• Главные новости
  • Популярные
Владимир Белецкий
Фото: РИА Новости
Текст: Михаил Чесалин

Белецкий: только равняясь на сильных, можно стать лучшими

Известный спортсмен и вице-президент ФКСР Владимир Белецкий – о проблемах, существующих в российском конном спорте, и способах их решить.
28 августа 2016, воскресенье. 15:30. Другие
Совсем скоро в Федерации конного спорта России состоятся выборы президента. Вице-президент организации, известный спортсмен Владимир Белецкий стал кандидатом на этот пост. А в эксклюзивном интервью "Чемпионату" рассказал о том, зачем ему это нужно, стоит ли ждать в конном спорте медалей Олимпиад, как вывести высококлассную российскую породу лошадей, почему приезд звёздных всадников в Россию – это не всегда благо, а также что главное в работе президента спортивной федерации
.

"Нельзя судить всех только по Олимпиаде"



– Владимир, давайте начнём с самого главного вопроса. Вы и так успешный спортсмен, известный в конном мире, и состоятельный человек. Зачем же вам вся эта морока и обязанности президента федерации?
– Я с детства в конном спорте, не только как спортсмен, но и как организатор. Помогал ребятам, организовывал турниры, представлял интересы нашей федерации в FEI. Мне небезразлично то, что происходит в конном спорте, поэтому я считаю, что это мой долг. У меня очень много возможностей, много контактов, есть положительный опыт работы и с международной федерацией, и с другими национальными федерациями. Думаю, что всё это поможет мне достойно представлять нашу страну и внутри, и за рубежом. Я знаю, что у нас происходит везде: от самой маленькой фермы до большой конной базы. Я вижу ситуацию и понимаю, как всё должно выглядеть, по опыту стран, где конный спорт развит. Уверен, что смогу с другими членами федерации найти правильные решения различных вопросов и двигать наш конный спорт вперёд.

– Быть президентом федерации – большая ответственность. С президента ведь весь спрос, в том числе на самом высоком уровне. Сейчас, например, начинают подводить итоги Олимпиады. Есть медали – молодцы. Нет – плохо. А российскому конному спорту пока далеко до олимпийских медалей.
– Давайте поговорим начистоту. У нас, например, есть футбол. И коэффициент его полезного действия очень мал, учитывая объём вложенных в него средств. В Министерстве спорта должны понимать особенности развития конного спорта. И я думаю, что их должны объяснять именно мы, представители федерации, знающие спорт изнутри. Нужно ведь не просто приходить, просить денег на лошадей или турниры, а создавать программы развития. Мы должны понимать, какие у нас цели. И не надо обещать, что мы завтра же завоюем медали. Хотя некоторые спортсмены на это уже способны: дети их завоёвывают, юноши и юниоры к этому близки, взрослые поехали на Олимпиаду в выездке.

– Однако у нас в стране исторически сложилось так, что принято обращать внимание только на успехи на самом высоком уровне…
– Я не считаю, что уровень развития спорта нужно оценивать исключительно по Олимпиаде. До Олимпиады спортсмены показывали классные результаты. То, что было на Олимпиаде, – это спорт, такое со всеми случается. Вот Пенелопа Лепрево взяла и упала – она разве плохая спортсменка? Нет! В команде она стала олимпийской чемпионкой. Нельзя судить всех только по одному лишь старту. Инесса Меркулова занимает пятое место в международном рейтинге, и именно это говорит о её уровне. Кроме того, некоторые виды спорта у нас были сильными всегда, а некоторые по объективными причинам откатывались в развитии. И особенно пострадали виды спорта, которым необходима финансовая поддержка. Взять, к примеру, лыжника. Что ему нужно? Несколько пар лыж, мази, тренировочная база. А теперь возьмите и утройте эти затраты – это и будет конный спорт. А у нас ещё ведь есть фактор подготовки лошадей, который занимает длительное время. Здесь не просто надо лыжи намазать, а подготовить настоящего четвероногого атлета, полноценного спортсмена, от которого зависит успех выступления
Со временем мы подтянемся к странам, которые долгое время находятся на топ-уровне. Если бы у нас не было перестроек, дефолтов и кризисов, всё было бы гораздо проще.
.

– Есть ли у нас шансы добраться до топ-уровня в конном спорте после серьёзного провала в 90-х годах?
– Со временем мы подтянемся к странам, которые долгое время находятся на топ-уровне. Если бы у нас не было перестроек, дефолтов и кризисов, всё было бы гораздо проще. Те 20 лет, которые прошли после перестройки, когда никто никого не обещал кормить, очень серьёзно повлияли на наш спорт. Историю конного спорта можно разделить на две части: от создания до перестройки – и после неё. После перестройки было даже хуже, чем во время войны. К сожалению, те люди, которые отвечали за конный спорт в это время, ничего не сохранили, не передали. За исключением единичных случаев всё развалили.

– Получается, российский конный спорт только-только начал развиваться практически с нуля?
– Да, история нашего современного конного спорта насчитывает 15 лет с того момента, как появились первые частные владельцы, которые смогли выезжать за рубеж. Так появился опыт, серьёзные частные объекты. А государственные объекты просто загнивали. Пример – Битца. Большего позора в отношении спорта нет и быть не может! Я могу любому человеку сказать в глаза, почему так происходит. Всё это пришло в упадок, потому что, к сожалению, управляют этими объектами и работают там непрофессионалы. Но мы всё равно развиваемся, несмотря даже на такие вопиющие случаи.

– В последние годы число людей, занимающихся конным спортом, растёт. Можно ли говорить, что растёт и общий уровень вида спорта в нашей стране?
– Внутри нашей страны уровень не такой высокий, как в западных странах. Там, конечно, больше хороших спортсменов, но и общее число занимающихся больше. У них не было таких потрясений, не прерывалась история, есть чёткая методика. У нас всё это только начинает развиваться за счёт владельцев крупных баз, инвесторов, меценатов и взрослых активных спортсменов. Думаю, что через некоторое время, лет через пять, мы выйдем на абсолютно другой уровень. У нас ведь ещё какая проблема есть: чем выше уровень, тем серьёзнее конкуренция и больше требуется инвестиций. Среди детей мы по всем видам конного спорта впереди. Но там, где требуется серьёзный систематический подход и инвестиции, к сожалению, пока отстаём. Это нормально. Мы учимся, преодолеваем трудности и с каждым днём становимся лучше и сильнее.

"Чем талантливее лошадь, тем быстрее непрофессионал её сломает"



– Вы сказали, что через пять лет мы выйдем на другой уровень. А что будет показателем этого? Что должно произойти, чтобы можно было сказать: мол, вот теперь мы точно на другом уровне?
– Показателями станут наши спортивные результаты, причём не только на Олимпиаде. Да и мы видим, каким в последнее время стало олимпийское движение. Не очень-то оно теперь и олимпийское. Так что судить нужно по общему выступлению, по тенденциям развития. Все четыре года у нас проходят старты, чемпионаты мира, Европы. И на новый уровень мы выйдем, когда подтянемся к фаворитам и на чемпионатах мира будет больше наших всадников, когда уровень, показываемый на чемпионате страны, максимально приблизится к международному. Нам не нужно себя жалеть! А то мы боимся поставить сложный маршрут, потому что все убьются… А потом выясняется, что здесь мы чемпионы, а там у нас только штрафные очки да низкие проценты. Не нужно равняться на слабых. Надо равняться на сильных – тогда можно стать лучшими!

– Может быть, у нас не хватает классных лошадей, чтобы равняться на лучших?
– Конечно, у нас уже сейчас есть потребность в лошадях. Нам просто необходимо внутреннее производство классных лошадей. Они и сейчас есть, но в отдельных маленьких хозяйствах. И их очень мало – 15 или 20. А нужно, чтобы заработали наши гиганты вроде Кировского конного завода, которые станут поставлять лошадей для спорта. Мы добьёмся сразу двух целей, если это произойдёт: наш спорт станет дешевле, и наши инвестиции, которые мы сейчас делаем за рубеж, будут оставаться в России и работать на всех нас.
Вот, говорят, все дети у нас уткнулись в планшеты. Как оторвать ребёнка от телефона? Спорт! Но одно дело - спорт, где ты несёшь ответственность только за себя, и совсем другое - где у тебя есть друг и партнёр.
На производство лошадей спортивных пород должна быть направлена серьёзная государственная программа с поддержкой и контролем.

– А в чём конкретно должна заключаться эта программа?
– Уже сейчас у нас проводятся мероприятия с привлечением представителей западных коневодческих союзов, которые готовы поделиться своим опытом и материалом – мы должны это использовать. Я не призываю отказаться от производства отечественных пород. Конечно, нужно поддерживать и выявлять – это может быть одно направление. Но параллельно надо брать лучших производителей и выводить лучшую лошадь по качествам для преодоления препятствий, для выездки или троеборья. Так делают, например, в Дании. Там покупают разных лошадей: и ганноверских, и голштинских, и французских, и голландских, потом получают жеребят, и это уже датская теплокровная. А почему бы так не создать и свою породную группу – русская верховая?

– С лошадьми разобрались. А людей нам хватает, чтобы работать с лошадьми?
– Вы правы, лошади сами по себе ничему не научатся. Для этого необходимы спортсмены-профессионалы, которые смогли бы их подготовить. А профессионалов, к сожалению, у нас не хватает. Чем талантливее лошадь, тем быстрее непрофессионалы её сломают. Талантливые лошади более чуткие, тонкие, и непрофессиональная методика приводит к тому, что уже на стадии заездки они перестают работать. И остаются те, что "подеревяннее", посильнее.
Второй аспект – нужны люди, которые будут готовить таких профессионалов, тренировать детей. С детьми у нас ведь тоже очень большая проблема. Зачастую ребят обучают непрофессионалы, которых я бы вообще не подпускал ни к лошадям, ни к детям. Всё это приносит большой вред. И в лучшем случае люди просто, не получая результатов, теряют интерес и перестают заниматься конным спортом. У нас есть топ-специалисты, но их очень мало. А учебного заведения, которое бы их готовило, у нас нет. Есть институт в Малаховке. Но уровень там должен быть выше. Там не учат тренерской работе с лошадьми и детьми как таковой.

– И что же делать в этой ситуации?
– На западе есть специализированные школы берейторов, готовящие специалистов всех направлений. Людей учат работать именно на лошадях и с лошадьми. Мы сейчас ведём переговоры по методике, готовим программу совместно с Кремлёвской школой верховой езды. Сейчас ведётся подготовка по формированию Центра народных традиций верховой езды, и внутри его хотим создать образовательное учреждение, которое помогло бы нам в подготовке специалистов. Ведь именно их отсутствие – это наша главная сложность, не позволяющая нам двигаться вперёд быстрее.

"Тайсон одной рукой набил всем морду, забрал миллион и улетел"



– Есть ли в федерации какие-то финансовые проблемы, которые вам предстоит решать, или в этом отношении никаких трудностей нет?
– В этом вопросе важно разделить две вещи. С одной стороны, федерация должна обеспечить собственное функционирование и работу всех комитетов. То есть выплачивать зарплату административным работникам, платить за свет, за аренду и т.д. Работа федерации должна быть построена таким образом, чтобы на всё это хватало взносов её членов. С другой стороны, Федерация конного спорта должна работать и со спонсорами, и с меценатами, и с частными владельцами. И нужно помогать друг другу не деньгами, а делом, совместной работой.

– Но как же, например, проводить соревнования, если нет денег?
– В этом случае мы говорим об определённых программах. Каждая из них преследует конкретную цель, для достижения которой мы и должны привлекать спонсоров. А не для того, чтобы просто раздать всем денег. Мы привыкли сидеть как негры в Африке и ждать, когда ЮНИСЕФ прилетит и сбросит нам мешок риса. Постоянно ищем какого-нибудь олигарха или человека из правительства, чтобы он нам денег дал. Но всё зависит от нас с вами. Надо не просто денег просить, а предлагать, например, проспонсировать программу привлечения иностранных специалистов для проведения мастер-классов. Или провести соревнования, представив свою продукцию в рекламе. В этом контексте надо и с Министерством спорта работать. Не нужно смотреть на нас, как на попрошаек. И нельзя говорить, что волейбол нам нужен, потому что там есть медали, а конный спорт – нет.

– Но ведь в нашей стране во многом так и привыкли рассуждать.
– Привыкли, чтобы галочки ставить. А как же общение с животными? Вот, говорят, все дети у нас уткнулись в планшеты. Как оторвать ребёнка от телефона? Спорт! Но одно дело - спорт, где ты отвечаешь только за себя, и совсем другое - где у тебя есть друг и партнёр. Так у детей вырабатывается чувство ответственности, они ухаживают за животными – а всё это потом перенесётся и во взрослую жизнь.
У нас принято считать, что федерация должна делать то, делать это, сюда денег дать, туда. Но мы же начинаем заниматься конным спортом не потому, что это надо федерации. Если ты дошёл до высочайшего уровня и готов представлять страну на международной арене, то мы, конечно, поможем. Но в целом у федерации другие задачи. Мы должны популяризировать конный спорт. Нужно говорить о нём, показывать его. А ещё зрителям нужны кумиры. Я недавно смотрел передачу по телевидению, и там рассказали, что в тех видах спорта, где у нас были олимпийские медали, телефон в спортшколах разрывается от звонков с просьбой принять ребёнка. А у лёгкой атлетики ни одного звонка, телефон молчит. Поэтому нам очень нужны топ-всадники – люди, за которых начнут болеть, переживать, а потом и захотят заниматься конным спортом. Тогда будет и развитие.

– Может ли Россия стать одним из центров развития конного спорта, куда будут приезжать известные спортсмены и специалисты?
– А это уже происходит. Они приезжают на мастер-классы, делятся информацией – всё это есть. Может быть, нам нужно больше информации об этом в прессе, по телевидению. Фундамент заложен, и работа в этом направлении ведётся. Людям просто необходимо к этому привыкнуть. А специалистов будет больше. Их приглашают, и они приезжают.

– А если мы говорим об иностранных спортсменах топ-уровня? Стоит ли ждать, что они будут к нам приезжать и выступать?
– С этим сложнее. Мы ведь отдалены не только расстоянием, но и границами, визами. Получить визу, оформить лошадей и все нужные документы – это очень большая проблема. Думаю, одна из наших первоочередных задач на данный момент – сделать прохождение границы более понятным и простым. Нам нужна целенаправленная работа федерации с таможенными службами, надо выработать чёткое, понятное решение, разработать необходимый комплект документов для тех, кто участвует в соревнованиях или покупает и продаёт лошадей. Пока же всадники оказываются в трудном положении. Долгие часы ожидания на границе наносят непоправимый вред нашим животным. А здоровье лошади у нас всегда стоит на первом месте. Почему к нам не приезжают иностранцы? Мало того что ты преодолел большое расстояние, так ещё поди-ка пройди таможню. Представляете немца или англичанина на российской таможне? Дальше первого КПП он не пройдёт, если не будет сопровождающего. И, конечно, мы должны над этим работать.

– Но когда-то ведь они приезжали. За большие деньги, конечно…
– Знаете, на что это было похоже? Вот начальник богатого колхоза привёз в местную боксёрскую секцию Майка Тайсона за миллион долларов. Тот одной рукой набил морду всей деревне, забрал миллион и улетел. Прошло три дня. Денег нет, Тайсона нет, а деревенские боксёры сидят с разбитыми лицами. Такое было и у нас. Всех звёзд привозили на самолётах, платили им деньги, они нас "избивали" здесь, как котят, и уезжали. Как унижают российских всадников, приходило смотреть много зрителей. Но с точки зрения развития конного спорта это было абсолютно безграмотное мероприятие. Ничего более ужасного придумать было нельзя. Под удар ставилась репутация всех наших спортсменов. Но, к сожалению, люди, которые управляли федерацией, хоть и были очень уважаемыми, ничего не понимали в конном спорте. Если бы приглашали нормальных спортсменов, с которыми мы могли бы соревноваться, может, и спонсоры тогда посмотрели бы и подумали о том, что стоит поддержать ребят.

"Для кого-то президент – это дядька с пузом, серьёзными бровями и баблом"



– Владимир, останется ли у вас время заниматься спортом, если вы станете президентом федерации?
– Конечно, на то, как я занимался спортом раньше, времени не будет. Я понимаю, что меня ждёт очень серьёзная работа, требующая большого количества времени. Но нужно сказать, что у предыдущих президентов основная деятельность вообще была другой, а Федерация конного спорта становилась своего рода хобби. У меня же всё это связано. Так что я буду заниматься спортом в свободное время. Иногда это можно будет совмещать при поездках на крупные турниры. Там можно и встречаться с представителями других федераций, и выступать. Но я отчётливо понимаю, что большую часть времени мне придётся уделять серьёзной и ответственной работе на посту руководителя.

