Дмитрий Саутин
Фото: РИА Новости
Текст: Александр Круглов

Саутин: хайдайвинг заслуживает места в олимпийской программе

Дмитрий Саутин — о проблемах в российских прыжках в воду, где впервые в постсоветской истории Россия осталась без олимпийских медалей.
27 сентября 2016, вторник. 12:46. Другие

Дмитрий Саутин стал одним из рефери на турнире Red Bull Cliff Diving в Мостаре. Корреспондент «Чемпионата» обсудил с двукратным олимпийским чемпионом не только выступление его земляка Артёма Сильченко, но и проблемы в российских прыжках в воду, где впервые в постсоветской истории мы остались без олимпийских медалей.

Думаю, хайдайвинг способен собирать и по 80 000 зрителей, как элитные футбольные матчи. Людям нравятся рисковые шоу.

«С хайдайвингом могут сравниться только топовые футбольные матчи»

— Расскажите, почему судьи оценивают выступление в хайдайвинге в основном по входу в воду? Вы успеваете отследить все элементы прыжка?
— Каждый прыжок занимает всего несколько секунд. В замедленном повторе судить было бы легче и оценки были бы у всех ниже, так как мы могли бы отметить больше недостатков.

— А вы советуетесь с коллегами перед выстаплением оценок?
— Да, если происходят явные провалы, обсуждаем их. Но повтор — это для зрителей, а не для нас.

— Спортсмены не обижаются, когда один судья ставит 10 баллов, а другой — 7?
— Спортсмены знают, за что их так оценивают, чувствуют свои ошибки. Артём, например, допустил грубую ошибку — согнул ноги, и я уже не мог поставить ему высокую оценку, хотя открытие прыжка с 4,5 оборота было нормальным.

— Базовая техника у хайдайверов сильно отличается от классической «вышки»?
— Всё то же самое, только в вход на ноги. Все они бывшие прыгуны с вышки.

— Вы прыгали с таких экстремальных высот?
— Никогда. Самое большое прыгал на сборе в Севестополе с 18-20 метров ещё при Советском Союзе. Нам было по 15 лет, прыгнули по три раза. Первый раз я ничего не помнил, сердце поднялось. Второй раз уже поспокойнее сделал, а третий раз не волновался совсем.

— Многие болельщики считают, что в хайдайвинг идут прыгуны неудачники, как в мини-футбол, например. Вы с этим согласны?
— Да, если в 18 лет ты не попадаешь в основную сборную, а выходишь из юношеского возраста, то начинаешь себя искать. По инерции можешь пропрыгать ещё год, а дальше надо делать выбор, чтобы не сняли с зарплаты. Многие уезжают во всякие шоу, прыгают с вышки любой высоты, снимают это и готовят программу для хайдайвинга. Лучших приглашают организаторы из Red Bull. С этого начинается твоя новая спортивная жизнь. Все прыгуны работают в шоу, но прыгают в турнирах.

— Есть ли у этого вида прыжков серьёзные массовые перспективы, например с включением в олимпийскую программу?
— Заявку подали уже на Токио, все ждут, но вероятность пока не такая большая. Больше перспектив на 2024 год. Считаю хайдайвинг более зрелищным и достойным видом, чем прыжки с метрового трамплина.

— Сейчас новые олимпийские дисциплины ориентированы на зрелищность?
— Да, людям нравится то, что можно хорошо продать. Думаю, хайдайвинг способен собирать и по 80 000 зрителей, как элитные футбольные матчи. Людям нравятся рисковые шоу.

— Сколько вы уже судите?
— Третий год, но нам дают всего по два-три турнира и чемпионат мира.

«Один из китайцев сильно разбился. С тех пор боятся»

— Почему успешные в олимпийских видах китайцы не приходят в хайдайвинг?
— Это вопрос к их старшему поколению. Был один прыгун в 90-е, но сильно шлёпнулся, а остальные испугались. Но думаю, если войдут в олимпийскую программу, то снова появятся.

— Вас в Китае всё ещё узнают?
— Да, очень хорошо всегда принимают и не забывают. В России, наверное, уже забывать начали, а в Китае помнят.

Зайцев всегда возил первых номеров на все старты, не давая отдохнуть и восстановиться. Ребята просто сдохли и не смогли подойти в нормальной форме.

— Тяжело дался переход от участника соревнований к судье?
— Я стал лучше понимать судей. Все ошибаются. У всех разное видение, но все пять ошибиться не могут, поэтому в зачёт и идут три оценки. Самое козырное место было у Кена Гроува, но он чаще всех ошибался. Может быть, уже возраст сказывается — 63 года. Хотя он сам был хайдайвером и последний прыжок совершил в 57 лет.

— Вы как часто прыгаете?
— В этом году уже совсем не прыгал. После Казани завязал и очень пожалел. Все болячки вылезли наружу. В 2012 году я закончил профессиональную карьеру, но продолжал тренироваться для себя, выступать в серии «Мастерс» и делать лёгкие элементы в бассейне. Было всё нормально, но тормознул, и заболели спина, плечи, локти. Теперь буду потихоньку ходить в зал.

— Не было желания провести мастер-класс для молодых?
— Я прыгал в последний раз в шоу у Маши Киселёвой «Ёлки». Потренировался пару дней и прыгнул, но потом руки болели до нового года. Возраст сказывается.

— В 2012 году вы ещё рассчитывали отобраться в Лондон?

— Какие-то мысли были, но в 2011 году мы с Кунаковым проиграли на чемпионате России Захарову и Кузнецову и окончательно проиграли им конкуренцию. Шанс ещё был, но я понял, что это ни к чему.

— Кунаков чем сейчас занимается?
— Работает тренером в Воронеже. Он ещё год после меня пропрыгал, съездил на Универсиаду в Казань и закончил ещё молодым парнем. У него сильно заболела спина.

«От мельдония особого толку не было»

— У вас есть понимание, почему в Рио наши прыгуны остались без медалей?
— Очень сложный вопрос. Я меньше всего времени находился в команде. Есть главный тренер, есть президент федерации, который на этом деньги зарабатывает. Мне кажется, были трения внутри команды. Зайцев всегда возил первых номеров на все старты, не давая отдохнуть и восстановиться. Ребята просто сдохли и не смогли подойти в нормальной форме.

Наших паралимпийцев на Игры не пустили, устроили издевательство, а тут вскрылся такой позор ВАДА.

— Может, к открытому бассейну не приспособились?
— Для этого было достаточно двух сборов на Кубе. Мне кажется, наш спорт ушёл далеко, а мы остались на месте. Где-то на уровне Лондона и Пекина. Конкуренция этого не прощает. Соперники идут в гору, а мы вниз скатываемся, и это плохо.

— Это проблема детского или профессионального спорта?
— Профессионального. С девочками у нас совсем беда. Кроме чемпионатов Европы нет никаких результатов.

— В Воронеже школа работает успешно?
— Да. Набор детей есть, люди прыгают. Артём прыгает. Сейчас в конце ноября будем готовиться к турниру памяти моего тренера. Деньги есть, все условия есть. Тренеры работают. Сейчас глава управления физкультурой и спортом региона Владимир Кадурин внёс постановление, что бюджетные средства не расходуются на игровые виды спорта — только на школы олимпийского резерва. Я с удовольствием поддержал его шаг. Футбол и хоккей должны сами зарабатывать средства и искать спонсоров. А результаты у нас в регионе только в гимнастике — серебряная медаль Мельниковой.

— В прыжках есть спонсоры?
— Конечно. Президент над этим работает, привлекает большие деньги спонсоров. Иногда нам оплачивает какие-то выезды на Кубок мира.

— Как оцените ситуацию с фармакологией в российском спорте?
— Не беру другие федерации, но у нас в прыжках всё с этим нормально. Мы даже мельдоний перестали давать ещё с 1 сентября прошлого года. Особого толку от него не было. Я сам ничего не чувствовал, принимая его. Может, кому-то это давало азарт, а я потом даже от него отказался. И президент наш всех предупредил.

— Мельдоний внесли в запрещённый список, зато иностранцы принимают более сильные препараты через терапевтические исключения.
— Это бред какой-то. И мне, и многим людям непонятно, что вскрыли хакеры. Самое обидное, что наших паралимпийцев на Игры не пустили, устроили издевательство, а тут вскрылся такой позор ВАДА.

— У вас были когда-то терапевтические исключения?
— У нас и врачей таких не было. В нашем виде спорта фармакология роли никогда не играла. Конечно, в лёгкой и тяжёлой атлетике у нас серьёзные проблемы, но этим пусть их руководители занимаются. Сейчас стала членом МОК Елена Исинбаева, может, у неё получится возглавить нашу федерацию лёгкой атлетики. Но одной ей будет тяжело разгребать такое наследство. Не завидую и главному тренеру Юре Борзаковскому.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 10
30 апреля 2017, воскресенье
29 апреля 2017, суббота
28 апреля 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →