Чермошанская: у меня мечты – как у любой женщины
Текст: Лев Савари

Чермошанская: у меня мечты – как у любой женщины

Во второй части своего интервью олимпийская чемпионка Юлия Чермошанская рассказала о своей спортивной семье, состоянии после победы на Играх и даже о своих мечтах.
5 октября 2008, воскресенье. 14:00. Другие

Продолжение интервью с Юлией Чермошанской. Начало читайте здесь

В истории летних Олимпийских игр не было такого, чтобы сборная СССР, СНГ, а теперь вот России завоёвывала золотые медали в женской эстафете 4х100 метров. Никогда — до 22 августа 2008 года. Мы вообще мечтали в этой дисциплине о бронзе исключительно, как о манне небесной. Поскольку впереди, на весьма значительном расстоянии, двумя Эверестами возвышались монстроподобные команды — США и Ямайки, каждая бегунья из которых обвешана индивидуальными и командными спринтерскими наградами, как яблоня по осени плодами. Но не Россия же виновата в том, что американки не смогли пробиться в финал. И уж никто не обвинит наших девушек в том, что явно перебегающие их ямайские «без-пяти-минут-чемпионки» тоже в итоге сломались и допустили ту же самую ошибку, что и американки сутками раньше. Нам-то какое дело?

Справка «Чемпионат.ру»

Юлия Игоревна Чермошанская


Родилась 6 января 1986 года в Брянске. Российская легкоатлетка, олимпийская чемпионка 2008-го года в эстафете 4х100 м, чемпионка Европы и России среди юниоров и молодёжи. Юлия — дочь известной советской и российской бегуньи Галины Мальчугиной, бронзового (Сеул, 1988) и серебряного (Барселона, 1992) призёра Олимпийских игр в эстафете 4х100 м.

В эстафете, друзья мои, нужно не только быстро бегать. Нужно ещё безошибочно передавать ценный груз, без которого чистый бег не засчитывается. Вот и несли мы свою палочку, как зеницу ока, и передавали её бережно, словно маршальский жезл. А потому Женечке Поляковой, Сашеньке Федоривой, Юленьке Гущиной и ещё одной ЮленькеЧермошанской хотелось бы сказать огромное спасибо за то, что они сделали в тот вечер для своей страны.

Выбирая, с кем из чемпионок сделать интервью, мы остановились на той, кому было доверено финишировать, то есть бежать самый ответственный этап, той, кто пересёк финишный створ первой, и той, чьё счастливое лицо затем не сходило с экранов телевизоров, — с Юлией Чермошанской.

— Как вы общались с мамой на Олимпиаде? Ведь не секрет, что ей пришлось ехать в Пекин по туристической визе.
— Мама ездила в Пекин по приглашению Фонда поддержки олимпийцев. Её пригласили как медалистку двух Олимпиад. Но, к сожалению, у неё не было аккредитации ни в Олимпийскую деревню, ни на разминочный стадион. Поэтому всё наше общение проходило фактически на расстоянии. Иногда нам удавалось пообщаться через сетку, которой был огорожен разминочный стадион, а вообще доступа ко мне у неё не было.

— Что она вам советовала перед решающими забегами и что сказала после победного финиша в эстафете?
— Мы почти не виделись, а если и общались, то по телефону. Хотя особо по нему тоже не поговоришь. Так что мама просто старалась подбодрить меня, говорила: «Желаю удачи! Никого не бойся. Всё будет хорошо. У тебя всё получится». Ещё спросила меня, готова ли я. Ответила: «Готова!». Если учесть, что у меня была травма, результат получился весьма неплохим. К тому же я установила два личных рекорда. А в эстафете она, конечно, за меня порадовалась (смеётся).

— Говорят, на трибунах по окончании забега даже коллективный плач состоялся.
— Да, было такое. Мама не меньше нас в шоке пребывала. Такого исхода никто не ожидал – любая медаль уже была достижением. Да и не только она. На трибунах от счастья плакали все: моя мама, Людмила Владимировна Федорива, тренер Жени Поляковой – Николай Чемерисов.

— После Олимпиады вы провели уже четыре старта. Судя по результатам, бежится уже не так, как до этого.
— Мы на Олимпиаде эмоционально выложились так сильно, что сейчас очень сложно себя настраивать. Когда вернулись домой, уже никуда не хотелось ехать, а ведь нам ещё предстояло провести четыре старта. Ты выходишь опустошённой. Ни адреналина нет, ни куража. Да и вообще заставить бежать себя в этот момент очень сложно. Пытаешься настроить себя, но это очень сложно. Усталость дала о себе знать.

— Откуда же взять мотивацию для дальнейших выступлений?
— Сейчас хочется хорошенько отдохнуть. Многие спортсмены уже разъехались в отпуска. Сезон был тяжёлый. Причём дело не в нагрузке, а скорее даже в эмоциях. Зиму мы, скорее всего, будем пропускать — целенаправленно готовиться к следующему лету.

— Раз вы заговорили о рекордах, скажите, насколько реально побить рекорд России, установленный Ириной Приваловой в 1995-м году — 21,87? И способен ли хоть кто-то улучшить в ближайшее время мировое достижение Флоренс Гриффит-Джойнер — 21,34, показанный 20 лет назад на Олимпиаде в Сеуле?

Мама не меньше нас в шоке пребывала. Такого исхода никто не ожидал – любая медаль уже была достижением. Да и не только она. На трибунах от счастья плакали все.

— Гриффит-Джойнер недосягаема — это абсолютно точно. Мне кажется, этот рекорд вообще никто никогда побить не сможет. Конечно, были результаты порядка 21,70-21,80, но 21,34 — это что-то запредельное, недостижимое. А Ирина Привалова — великая спортсменка, человек-легенда, столько лет поддерживать себя в форме и стабильно показывать высокие результаты дано не многим. Она, наверное, единственная, кто в своё время на равных противостоял темнокожим спортсменкам. Её результатами я восхищаюсь не меньше. И побить их тоже достаточно сложно.

— Тем не менее как вы считаете, сможете выбежать из 22-х секунд когда-нибудь?
— (Хохочет.) У меня мама бегала 22,18-22,20. И это при том, что у неё были травмы. Она могла спокойно выбежать из 22-х, об этом неоднократно говорил её тренер Валентин Михайлович Маслаков. Мне, конечно же, хочется пойти по её стопам. Но показать результат быстрее 22-х секунд пока очень сложно.Однако я буду к этому стремиться.

— Юля, кстати, а результаты своей мамы вы уже превысили?
— В столь раннем возрасте (в 22 года. – Прим. «Чемпионат.ру») мама так быстро не бегала. А своё лучшее время на двухсотметровке она вообще установила после 30-ти лет. Иногда она говорит: «Наверное, дочка переплюнет маму!».

— Российские болельщики не так много знают о вас, расскажите о себе подробнее. Почему вы стали заниматься лёгкой атлетикой — глядя на маму или из интереса?
— У меня спортивная семья, поэтому я уже с двух лет проводила время на стадионе. В семь лет меня отдали в большой теннис, я там поиграла года три, а затем плавно перешла в лёгкую атлетику. Теннисный корт находился рядом с манежем, и я постоянно ходила на мамины тренировки. Сначала просто сидела, смотрела, а потом и сама потихоньку приобщилась. Начала с прыжков в высоту, но мне не очень понравилось, и мама отвела меня к Вере Васильевне Михеевой. Я у неё тренировалась на протяжении восьми лет.

Я ещё слишком молодая, чтобы задумываться о том, что буду делать, когда закончу бегать. Я только начала, можно сказать. Пока планирую бегать.

— А почему всё-таки остановили свой выбор на спринтерских дистанциях?
— Бег на короткие дистанции у меня получался лучше всего. Когда начала тренироваться у Веры Васильевны, она тренировала спринтеров, мне понравилось. Поэтому мы решили остановиться на этих видах и развивать мои способности.

— Хорошо развили, судя по всему. А где вы учитесь сейчас, есть ли у вас хобби?
— В этом году я закончила РГУФК. Сейчас думаю о том, чтобы получить второе высшее образование, но пока не определилась, какое конкретно. Что касаемо хобби, то его нет. Я постоянно тренируюсь, поэтому свободного времени у меня практически не бывает. За целый год я дома в лучшем случае провожу пару месяцев, всё остальное время – на сборах.

— Тем не менее вы рассказали, что на днях побывали на выставке.
— Да (смеётся)! Нас пригласили на открытие выставки фотографий «Игры-2008. Вкус наших побед!». На экспозиции представлено около 200 снимков Андрея Голованова, Сергея Киврина и фотографов агентства «Reuters». Было очень интересно.

— Фотографии, где вы с девчонками празднуете победу, понравились?
— К сожалению, наших фотографий там не было…

— Очень обидно. А о своём будущем уже задумывались?
— Пока нет (смеётся). Я ещё слишком молодая, чтобы задумываться о том, что буду делать, когда закончу бегать. Я только начала, можно сказать. Пока планирую бегать. В дальнейшем, если останусь в спорте, возможно, буду тренировать. А вообще у меня желания и мечты, как и у любой нормальной женщины: выйти замуж, создать семью, родить ребёнка. Всё остальное, думаю, приложится.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 апреля 2017, пятница
27 апреля 2017, четверг
26 апреля 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →