Интервью старшего тренера сборной России по конному спорту лиц с ПОДА
Фото: РИА Новости
Текст: Михаил Чесалин

Руднев: свою страну мы не продаём и не меняем

Старший тренер паралимпийской сборной по конному спорту – о нежелании выступать под белым флагом, домашней Паралимпиаде и планах на будущее.
24 сентября 2016, суббота. 00:30. Другие
ФОТОГАЛЕРЕЯ РОССИЙСКОЙ ПАРАЛИМПИАДЫ ПО КОННОМУ СПОРТУ

Российских паралимпийцев жестоким решением Международного паралимпийского комитета не пустили на Игры в Рио-де-Жанейро. Как ни боролась команда и её защитники, справедливости добиться не удалось. А потому нашим спортсменам пришлось показывать свою мощь на специально организованных домашних стартах. Российская Паралимпиада по конному спорту прошла в комплексе Maxima Stables, и члены национальной сборной показали дома результаты, которые могли бы обеспечить им медали Игр. О том, как команду не пускали в Бразилию, почему всадницы решили не выступать под флагом МПК и зачем проводятся старты в Москве, рассказал старший тренер сборной по конному спорту лиц с ПОДА Евгений Руднев.

– Евгений, давайте начнём с самого начала. Расскажите, как, с вашей точки зрения, выглядели все события, которые привели к тому, что сборная России не поехала на Паралимпиаду в Рио-де-Жанейро?
– С нашей точки зрения, это всё выглядело не совсем так, как для всех других сборных. Мы были одной из трёх команд, которые поехали на предстартовые международные сборы, куда помимо нас выезжали только велосипедисты и лучники, все остальные готовились дома. Мы должны были выезжать, поскольку лошади необходимо было пройти трёхнедельный предполётный карантин. В противном случае, даже если бы было вынесено положительное решение, мы никуда полететь не смогли бы.

С начала августа мы тренировались и готовились в Германии, но пристально следили за всеми решениями. Сначала очень надеялись на суд CAS, следили за тем, как наша делегация туда поехала. В день, когда оглашали решение, была уверенность процентов на 95, что его вынесут в нашу пользу, поскольку защита была проведена очень грамотно. Все надеялись на положительный исход, готовились к нему. Ничего не предвещало беды, но решение, о котором мы сразу узнали из немецких СМИ, оказалось отрицательным.

– На последовавшую за этим апелляцию надеялись?
– Да, на неё мы тоже возлагали много надежд, но её также отклонили. В итоге мы остались на международных сборах последними – всех остальных вернули обратно. В нашу защиту активно включилась Международная федерация конного спорта, была развёрнута целая программа, было сказано много слов поддержки, много писем пришло от других команд: Германии, Дании, Нидерландов, Латвии. Это очень помогало. И надежда у нас сохранялась до последнего. Только 2 сентября после моего разговора с представителем комитета по выездке и паравыездке FEI стало понятно, что выступить под российским флагом нам не дадут. Единственная возможность для нас попасть в Рио – выступать под флагом Международного паралимпийского комитета. Фактически под белым флагом.

– Это была реальная возможность? То есть вы могли согласиться и сразу вылететь в Бразилию без дополнительных рассмотрений и апелляций?
– Да, нам нужно было лишь подписать определённые документы. Я заранее провёл консультации со спонсорами, поскольку наша поездка должна была осуществляться за личные средства. Спонсоры и клубы, которые поддерживают спортсменов, за что им огромное спасибо, дали однозначный ответ – они готовы были обеспечить эту поездку в случае нашего согласия выступать под флагом МПК. А, честно скажу, речь идёт об очень немалых суммах. Цена вопроса – примерно 100 тысяч евро на всю сборную, причём деньги нужны были чуть ли не в тот же день.

Мы собрались со всеми спортсменами и тренерами, чтобы принять окончательное решение. И единогласно решили, что под флагом МПК мы на Паралимпиаду не поедем.
После того как я получил подтверждение и от федерации, и от спонсоров, то есть нам ни теоретически, ни практически ничего не мешало, мы собрались со всеми спортсменами и тренерами, чтобы принять окончательное решение. И единогласно решили, что под белым флагом мы на Паралимпиаду не поедем. Мы хотим выступать только под флагом России, и если Международный паралимпийский комитет нам в этом откажет, то мы, если так можно выразиться, откажем им в удовольствии видеть нас на этих соревнованиях.

– Естественно, МПК не согласился на ваши условия…
– Да. Мы написали официальное заявление, которое было распространено во всех СМИ, направлено в Министерство спорта, в Паралимпийский комитет России, МПК и Федерацию конного спорта. В нём мы написали, что Россия – это страна, в которой мы родились, выросли, тренируемся и за которую мы готовы отдать жизнь. Страну мы не продаём, не меняем и готовы выступать только за Россию. 2 сентября мы получили отказ, а потому 3-го Германию покинули лошади, а 4-го – спортсмены.

– Когда и как было принято решение провести Паралимпиаду по конному спорту в России?
– 8 и 9 сентября у нас был мастер-класс в Новогорске. Там министр спорта Виталий Мутко дал нам разрешение на проведение домашних Паралимпийских игр по конному спорту. После получения этого разрешения и благодаря руководству Maxima Stables нам удалось в кратчайшие сроки организовать это мероприятие и уже в первый день соревнований показать высокие результаты. Наши всадники готовы даже не на 100, а на 110 процентов – присутствует и спортивная злость! Конечно, дома и стены помогают, но ответственность намного выше. Если в Бразилии мы были бы далеко от дома и много факторов влияло на результат, то здесь оправданий быть не могло. И девушки в командном призе проявили себя прекрасно. Если бы Наталья Мартьянова показала подобный результат в Рио-де-Жанейро, то могла бы получить золотую награду. Марина Виноградова получила бы серебро, а Наталья Жаворонкова была бы бронзовым призёром.

Если бы Наталья Мартьянова показала подобный результат в Рио-де-Жанейро, могла бы получить золотую награду.
– А как вы оценивали силу нашей команды до Паралимпиады? Каков был ваш прогноз — рассчитывали в команде на медали?
– Я старался делать достаточно сдержанный прогноз, а потому планировал, что одна из наших всадниц — вероятнее всего, Наталья Мартьянова — в личном зачёте может завоевать бронзу. Нужно отметить, что обычно в европейских командах есть один ярко выраженный лидер, один середнячок и один отстающий. У нас же есть один лидер, а два других спортсмена – середнячки. Поэтому я рассчитывал, что в командном призе у нас была бы бронза и в общекомандном первенстве также рассчитывал на бронзовую медаль.

– Выходит, у нас могли бы быть первые, исторические медали в команде?
– Да мы на Паралимпийские игры командой вообще были допущены впервые. А теперь есть и реальные подтверждения тому, что наши спортсмены были готовы показывать медальные результаты. Понятно, что это домашняя Паралимпиада, здесь и стены помогают, тем более что Наталья Мартьянова выступает на базе, где стоит и тренируется постоянно. Тем не менее высокий результат ещё нужно показать. Девушки хорошо выступили, показали стабильный рост. Пик подготовки пришёлся на этот старт, то есть всё было рассчитано правильно.

Конечно, сейчас очень обидно, ведь ты осознаёшь, что подготовка была проведена правильно. Но продержать такой уровень ещё четыре года до следующей Паралимпиады просто невозможно. У нас в команде все лошади 2005 года, то есть чисто теоретически они способны дойти до следующих Паралимпийских игр, но это достаточно сложный процесс. Поэтому кому-то, видимо, придётся искать новых лошадей.

– Евгений, а зачем сейчас нужна российская конная Паралимпиада? В чём её главная цель?
– Для спортсменов, безусловно, очень важно, чтобы их оценило спортивное руководство и руководство страны в целом. Я считаю, что наши всадники заслуживают самых высоких оценок. За всю историю российского конного спорта никогда не было такого, чтобы команда по выездке или паравыездке попадала на Игры, олимпийские или паралимпийские. Это случилось впервые, и очень хочется, чтобы это заметили.

На обычную выездку в Рио-де-Жанейро трибуны заполнялись процентов на 20, а паралимпийская пользовалась ещё меньшей популярностью – 5-10 процентов.
Очень важно, чтобы спортсмены, отдавшие жизнь спорту и сумевшие показать высокие результаты, смогли получить адекватную оценку от государства. Чтобы им были присвоены звания, чтобы они получили те премии, которые им положены. Впрочем, дело не столько в премиях, сколько в признании. Понятно, что трудно напрямую сравнивать результаты в Бразилии и здесь: там другие условия, другие судьи. Но очевидно, что мы не хуже наших соперников и спортсмены однозначно заслуживают адекватной оценки.

– На соревнованиях присутствует много зрителей, много детей…
– Да, видно, что люди неравнодушны к нашему виду спорта. И приятно, что подрастающее поколение не забывает своих героев, приезжает их поддержать. Конечно, при пустых трибунах выступать было бы куда сложнее. У нас праздник удался. Люди приходят, смотрят, поддерживают – и это самое важное!

Кстати, на днях я разговаривал со старшим тренером сборной Дании, который рассказал, что в Рио-де-Жанейро трибуны были заполнены на 5-10 процентов. На обычную выездку там трибуны заполнялись процентов на 20, а паралимпийская пользовалась ещё меньшей популярностью. Фактически на трибунах были только родственники и знакомые, которые приехали поддержать конкретных спортсменов. Любителей паралимпийской выездки как таковых практически не было. Хотя, например, на Всемирных конных играх трибуны просто ломятся от зрителей. Во Франции паралимпийскую выездку пришли посмотреть 30 тысяч человек. Так что у участников Игр в Бразилии остались смешанные чувства.

– Какие у команды планы на будущее?
– Впереди у нас новые старты. В декабре я запланировал выступление в Голландии на этапе Кубка мира, который станет отборочным к чемпионату Европы. Потом у нас будет два международных старта в мае — в Бельгии и Германии. В начале августа мы должны будем провести чемпионат России, а в последние выходные августа предстоит чемпионат Европы в Швеции. К соревнованиям готовятся все спортсменки, в том числе из резерва. У нас есть планы по расширению сборной, два вакантных места, так что будем отбирать. И, конечно, очень интересно, как мы покажем себя на чемпионате Европы, когда, наконец, получится сравнить результаты нашей работы с другими командами.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →