Вербов: уж очень хочется выиграть Олимпиаду
Текст: Алёна Шилова

Вербов: уж очень хочется выиграть Олимпиаду

Нет, пожалуй, для любого олимпийца большего разочарования, чем проиграть в полуфинале. Наверное, поэтому по прошествии уже более чем месяца с окончания ОИ Алексей Вербов полон эмоций.
5 октября 2008, воскресенье. 12:30. Другие
Нет, пожалуй, для любого олимпийца большего разочарования, чем проиграть в полуфинале. Наверное, поэтому по прошествии уже более чем месяца с окончания ОИ либеро подмосковной "Искры" и сборной России по волейболу Алексей Вербов полон эмоций.

— По итогам Олимпиады выступление женской волейбольной сборной оценили как неудовлетворительное, а вот мужской – как удовлетворительное. Согласны с этим?
— Это тройка. Конечно!Занять на Мировой лиге третье место, проиграв сербам, которым, в общем-то, не должны проигрывать. Хотя выиграли у бразильцев. Про эту победу все говорят как про психологическую. Но лучше выиграть не психологически у сербов и попытаться выиграть Мировую лигу. Этот проигрыш – ошибка нашей сборной, игроков, тренеров. А на Олимпиаде коллективная ошибка,ошибка команды в целом, наверно, была даже не с американцами, а с поляками, которым мы тоже не должны были проиграть. А команде-то было по силам выиграть золотые медали, но она не выиграла. Понимаете? Хотя в то же время получила медаль. То есть правильно, что удовлетворительно оценивают.

— Ваша команда ехала в Пекин лидерами, и все вас воспринимали как фаворитов. И медалей ждали только золотых. Это не давило?
— Хочу сказать, что у американцев в этом плане всё куда проще. То есть если бы они проиграли,то даже бы не то что упали и лежали десять минут, нет! Они бы пожали руки и пошли к своим семьям. Вот что самое интересное. А у нас это реальная трагедия! А когда ты знаешь, что у тебя впереди в пятой партии может быть такая беда, а может всё хорошо сложиться, то тут уже проявляет себя особенность нашего русского менталитета.Ты начинаешь думать об возможной неудаче.

— Вот вы во время матча думали, что может не получиться?
— Я честно скажу, что думал и волновался, что подобное может произойти. Вот после 0:2 были уже другие мысли: "Какие они сильные, как они нас". А когда я понял, что мы смогли их схватить, то начал прикидывать: а вот ещё чуть-чуть и... А ещё думал, что вот мы их достали, а может такая неудача произойти.

— Вот и произошла...
— Да. А я с ребятами разговаривал, с американцами, у них такого нет. Вот у нас, выиграв Олимпийские игры, ты обеспечишь себе будущее во всех направлениях. И понятно, что это давит. А у американцев не так. Они там после Олимпиады съездили в школы, расписались на тетрадках. Вот и вся их привилегия. Конечно, им легче играть. Я просто сам знаю. Я выиграл со своим напарником чемпионат Европы по пляжному волейболу до 23-х лет. А мы тогда вообще туда отдыхать ехали и даже там не тренировались. Приехали, смеясь, выиграли у немцев, на которых мы смотрели, как на идолов. А они вот тогда в финале, наверное, думали так же, как мы сейчас в Пекине.

Да, они могли позволить себе улыбаться в пятой партии, а у меня скулы сводило от нервного напряжения. Вот она разница. От неё уйти, и всё будет хорошо.
— Так и надо, наверное? Голову не забивать.
— Надо, но сделать это очень сложно. И задача федерации, болельщиков, тренеров снять это напряжение. Потому что играть без него намного легче. Но как это сделать, я не знаю. Наверное, кто сможет это сделать, с тем сборная и выиграет.

— А Владимир Алекно пытался это сделать?
— В какой-то мере - да. Просто Олимпиада – немножко другое соревнование. Те же американцы обыграли бразильцев, которые переживали, как и мы. Я это знаю, потому что разговаривал с Жибой. У них вот тоже очень много лежало на карте, и они не справились с волнением. Поэтому у американцев тут было 100-процентное преимущество в психологическом плане. И никуда от этого не деться.

— Это было очень заметно по игре. В отличие от вас они вели себя очень раскрепощено.
— Да, они могли позволить себе улыбаться в пятой партии, а у меня скулы сводило от нервного напряжения. Вот она разница. От неё уйти, и всё будет хорошо.

— Главный тренер сборной после поражения от американцев сказал, что команде не хватило удачи. Согласны?
— Нет, я не согласен. Как это, если мы два очка проиграли? Но два очка и выиграли в третьей партии. Мы могли 0:3 уйти, и никто бы слова не сказал об удаче. Лично я вижу огромную пропасть между нами и теми же бразильцами и американцами. Если глубоко копать, то там не всё так просто, не в одном везении дело. Там много ещё всего, всяких моментов, над которыми надо работать, тренировать, которых нам не хватает. А удача?.. Когда нам до пятой партии и так уже везло, то подай там Макс Михайлов лишнюю хорошую подачу, попади, и, может,могли выиграть. Но так не бывает! Везёт всегда тем, кто везёт. Значит, чего-то ещё не хватило, надо работать. Всем! Много моментов, которые нужно отрабатывать, просматривать неоднократно. И потом можно увидеть ошибки. Всегда бывает, что когда ты играешь, думаешь одно, а потом просматриваешь и понимаешь, что ты что-то сделал неправильно.

— Много было разговоров о составе команды и игроках, которые в Пекин не поехали. Ничьё отсутствие не сказалось?
— Да, вот Андрюха Егорчёв в состав не попал. Но тут дело такое...Тренер есть тренер, и он выбирает. А правильно он сделал или нет, мы сейчас видим по итоговому результату. Кто-то считает, что должны быть одни игроки. Другой тренер, что другие. Сами игроки считают, что третьи. Федерация же, что четвёртые. Но состав выбирает тренер, и поэтому он отвечает за результат. Раз он выбрал тех игроков, значит, по его мнению, они были сильнее.

Вот Андрюха Егорчёв в состав не попал. Но тут дело такое... Тренер есть тренер, и он выбирает. А правильно он сделал или нет, мы сейчас видим по итоговому результату.
— Пока мужская волейбольная сборная России без главного тренера. Как вы эту ситуацию воспринимаете? Алекно вот пока не хочет в сборную.
— Это его мнение. Ну, не хочет пока. Может, через два месяца захочет, к декабрю. У нас каждый год или каждые два сборная без главного тренера остаётся. Только Шипулин лет семь отработал, а все остальные менялись через год, два, три.

— Это же ненормально.
— Да, я тоже так считаю. Потому что меняется тренер, меняются игроки, все порядки, устои. Это плохо. Американцы вон восемь лет играют с одним тренером одной командой, и, пожалуйста, посмотрите на их результат. А у нас всегда хотят получить всё через сезон. А так не бывает просто! Сейчас опять же команда такая молодая, перспективная. И будет всё серьёзно зависеть от того тренера, который придёт, до какой степени он сможет эту перспективность уложить в итоговый результат. Потому что если не сможет, то мы опять будем топтаться на одном месте – втором, третьем, четвёртом. Я надеюсь, что всё будет хорошо. Но я не могу решать, выбирать. Со своей стороны я приложу все усилия. А что получится, посмотрим уже следующим летом.

— Вы всё же как один из лидеров сборной можете сказать, кто бы мог возглавить команду? Просто на ваш взгляд.
— Тяжело влезать во всю эту кухню. Надо очень серьёзно подходить к этому, разбираться в плюсах всех тренеров. И непосредственно к этой уже существующей команде, костяк которой есть, подбирать подходящего. Может, нужна итальянская тактика. А может, какой-то русский патриотизм.

— И кого вы видите?
— Это будет необъективно. Для меня, например, когда я работал с Шипулиным, всё было хорошо в команде. Но я тогда был совсем новый игрок и, может, многого не знал. Для меня сам Шипулин должен быть в сборной в любой какой-то роли. Все прекрасно понимают, что он не тренирует команду. Но тут мы говорим о том, кто будет работать с командой. Пускай будет Шипулин, например. Но кто с ним будет работать? Вот это и будет выбор. И я тут не могу сказать. Может, через десять лет я вам и отвечу на вопрос, кто нужен сборной России. А пока я просто играю в волейбол.

Ну, как провал?! Для молодёжи это не провал! Я помню, для меня в Афинах это была удача – третье место. Я был просто счастлив от олимпийской медали! Я её под подушкой хранил (улыбается).
— Некоторые игроки сборной оценили эту бронзу как провал. Вы согласны?
— Ну как провал?! Для молодёжи это не провал! Я помню, для меня в Афинах это была удача – третье место. Я был просто счастлив от олимпийской медали! Я её под подушкой хранил (улыбается). Сейчас у нас было человек восемь в составе, кто первый раз выступал на Олимпиаде. Так что они-то счастливы должны быть.

— А если взять опытных игроков? Полтавский назвал это провалом и позором для нашей сборной.
— Семён-то такой человек,что сам по себе. И он молодец, что так сказал. Значит, он понимает. Он привык выигрывать. Но если объективно смотреть на вещи, то мы проиграли не потому, что нам не повезло, а потому, что мы были слабее. Просто в следующую четырёхлетку у нас есть шанс подойти к тому же Лондону такой командой, которая просто убивать всех должна. Сейчас-то это молодёжь, а через четыре года они будут в самом расцвете сил, сыгранные. Ни у кого больше таких возможностей нет. Поэтому будем надеяться, что сможем воплотить эту силу и победить наконец-то.

— Вам уже с двумя бронзовыми медалями этого, наверное, особенно бы хотелось?
— Это вы правы. Я смотрю уже на этот Лондон, уже сейчас его вижу! И я лично всё сделаю, что в моих силах, чтобы доиграть до того момента, попасть в команду и постараться выиграть Олимпиаду. Уж очень хочется победить наконец.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →