Безрученко: не лежала у меня душа к ВИЗу…
Текст: Евгений Кустов

Безрученко: не лежала у меня душа к ВИЗу…

Голкипер щёлковского "Спартака" Николай Безрученко рассказал о своей карьере, победе на студенческом чемпионате мира, развале УПИ-ДДТ и ощущении, что он наконец-то нашёл свою команду.
24 сентября 2008, среда. 14:28. Другие

Новоиспечённый голкипер щёлковского «Спартака» Николай Безрученко в интервью официальному сайту своего клуба рассказал о своей карьере, победе на студенческом чемпионате мира, развале УПИ-ДДТ и ощущении, что он наконец-то нашёл свою команду.

О том, когда у него появилось желание стать спортсменом и почему выбор пал именно на мини-футбол:

«Футболом я начал заниматься в первом классе, уже ближе к пятому классу попал в школу „Томи“, но в какой-то момент пришлось отказаться от продолжения занятий, так как расписание тренировок не позволяло мне успевать в школе. Естественно, мысли о профессиональной карьере на тот момент быть не могло. Я сделал акцент на учебу. Тем более что „Томь“ тогда выступала во второй лиге, и каких-то больших карьерных перспектив на таком уровне не было. Мини-футбол в мою жизнь вошел совершенно случайно, когда в 1991 году меня пригласили выступить за юношескую команду в Санкт-Петербурге. Не помню, что был за зал, но помню, что там были колонны и резиновое покрытие».

О том, уже был ли он в тот момент вратарём:

«Я всегда играл в воротах. В ворота встал, потому что обидно было, что команда пропускает голы, вот я и решил выручить ребят».

О том, стала ли поездка на турнир в Питер определяющей:

«Томь» тогда выступала во второй лиге, и каких-то больших карьерных перспектив на таком уровне не было. Мини-футбол в мою жизнь вошел совершенно случайно, когда в 1991 году меня пригласили выступить за юношескую команду в Санкт-Петербурге.

«Нет, конечно. После этого я еще в большой футбол играл. Только через пару лет один мой знакомый попросил сыграть за них на первенстве города. К вопросу о популярности мини-футбола в Сибири скажу, что в первенстве города у нас выступали команды по трём группам. На каком-то этапе эта команда заявилась для участия в первой лиге российских соревнований, а президентом команды стал мой бывший тренер по юношам. Тогда в ТТГ от нас ушел опытный вратарь Олег Шишков, а меня взяли ему на замену».

О том, возникло ли решение продолжить свою профессиональную карьеру именно тогда:

«Ну да. Втянулся, понравилось. Немного поиграл за „Северск“ и получил предложение от команд высшей лиги: „Заря“ Емельяново и „Сибиряк“ Новосибирск. Дебют в „Сибиряке“ состоялся в 18 лет».

О том, хватало ли игровой практики:

«В „Северске“ я был основным вратарем, а в „Сибиряке“ не все сразу сложилось гладко, хотя провел первых два тура за команду, но потом немного не „вкатился“, где-то, возможно, неправильно себя повел и совсем скоро уехал из команды. А на следующий гол поехал поступать в УПИ».

О том, было ло ли главной мотивацией получение образования:

«И учиться, и на просмотр во вторую команду УПИ. Подумал, что если не получится заиграть, то хоть образование получу».

О том, что для многих он главным образом ассоциируется со студенческой командой Екатеринбурга:

«А так оно и есть. УПИ — это значительный этап не только моей спортивной карьеры, но и жизни. Многие считают, что я вообще родом из Екатеринбурга».

О том, как он закрепился в команде:

«Начиналось всё не очень удачно. В первый год меня даже сняли со ставки как бесперспективного вратаря. Конкурировать во второй команде мне приходилось с Сергеем Зуевым. Может быть, Сергей был посильнее, может быть, тренер сделал на него ставку, но именно он поначалу был основный вратарем, а я запасным. Через год Сергей получил серьёзную травму, и основным вратарем стал я. Признаться, переход от роли запасного к роли основного вратаря — дело нелёгкое. Ответственность ложится колоссальная, и в том сезоне я чуть-чуть „поплыл“. Конечно, постепенно поднабрался опыта, освоился и дальше уже был основным вратарем».

О том, с чем, на его взгляд, была связана самобытность команды:

«Именно с тем, что в команду всегда приходили собственные воспитанники из второй и третьей команды, и вот тот „упийский“ дух всегда сохранялся. Люди играли не за большие деньги, а за перспективу вырасти. К сожалению, развал команды, на мой взгляд, начался, когда стали брать людей с другими запросами, в основном из дубля „ВИЗа“. Всё-таки это были люди с другой психологией и идеологией. Хотя, мы еще два года продержались, выживали, когда по полгода не платили зарплату. Когда же команду стали покидать уже проверенные люди, стало ясно, что судьба УПИ предрешена».

О том, в чём же был феномен наставника УПИ Сергея Банникова:

«Я даже не могу сказать, что Сергей Евгеньевич отличался какими-то феноменальными тренерскими способностями, тем более что я сейчас поработал с тренерами гораздо более высокой квалификации и понимаю это отчётливо. Но, видимо, у него было великолепное чутьё на людей. Команда была столько времени на плаву, и народ всегда подбирался в нее по человеческим качествам».

О том, была ли возможность сохранить команду:

«Попытки делались. Мы даже должны были переехать в Челябинск, где был найден новый спонсор, но, к сожалению, что-то не получилось. Старые спонсоры от нас отказались, а новые не взяли».

О том, был ли связан переход в ТТГ именно с распадом УПИ:

«Дело в том, что в последнее время своего существования студенческая команда финансировалась из кармана ВИЗа, и всё шло к тому, что я должен был оказаться именно в сильнейшей уральской команде. К моему сожалению, желания играть в ВИЗе у меня не было, поэтому было принято решение о переходе в ТТГ».

О том, с чем связано нежелание играть за ВИЗ:

«Ну не лежит у меня душа к этой команде».

О том, получился ли югорский этап удачным:

«ТТГ — это тоже этап становления, можно сказать. Я попал туда в момент становления команды в Югорске. Сменился коллектив, сменился тренер, и мне самому пришлось менять психологию, потому что, например, команда УПИ позволяла сопернику нанести по своим воротам 30-40 ударов за матч, а мои ошибки в таком количестве в какой-то степени растворялись, а в ТТГ по воротам наносилось 10-15 ударов, где каждая ошибка вратаря имела куда более ощутимый вес. Цена её возрастала значительно.

Адаптация проходила довольно тяжело. Потом началась чехарда с тренерами. Когда пришел к нам Юрий Николаевич Руднев, он сказал, что на меня рассчитывает. Хотя уже после первого сезона я почувствовал, что это не моё, и хотел уходить. С приходом Руднева, я, конечно же, почувствовал уверенность и готовился конкурировать с Звиадом Купатадзе, но на сборах получил травму. Естественно, с одним вратарём команда играть не может, и в Югорск был приглашён Виталий Бужор. Постепенно я набрал хорошую форму, но у нас в команде было уже три равных вратаря. Играли до ошибки. Естественно, кроме этого присутствовал и фактор симпатии тренера. Считаю, что я не выдержал именно такой конкуренции, хотя мне предлагали продлить контракт. И с нового года я был отдан в аренду в „Факел“ Сургут, с единственной, наверное, целью, чтобы не сидеть без дела. Хотел просто наиграться вдоволь. Посмотрел, что такое высшая лига. Уровень и организация, конечно, сильно отличается от Суперлиги».

Начиналось всё не очень удачно. В первый год меня даже сняли со ставки как бесперспективного вратаря.

О том, что затем он всё-таки вернулся в Суперлигу:

«Да, прошлый сезон я провёл за „Мытищи“. В первую очередь мой переход был связан с тем, что было желание поработать с таким тренером, как Михаил Васильевич Бондарев. Я шёл конкретно к нему. Сезон у нас, однако, получился каким-то скомканным. Хорошие игры чередовались с провальными. Мне прошлогодние „Мытищи“ напомнили по игре УПИ, когда на вратарей ложилась очень большая нагрузка. Вратарь должен ловить, отбивать и ещё и диспетчером быть. Но не это самое трудное. Психологически гораздо труднее, когда вкалываешь, вкалываешь, а результата нет никакого. С „Мытищами“ контракт у меня был заключен на один год, поэтому, в случае предложения из более серьезного клуба, продлевать его желания особого не было».

О том, что этим клубом оказался «Спартак-Щёлково»:

«С появлением в новой команде у меня появилось ощущение, что это моя команда. Это ощущение складывается по тому, как проходят тренировки, какие ставятся задачи, какой микроклимат в команде, просто по отношению людей. Есть ощущение внутреннего комфорта».

О том, что в дебютном матче за «Спартак-Щёлково» против «Норникеля» он не пропустил голов:

«На самом деле, какой-то большой нагрузки я в той игре не испытал. Гораздо большее напряжение создавалось из-за того, что это был старт сезона. Норильчане же нечасто тревожили меня, хотя несколько опасностей мне удалось ликвидировать. Вообще, я всегда оцениваю свою игру несколько по другим критериям. Мне всегда говорили, как бы ты хорошо не играл, но ты обязан пропустить на один гол меньше, чем забила твоя команда».

О том, с кем из своих бывших партнеров он поддерживает близкие отношения:

«Сейчас практически это нереально, ведь спортивная жизнь разбрасывает людей в разные уголки страны. Многие мои бывшие партнёры уже закончили заниматься спортом. В основном, созваниваюсь и общаюсь со своими бывшими партнерами по „Мытищам“.

О том, как он воспринял два домашних поражения от не самого сильного клуба Суперлиги — питерского „Динамо“:

»Болельщикам, конечно, хочется всегда видеть победы любимой команды, но даже два поражения от «Динамо» из Санкт-Петербурга не отражают положения дел, ведь выглядели мы неплохо. Пропустили эти досадные нелепые голы. Я серьёзно проанализировал пропущенные мною мячи, есть голы из-за ошибок, которые можно проанализировать и исправить, а есть голы, которые можно считать нелепой случайностью".

О том, что в его карьере есть ещё и победа в составе студенческой сборной России на чемпионате мира:

«Эта победа в моей жизни стоит особняком. Во-первых, само приглашение в сборную России для любого спортсмена почетно, а ещё и победа на мировом форуме вдвойне радостнее. Состав у нас был неплохой, и мы прошли групповой этап без особых проблем. Понятно, что не самые грозные соперники у нас были в группе, но для меня это было только на руку, так как я совсем недавно залечил травму и от игры к игре успевал набрать форму. В полуфинале мы обыграли хозяев турнира поляков, хотя ещё до матча было много разговоров о том, что при сумасшедшей поддержке трибун поляки способны на чудо. Перед этим они победили португальцев. Мы, однако, особого сопротивления не испытали и в финале попали на сборную Бразилии».

Та игра в моей карьере стоит особняком. Было очень тяжело. Вначале были своеобразные качели. Мы открыли счёт, и бразильцы практически тридцать минут играли впятером. В итоге мы победили 4:1, при этом ни одного гола в пустые ворота бразильцам не забили, все забили с игры".

О том, насколько у него выработалась психология победителя на фоне выступлений за УПИ и прошлогодние «Мытищи», насколько он способен поймать кураж:

«Кураж поймать я способен, если вспомнить всё тот же финал студенческого чемпионата мира с Бразилией. Я тяжело входил в игру, но постепенно почувствовал такую уверенность, которая позволила мне доиграть матч без серьёзных ошибок, но сам результат матча только подтвердил это».

О том, висит ли него чемпионская медаль на самом почетном месте:

«Все свои награды, а их не так уж и много, храню у родителей. Есть коллекция, конечно же, медали, кубки, форма».

Всё шло к тому, что я должен был оказаться именно в сильнейшей уральской команде. К моему сожалению, желания играть в ВИЗе у меня не было, поэтому было принято решение о переходе в ТТГ.

О том, чему он посвящает свой досуг:

«Времени свободного не так много на самом деле. Тем более, моя супруга работает в Мытищах. Поэтому мы с ней видимся только по вечерам. Стараемся вместе провести остаток дня. Когда жили в Мытищах, старались выбираться в театр или кино. В Щёлково живем недавно, поэтому успели посетить пару раз ресторанчики».

О том, чему он традиционно посвящает отпуск:

«Для меня летний отпуск — это вообще уникальный период. Я сам из Сибири, а жена моя из Казахстана, поэтому, чтобы по всем родственникам проехать, нужно как минимум недели три. В этом году именно по такому маршруту мы и проехали. Смена обстановки, считаю, пошла на пользу. Главное в жизни спортсмена — иногда отключаться от рабочего ритма и менять обстановку, тем более, сейчас сезон заметно увеличился, и времени на восстановление и отдых требуется больше».

О том, кого он считает своими главными болельщиками:

«Это, конечно же, моя семья — родители и жена. Кроме того, у меня есть и свой фан-клуб. Находится он в Сыктывкаре. Его организовал мой бывший партнер по УПИ Сергей Трекаловский. Ребята постоянно следят за моими выступлениями, подбадривают, переживают».

Источник: Официальный сайт МФК "Спартак-Щёлково" Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
29 апреля 2017, суббота
28 апреля 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →