Показать ещё Все новости
Все новости
Срыв покровов
Фото: Reuters

Срыв покровов. Хотел ли МОК обмануть Россию с бромантаном?

Во время Олимпиады в Атланте Россия выиграла допинговое дело благодаря непрофессионализму комиссии МОК. Так ли всё было на самом деле?
Другие

Ближайшие две недели станут решающими для российских спортсменов, собирающихся выступить на летних Олимпийских играх — 2016. В эти дни случится – я буду помедленнее, вы записывайте: решение Арбитражного суда в Лозанне (CAS) по иску Алексея Ловчева к Международной федерации тяжёлой атлетики; решение CAS по иску Федерации тяжёлой атлетики России, оспаривающей правило годичной дисквалификации страны за три положительные допинг-пробы; публикация доклада Ричарда Макларена, расследующего обвинения Григория Родченкова; решение CAS по иску Марии Шараповой к Международной федерации тенниса; объявление решения CAS по иску Олимпийского комитета России (ОКР) и 68 российских спортсменов к Международной ассоциации легкоатлетических федераций; возможный ответ со стороны ВАДА Юлии Ефимовой, требующей расследовать деятельность лаборатории в Солт-Лейк-Сити; прочее.

В преддверии этих сложных дней «Чемпионат» в рамках своей традиционной рубрики «Срыв покровов», где развенчивает самые устойчивые мифы в истории мирового спорта, решил вспомнить наши первые судебные разбирательства, произошедшие ровно 20 лет назад. Они случились на летней Олимпиаде 1996 года в Атланте. На тех Играх Российская Федерация впервые (не считая дореволюционных времен) выступала самостоятельной командой – и сразу же встряла в допинговый скандал.

Нескольких наших спортсменов, в том числе двух медалистов, уличили в применении такого препарата, как бромантан. А вот что было дальше – это предмет частых заблуждений даже на уровне «Википедии» и нашего последующего срыва покровов.

Как всё началось

Та Олимпиада в Атланте достойна отдельного повествования – и мэтр российской спортивной журналистики и обозреватель «Чемпионата» Лев Волькович Россошик уже подготовил очередной выпуск своей именной рубрики «В мемориз!», посвящённый Играм-96. Ждите, как говорится, coming soon. А пока мы воспользуемся его воспоминаниями, чтобы передать атмосферу тех дней.

«Началось всё с традиционного ежедневного брифинга Мишель Вердье, директора службы информации МОК, состоявшегося в воскресенье, 28 июля. Со ссылкой на главу медицинской комиссии МОК принца Александра де Мерода мадам сообщила о дисквалификации за применение допинга трёх спортсменов, в том числе двух россиян – бронзовых призёров Игр пловца Андрея Корнеева и борца Зафара Гулиева. Третьей оказалась литовская велосипедистка Рита Рамзайте. На следующий день к двум названным соотечественникам прибавились ещё двое – пловчиха Нина Живаневская и легкоатлетка Марина Транденкова. Все они были уличены в употреблении бромантана – стимулятора, способного к тому же маскировать применение анаболиков.

Тему стали муссировать на всех брифингах и пресс-конференциях. В то время ещё не существовало ВАДА, и все его функции выполняла медицинская комиссия МОК, которая и затеяла разбор полётов. ОКР подал апелляцию в спортивный арбитражный суд в понедельник, а уже на следующий день началось слушание дела».

Распространённая версия

Вот что пишет русскоязычная версия «Википедии» в статье про Олимпиаду в Атланте. «Российская делегация подала протест в Международный спортивный арбитражный суд в Лозанне, утверждая, что медицинская комиссия МОК запретила бромантан уже во время Игр и в чёрный список внести не успела.

Выслушав нас, он назвал цену за свою работу. 20 тысяч долларов. Мы согласились. Иного выбора у нас не было.

Суд признал правоту россиян, и все результаты спортсменов были восстановлены. В дальнейшем бромантан всё же был включён в список запрещённых препаратов».

На самом деле всё было не совсем так, но, чтобы разобраться в деталях, воспользуемся ещё одними воспоминаниями, на этот раз Александра Козловского, тогдашнего вице-президента ОКР, а ныне – члена исполкома Европейского олимпийского комитета. Вот что пишет он в своей недавно вышедшей книге. «По окончании первого заседания ко мне обратился председатель суда:

— Я бы на вашем месте нанял адвоката. Имейте в виду: здесь проходит не научная дискуссия, а судебный процесс.

Коллеги в НОК США порекомендовали нескольких юристов. Откликнулся человек с французской фамилией. Начав разговор по-французски, я услышал парадоксальный ответ:

— Извините, но я ничего не понимаю. Да, у меня французская фамилия, но я американец.

Не мешкая, я перешёл на английский, договорился о встрече. Приехали к нему. Выслушав нас, юрист назвал цену за свою работу. 20 тысяч долларов. Мы согласились. Иного выбора у нас не было».

Срыв покровов

Вопреки распространённой версии, никакого «запрета бромантана уже во время Олимпийских игр» со стороны МОК не было – и именно на этом сыграла российская сторона и её адвокат. В ином случае шансов бы, скорее всего, не было. Ну и, конечно, повезло в другом – Интернет тогда был в зачаточном состоянии. Вот как пишет Козловский: «Наш адвокат быстро вошёл в курс дела. В первый же день американец, выложив передо мной пачку фотокопий статей из российской прессы, попросил:

— Переведите, что здесь написано.

— «Стимулятор» – stimulant.

— Будем надеяться, что наши оппоненты эти заметки не читали».

Почему так волновался американский адвокат? Да потому что бромантан – классический допинг, стимулятор, аналог первитина и амфетаминов, которые активно использовались советской армией во время Великой Отечественной войны. В списке МОК конкретно бромантана ещё не было и запрещать по ходу Олимпиады его не запрещали – что бы там ни писали в «Википедии». Проблема в другом: по тогдашним правилам для дисквалификации было достаточно быть «схожей субстанцией» (related substance) с официально запрещёнными. И суду предстояло решить главное: является ли бромантан related substance, то есть веществом, имеющим те же свойства, что и допинг. Позиция российской стороны была железобетонной: знать не знаем ни о каких стимулирующих свойствах, применяли для укрепления организма, и точка.

Американский адвокат за 20 тысяч долларов не подвёл. CAS решил: «подозрительных обстоятельств» для признания бромантана допингом недостаточно. «Нет никаких доказательств, что спортсмены употребляли его с какой-либо иной целью, кроме укрепления иммунной системы организма», – написано в итоговом решении. Все спортсмены были оправданы, медали им с извинениями вернули.

Вот скриншот с выдержками решения в пользу одного из пострадавших – пловца Андрея Корнеева (к сожалению, из-за тяжёлой болезни не дожившего до наших дней). Полного решения по бромантановому делу в свободном доступе на сайте CAS до сих пор нет – воспользуемся тем, что есть.

Медицинская комиссия МОК урок усвоила: уже в Сиднее-2000 бромантан был в запрещённом списке. Первое официальное допинговое разбирательство Россия выиграла. Но, как верно замечает Лев Волькович Россошик, «полагаю, всё было бы наоборот, случись нечто подобное сегодня».

Вот с такими оптимистичными мыслями приступаем к ожиданию многочисленных вердиктов многочисленных судебных разбирательств июля 2016 года.

Комментарии (0)
Партнерский контент