– Не секрет, что вы уже давно живёте в Европе. Собираетесь перебираться в Россию, если станете президентом?
– А я уже перебрался. У меня в Германии осталась своя база, она продолжит работать, и в свободное от работы в России время я буду туда наведываться.

– Вы упомянули, что у вас серьёзные связи и контакты по всему миру. Смогут ли они помочь вам в вашей работе?
– Конечно. Я готов разговаривать со всеми. Что касается международной федерации, то я там со всеми общаюсь. А что касается спорта, то я 15 лет тренировался вместе с богами – Франком Слоотааком, Йероу Дюббельдамом, да и со всеми топ-спортсменами, которые создают конный спорт, у меня очень хорошие отношения. Есть положительный опыт общения со всеми крупнейшими фирмами, которые проводят соревнования по конному спорту. Да, я не дам своих личных денег, но я приведу людей, которые их инвестируют. Деньги ведь нужны не для того, чтобы их положить в карман – их можно и нужно измерять проектами. Деньги у меня есть, но они все конвертированы в дела. И их в делах будет вложено ещё больше. Добавлю, что я являюсь директором ДЮСШ «Юность Москвы» по конному спорту, а потому понимаю и в бюджетном планировании, и в финансировании и в том, как работает спортивная школа. Кто-то ещё знает, как работает бюджетное учреждение?

– Какие ещё есть в вашей предвыборной программе аспекты, о которых мы не упомянули?
– Понимаете, настал тот момент, когда нам не нужно воевать. Нужно всем вместе собраться и идти к общей цели. Было уже столько программ написано! Да и в программе предыдущего президента есть множество правильных вещей. Когда программу писали, все тоже хотели сделать, как лучше. Я не один такой, кто понимает, как и что нужно делать. Но нам просто нужно взять и начать выполнять все пункты этой программы.
Со временем мы подтянемся к странам, которые долгое время находятся на топ-уровне. Если бы у нас не было перестроек, дефолтов и кризисов, всё было бы гораздо проще.
Надо просто работать. Что-то из планов Сергея Владимировича Маслова получилось, что-то нет. Но если мы начнём выполнять всё по пунктам, от этого будет большая польза.
Моя задача – не ругаться ни с кем, а всех вместе собрать. Я вообще против того, чтобы эта должность называлась "президент". Бывало такое, что должность просто продавалась. Человек получал звание президента, а взамен давал денег. И я хочу изменить такое отношение. Сергей Владимирович серьёзным конником не был, но за восемь лет работы накопил солидный багаж знаний и стал понимать: для того, чтобы принимать решения, нужно знать спорт, всю индустрию, иметь все контакты. А кто это может сделать? Какой президент нам сейчас нужен? Я вам честно скажу: ведутся разговоры, мол, давайте обратимся к кому-то, у кого в правительстве знакомые, давайте поставим того, у кого очень много денег и он два раза на лошадке ездил. Естественно, у этого человека нет информации, чтобы управлять федерацией. Деньги есть, и первое время, может быть, он эти деньги будет давать. Но даже как они будут распределяться – это большой вопрос.

– Оппоненты вас не критикуют за такую точку зрения?
- Меня многие считают несерьёзным. Я же весёлый, общаюсь с людьми, у меня есть Калинка-Малинка, которую за рубежом встречают стоя. А для кого-то президент – это, наверное, дядька с пузом, серьёзными бровями и опытом работы в правительстве. А ещё с нулевым пониманием специфики конного спорта, но с баблом. Он вроде бы придёт и всех осчастливит. Не нужно нам такого! Вот уберите из названия должности слово "президент" - и число претендентов на неё резко уменьшится. Надеюсь, что люди, которые хотят, чтобы спорт развивался, отдают себе отчёт в том, что нужно делать.
Если вы готовы сделать лучше меня – придите и сделайте, не надо ничего за спиной говорить. Я не один разбираюсь в конном спорте, но пока на данный момент единственный, кто официально подал заявку в качестве кандидата. А если кто-то говорит, что я несерьёзный, - готов с любым из этих людей выйти на дебаты и открыто обсудить эту тему. Вот и посмотрим, кто будет выглядеть несерьёзным.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 19
7 декабря 2016, среда
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →