинг-контроль практически отсутствует как факт, а в плавании и триатлоне до сих пор не было ни одной дисквалификации по биопаспорту (в лёгкой атлетике и велоспорте их уже под сотню).

Вот что утверждает Виноградов. В мировой лёгкой атлетике есть большая «серая зона» – то есть возможность для спортсменов уйти в эту зону и практически не проверяться на допинг. Имеется в виду именно внесоревновательный контроль – на соревнованиях попадаются на допинге, как правило, «дурачки» (лечение глупыми препаратами или наивные идиоты). Основной «улов» обеспечивают биопаспорт (пробы на который имеет смысл брать преимущественно вне соревнований) и внесоревновательные приезды допинг-офицеров. Скажем, чтобы биопаспорт показал что-то вразумительное, надо взять от 5 до 9 проб с перерывом в минимум 3 недели.

Антидопинговый контроль в настоящее время состоит из двух «сетей» – подразумевается, если спортсмен-мошенник не попал в первую, его отловит вторая. Первая сеть – это так называемый пул тестирования международной федерации (в нашем случае IAAF). Ежегодно IAAF составляет список спортсменов из самых разных стран, который передаётся в ВАДА, и ВАДА имеет право в любой момент в течение года отправить допинг-офицеров к любому из фигурантов списка. Вторая сеть – местный контроль по линии аккредитованных ВАДА национальных антидопинговых агентств (в нашем случае – РУСАДА). В идеале у каждой страны есть такое агентство, которое ловит тех, кого недоловило ВАДА.

«Совесть – дырявое решето»


Звучит мощно и солидно, да? Тогда давайте сразу разоблачим национальный антидопинговый контроль. Для этого возьмём новейший из всех доступных отчётов ВАДА – за 2014 год (за 2015 выйдет только в июле).
Итак, национальных антидопинговых агентств официально – 139 (что существенно меньше количества стран, принимающих участие в чемпионатах мира по лёгкой атлетике или Олимпиадах – их более 200).

Открываем страницу 36 отчёта ВАДА и смотрим на список агентств, которые осуществляли пробы, – иными словами, существуют не на бумаге, а в реальности. Из 139 агентств делали тесты меньше половины – 65! Из этих 65 – львиная доля сделало по 1-2 пробы в год (как, например, Украина). И только 27 агентств делает более 15 проб в год, и это всё равно крайне мало, это даже чемпионат страны по одному виду спорта не закроет! Для сравнения: РУСАДА входило в тройку сильнейших в мире, ежегодно делая 12-15 тысяч тестов.

При этом среди призёров чемпионатов мира по лёгкой атлетике – уже более 40 стран, среди них такие экзотические, как Буркина-Фасо, Гренада, Тринидад и Тобаго и прочие. Можно быть на сто процентов уверенным, что представителей этих государств внутри страны не тестируют – по причине фактического отсутствия национального контроля.

Для интереса смотрим таблицу, в которой указано, а сколько вообще национальных агентств тестировали в 2014 году своих спортсменов в лёгкой атлетике. Ба, и что же мы видим! В Италии и Германии за весь год местные агентства не протестировали ни одного легкоатлета! Да-да, в той самой Германии, президент федерации лёгкой атлетики которой недавно призвал не допускать в Рио-де-Жанейро российских коллег. Совесть у него – дырявое решето, как говорит русская народная пословица. Такое же решето, как вся система ВАДА.

«Треть призёров чемпионата – не тестировались»


Хорошо, с решетом внутри стран разобрались. Переходим к главному решету – международному. Для примера берём зимний чемпионат мира 2014 года в Польше – последний на данный момент, по которому есть данные и по национальному, и по международному контролю. Для чистоты эксперимента рассматриваем не только призёров, но и топ-8 финалистов, так как их уровень позволяет бороться за медали, а также обеспечивает им участие в коммерческих стартах.

Статистика опять-таки поражает – в неё просто не хочется верить. В соревнованиях приняли участие 587 легкоатлетов из 141 страны мира, представители 30 стран выиграли медали (как в личных видах, так и в эстафетах). 193 человека попали в топ-8 в личных видах. Из них 106 человек – 54,9% – не входят в пул тестирования IAAF, то есть ни разу не проверялись на допинг вне соревнований в течение всего года.
Возникает логичный вопрос: что же это за система контроля такая?! Может, стоит её того-с… разобрать? И до выяснения всех обстоятельств оставить спортсменов в покое?
Более половины! 25 человек выиграли золотые медали – из них 6 не в пуле IAAF (24%). Наконец, 72 призёра в личных дисциплинах — из них 26 не в пуле (36,1%). Мы специально не приводим статистику по каждой дисциплине того чемпионата мира (хотя специальную табличку для личного пользования составили) – чтобы вас совсем уже не запутать цифрами. Поверьте на слово: там есть дисциплины, где больше половины из финальной восьмерки никак не интегрированы в систему допинг-контроля.

Уже подтверждённый шокирующий факт: в 2006-2012 годах в Кении, Эфиопии и Марокко ни один человек не сдавал кровь на допинг вне соревнований. А это те страны, которые регулярно «косят» медали в беге на средние и длинные дистанции! Возникает логичный вопрос: что же это за система контроля такая?! Может, стоит её того-с… разобрать? И до выяснения всех обстоятельств оставить спортсменов в покое?

«Средства на антидопинг размазываются, как каша по тарелке»


Давайте подытожим. Цифры показывают, что современная система допинг-контроля – это фикция. Настоящая антидопинговая политика, охватывающая хотя бы топ-10 в каждом олимпийском виде спорта, потребовала бы гигантских ресурсов: а) анализ проб в лаборатории стоит от 150 до 500 евро; б) построение биопаспорта – кроме забора проб, это дорогостоящая работа экспертов и аренда швейцарской программы; в) работа антидопинговых комиссаров – посмотрите, сколько стоит билет в Найроби или Кампалу; г) окна обнаружения многих препаратов исчисляются сутками. Для гарантии чистоты международного спорта требуется просто нереально много средств. В итоге средства распыляются («размазывается каша по тарелке»), чтобы создать видимость усердной борьбы.

Что предлагает Михаил Виноградов? Цитирую: «Чтобы решить проблему (не выходя за рамки проблемы, если можно так выразиться – как, например, убрать призовые и снизить интерес общества к победителям), нужно: или/и увеличить ресурсную базу антидопинга (что сейчас и делается, но недостаточно); или использовать полицейские меры (осведомители, профессиональные сыщики, допросы под страхом тюрьмы); или сделать внесоревновательные тестирования максимально умными и целевыми (это уже вопросы адаптации искусственного интеллекта и систем big data analysis, это в конечном счете, тоже вопрос денег – и денег больших)».

Пока же виноватым можно сделать любого. Кого назначат. Сегодня вечером назначат российских легкоатлетов. Мои соболезнования, ребята.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 89
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →