Сергей Макарычев
Фото: РИА Новости
Текст: Андрей Шитихин

Макарычев: У Карякина есть шанс стать современным Алёхиным

Продолжатся ничьи или будут победы, как играть Карякину, был ли в истории похожий матч – Сергей Макарычев о битве за титул в Нью-Йорке.
20 ноября 2016, воскресенье. 11:30. Другие
В Нью-Йорке продолжается матч за звание чемпиона мира по шахматам между норвежцем Магнусом Карлсеном и россиянином Сергеем Карякиным. Позади первая половина матча – все шесть партий завершились вничью, и все шесть были совершенно разными. О том, что интересного было в этих партиях, смогут ли соперники завершить матч в основное время или без тай-брейка не обойтись, как играть претенденту, чтобы сбросить чемпиона с трона, «Чемпионату» рассказал гроссмейстер, комментатор, создатель программы «Шахматное обозрение» Сергей Макарычев.

«Карякин не дал Карлсену почувствовать себя охотником»


— Вы ждали именно такого характера борьбы?
— Перед Сергеем Карякиным стояла сложная задача. Магнус Карлсен считался безоговорочным фаворитом. Для того чтобы противостоять чемпиону мира на равных, претенденту нужно было выбрать верную манеру игры. Уже давно хорошо известно, что самой сильной стороной Карлсена является умение в совершенно внешне безобидных позициях, когда большинство шахматистов думает о ничьей,
ставить проблемы перед соперником, постепенно переигрывать его в вязкой игре буквально на ровном месте.

Это оружие практически не давало сбоев на протяжении всей карьеры Магнуса, за исключением отдельных партий. Самое главное – ему это делать интересно и приятно, он не только умеет это делать, но и любит. Иными словами, Карлсен даже в объективно равной позиции почти всегда превращается в охотника, а его соперник – в потенциальную жертву, добычу. Карякин не мог не понимать, что Магнус попытается действовать в такой же манере и в чемпионском матче.

Но Карякин жёстко противостоит Карлсену, не позволяет этой почти безошибочной шахматной машине ощущать себя охотником. Такая игра требует очень больших нервных затрат, предельной концентрации. Тем не менее Сергею удаётся выдерживать свою генеральную линию.

— Но он действует небезошибочно.
— До 31-го хода третьей партии Карякин действовал вообще идеально. У Карслена не было ни малейшего шанса ощутить, что он может традиционным для себя способом добиваться победы. Но после той ошибки Магнус имел большие шансы на выигрыш. В какой-то момент на доске была просто этюдная позиция. Однако Сергей защищался очень изобретательно и стойко, и это принесло результат: чемпион мира сам допустил неточность, и партия закончилась вничью.

В четвёртой партии тоже всё складывалось не в пользу российского шахматиста. Он вроде бы получил перспективную позицию, но Карлсен очень точно нейтрализовал неприятное давление со стороны белых фигур. Карякин вместо того, чтобы пойти на напрашивающийся вариант с уравнением, вдруг сделал позиционную уступку и вновь вынужден был защищаться. Сергей сумел спастись, как и в третьей партии.

— В чью пользу были такие ничьи?
— Трудно сказать. Магнус вроде бы чувствует, что инициатива в его руках, соперник стал давать слабину, но после этого играет очень упорно и всякий раз спасается. Судя по пятой партии, на Карлсена две предыдущие партии, в которых он не смог добиться победы, оказали больше влияния. Получив чуть лучшую позицию белыми, Магнус начал ходить туда-сюда. Будь на его место кто-то другой, вопросов не было бы ни у комментаторов, ни у болельщиков – ничья.
Своим мнением о первой половине матча с «Чемпионатом» поделился азербайджанский гроссмейстер, победитель и призёр крупнейших турниров Теймур Раджабов.

«На данный момент Карлсен смотрится активнее: в поведении, в игре, в оказываемом на соперника давлении. Несмотря на это, Карякин держится очень стойко даже в самых тяжёлых ситуациях. В пятой партии при жёсткой игре чёрными он мог бы наказать соперника за такой подход к позиции, Карлсен явно перегибал палку. Если бы в шахматах, как в боксе, считались очки, можно было утверждать, что на карточках судей Магнус впереди и по количеству ударов, и по числу попаданий. Но в шахматах для победы нужен нокаут, чтобы соперник уже не смог подняться. Что будет дальше, спрогнозировать сложно, впереди ещё половина матча. Напряжение растёт даже в течение выходных. Уверен, что результативные партии в классической части матча мы увидим, так что всё самое интересное впереди».
Но он решил действовать в своём стиле и в какой-то момент подставился. Карякин, который до этого уверенно защищался, перешёл в контратаку, но тут же из-за неверной последовательности ходов инициативу упустил.

Вообще, вспоминая ту партию, у меня возникает образ из рассказов Виталия Бианки. Идёт охота на лисицу. Охотник не может выйти на неё сразу и на тропах, которыми она ходит, расставляет ловушки, силки, самострелы. Лиса проходит по этим тропам, обходя все ловушки, охотник теряет терпение, бежит за ней и попадает в собственную ловушку. Он получает не смертельное ранение, но лису упускает. Вот Карлсен оказался в такой же ситуации – он пытался выиграть объективно равную позицию и попался. Карякин ведь тоже поджидал его и, когда получил возможность, нанёс удар, сбросил пешку и мог бы начать сильную атаку на королевском фланге.

— Есть ощущение, что Карякин не слишком дорожит белым цветом, не старается создать давление на оппонента, при первой возможности соглашается уравнять.
— Отказ от уравнения в четвёртой партии едва его не погубил. Магнус хорошо защитился, грамотно нейтрализовал идею Карякина, и в тот момент нужно было протрубить отбой, а Сергей рискнул. Потому в шестой партии он старался действовать без такого риска. В этой партии Магнус применил новинку и следовал домашней заготовке – это было видно и по ходам, и по хронометражу. Карякин же начал задумываться, поскольку ему нужно было делать выбор. Тот выбор, который он сделал, был не самым худшим. Ни одна из компьютерных программ не показывала, что у белых могло быть лучше.

Кстати, в шестой партии Карлсен сыграл не так, как действовал до этого. Он склонился в сторону динамического ответвления, хотя в предыдущих партиях играл подчёркнуто сухо, исключая динамический риск. А тут выбрал вариант, я бы сказал, в каспаровском стиле, с жертвой пешки. Возможно, в дальнейшем он начнёт действовать именно в такой манере. Это бы сразу оживило матч. Надеюсь на это, а также на то, что и у Карякина что-то припрятано. Сейчас он уходит от классической испанской партии в сторону варианта анти-Маршалла.

>>> Ничейная половина. Как Карякин расстроил Карлсена

«Переход в тай-брейк будет неприятен для чемпиона»


— И что дальше? Когда ждать результативных партий?
— Сейчас многое будет зависеть от того, кто первый ощутит неуверенность. Многие болельщики недовольны, говорят, что матч скучный, неинтересный, сплошные ничьи. Но игроков можно понять – напряжение просто чудовищное. Безусловно, обыграть такого сильного соперника, как Карлсен, в такой манере, в какой действует Карякин, очень трудно. Но при равном счёте подобная стратегия имеет право на существование и даже в чём-то рациональна. Очень многое завязано на психологию, ведь при ничейном счёте чемпион мира не сохраняет свой титул, матч переходит в тай-брейк. Соперники выходят на матч изначально в равных условиях.

— Кто будет иметь преимущество в этой «серии пенальти»?
— В быстрых шахматах Магнус очень хорош, но и Сергей тоже очень неплох, соотношение сил кардинально не изменится. Но переход в тай-брейк будет психологически очень неприятен для Карлсена, ведь от него ожидали уверенной победы. Пусть не разгрома, но победы с разницей примерно в «+2».

— Сейчас в более комфортной психологической ситуации Карякин?
— У Карлсена, конечно, больше оснований быть недовольным собой, чем у Карякина. На чемпиона мира немного давит тот фактор, что он – фаворит. В глазах общественного мнения его имидж уже чуть подпорчен. Мне кажется, Карлсен не настолько впечатлителен, чтобы этот фактор сильно на него влиял, но пройти мимо него он тоже не может. Ближе к концу матча, если равновесие сохранится, этот фактор станет выпирать всё сильнее. Это может помочь Карякину.

— Начнёт ли Карслен дёргаться?
— Не думаю, психологически он устойчив. Но и у него бывали моменты, когда он срывался. Например, на турнире претендентов в 2013 году в Лондоне, который он в итоге выиграл и получил право на матч с Виши Анандом. Во втором круге того турнира Владимир Крамник начал обыгрывать всех подряд и настиг норвежца. К последнему туру оба подошли с одинаковыми результатами. И оба свои последние партии проиграли! Тогда Карлсен белыми играл с Петром Свидлером и страшно мандражировал, что сразу проявлялось в ходах. Он очень много времени провёл рядом со столом, где Крамник чёрными играл с Василием Иванчуком.

Наверное, тот турнир можно поставить особняком в карьере Карлсена, но он показал, что у него есть нервы и он может сломаться под психологическим давлением. В партиях с Карякиным, где Сергей даже допускал ошибки, стандартный, привычный для Магнуса уровень давления не сработал. А я перед началом матча говорил Сергею, что если он сможет впрячься в эту тяжелейшую работу, у него есть шанс.

>>> Гнётся, но не ломается. Как Карякин стал министром обороны

«Цена ошибки очень высока»


— То, что матч состоит из 12 партий, увеличивает цену ошибки?
— Конечно. Но более короткий формат увеличивает и напряжение борьбы, ведь спринтеры на отдельном участке выкладываются всегда больше стайеров. Все свои силы и возможности нужно выплеснуть на короткой дистанции. Цена поражения очень высока. С большой долей вероятности можно предположить, что кто первым одержит победу, тот и выиграет матч. Проигрыш партии сейчас, когда середина дистанции пройдена, приведёт к тому, что проигравший начнёт испытывать неуверенность в своих силах и сомнения в правильности выбора стратегии.

— В 2012 году в Москве Борис Гельфанд выиграл у Виша Ананда, но в итоге индийский гроссмейстер смог сравнять счёт, а потом победил на тай-брейке.
— В том матче было очень много ошибок с обеих сторон, а роль дебюта была гораздо выше. Гельфанд был блестяще подготовлен и ставил перед Анандом реальные проблемы. Можно вспомнить и матч 1995 года, когда Ананд в Нью-Йорке играл с Каспаровым. Тогда восемь партий подряд завершились вничью, девятую Виши выиграл, но Каспаров тут же перехватил инициативу и выиграл матч.

— Может ли такая ситуация повториться сейчас?
— Особенность того матча была в том, что играли шахматисты с совсем другими темпераментами, которые очень любят динамику. В твёрдости характера Ананд уступал Каспарову, причём всегда. Просто как человек, хотя динамическая фантазия у Ананда была не ниже, чем у Каспарова. После того как Ананд повел в счёте, он расслабился, а Каспаров выстрелил дебютной новинкой в той позиции, в которой Виши чёрными уверенно играл на ничью.

Сейчас одна результативная партия может перевернуть всё с ног на голову. Проигравшему придётся действовать более остро, применять рискованные дебютные новинки – я уверен, что команды гроссмейстеров заготовили их на такой случай. В настоящее время они не считают целесообразным раскрывать их при равном счёте. Но если будут продолжаться ничьи, характер борьбы не изменится.

>>> Вода из камня. Как Карякин начал возвращать корону в Россию

«Я бы сравнил этот матч с матчем Капабланка – Алёхин»


— Если абстрагироваться от того, что это матч за звание чемпиона мира, а посмотреть только на записи партий, можно выделить что-то интересное?
— Говоря о вкладе в теорию, была интересная идея со стороны Карлсена в шестой партии. Больше ничего. Матчи Карпова с Каспаровым давали очень много, двигали шахматы вперёд. Матчи Карпова с Корчным давали много. Фишер в матче со Спасским в 1972 году принёс в шахматы целый ряд новых идей, и Спасский тогда воплощал в жизнь новинки — пусть и не собственного изобретения, но это другой вопрос. Тогда взгляд на шахматы был другой, нежели сейчас.

— На какой исторический матч больше всего похож нынешний?
— Этот матч из-за личности Карлсена и отчасти из-за личности Карякина я бы сравнил с матчем 1927 года между Капабланкой и Алёхиным. Тогда, как и сейчас, многое было завязано на психологию. Кубинец был чемпионом мира и явным фаворитом. Даже более явным, чем сейчас Карслен, ведь он тогда в течение восьми лет не проиграл ни одной партии! Ни одной! И за несколько месяцев до чемпионского матча выиграл супертурнир в Нью-Йорке, как говорится, «в барабан». Когда он так всех обыгрывал, в том числе Алёхина, какие могут быть сомнения? Но Алёхин понял, что может противостоять игре кубинца.

В том матче чисто внутреннее шахматное богатство было повыше, чем в нынешнем, но с точки зрения чистой теории там, как и сейчас, ничего не было. Да и теории в современном виде не было.

— Гарри Каспаров после второй партии сказал, что встречаются шахматисты из разных лиг. Вы согласны с его утверждением, что «Карякин – хороший шахматист, а Карлсен — уникальный»?
— Карлсен действительно уникальный. Но и Карякин уникален по-своему. Я стал регулярно общаться с Сергеем, когда ему только исполнилось 12 лет. Уже тогда было понятно, что если это и не гений – это слишком обязывающее понятие, то совершенно уникальное явление в шахматах. Несколько лет Карякин воспринимался как более яркий шахматист, нежели Карлсен. Потом ситуация изменилась.

— А почему Магнус ушёл вперёд, а Сергей замедлился в развитии?
— Магнусу практически не приходилось думать о деньгах. Его первым и очень хорошим спонсором был Билл Гейтс. Основатель компании «Майкрософт» подписал с Карлсеном контракт, по которому вся его семья ни в чём не нуждалась. Он мог нанимать тренеров, не испытывал абсолютно никаких бытовых проблем. У Карякина с этим было гораздо сложнее. В 11 лет он переехал в Краматорск, где был его спонсор, а когда тот умер, Сергей, по сути, остался один на один с компьютером.

Чтобы нанять тренера, нужно было платить из собственного кармана. А карман этот пополнялся только из заработанных на турнирах денег. Он играл сильно, но его выигрышей было явно недостаточно для нормального развития. Это была принципиальная и существенная разница между Карлсеном и Карякиным. Когда тебе приходится выбирать, решить бытовой вопрос или нанять тренера для подготовки, причём без гарантии того, что затраты окупятся, — это сложно.

— Сейчас Карякин вышел на другой уровень?
— Да, после переезда в Россию и решения финансовых проблем он серьёзно прибавил. Если он обыграет Карлсена, то станет тем самым Алёхиным, который обыграл Капабланку.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 133
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →