Мастер спорта по ходьбе сменил имя, чтобы побороться со смертью
Текст: Андрей Шитихин

Уйти от приговора. Как сменить имя и победить смерть

Как жить, когда сказали, что смертельно болен? Можно сменить имя, вероисповедание и уехать в другую страну. Но главное – не сдаваться.
23 ноября 2016, среда. 10:30. Другие

Одним из первых документов, подписанных министром спорта России Павлом Колобковым, стал приказ № 165 нг от 19 октября 2016 года. В нём вносились правки в старый документ о присвоении звания мастера спорта. Согласно новому приказу чебоксарский легкоатлет Паршаков Сергей Николаевич стал Ламмертом Анселлом Германовичем. 25-летний скороход поменял имя, фамилию и отчество.

То, что мужчины меняют фамилию, – обычное дело в нашей жизни. Ну, например, звучит неблагозвучно. То, что меняют имя, бывает гораздо реже. В основном это делают представители шоу-бизнеса, чтобы взять красивый псевдоним. Ну кто сходу вспомнит настоящее имя Димы Билана? Но чтобы вот так сразу сменить полный комплект, да ещё с русского на древнегерманское, – это, мягко говоря, случай нетривиальный. «Чемпионат» две недели искал Сергея Паршакова или Анселла Ламмерта, чтобы узнать его историю.

«Понял, что нужно менять в жизни абсолютно всё»

— Как к вам обращаться?
— Теперь меня зовут Анселл. Я сменил имя, получил соответствующее свидетельство в июне нынешнего года и новый паспорт.

Естественно, что первый вопрос был «Почему?» Ответ ошарашил.

— Это связано с началом новой жизни. Дело в том, что мне поставили смертельный диагноз. Чтобы не было вопросов, называть его я не буду, это врачебная тайна. Но после того как этот диагноз подтвердился, я понял, что прежней жизни у меня не будет и меня прежнего больше нет.

Я был крещён в православную веру, но недавно меня крестили в католичество. Я регулярно хожу в костёл.

Но сдаваться я не собирался. Решил, что придётся поменять абсолютно всё, включая имя. Я стал другим человеком.

— Но почему такой выбор?
— Это древнегерманское имя. Анселл – защищающий бога. Именно вера помогала мне на протяжении всей жизни, в том числе и в спорте, и это имя соответствовало моим внутренним ощущениям. В прежней жизни меня звали Сергей, что означает почитаемый, потому и фамилию я выбрал Ламмерт – великочтимый. А отчество… У меня всю жизнь были довольно напряжённые отношения с отцом, потому я взял отчество в честь деда по матери.

— У вас была неполная семья?
— Была полная, но в 2008-м родители развелись, причём на этом настаивал я. Отец мог поднять руку и на маму, и на меня. Он никогда не поддерживал мои стремления, не одобрял выбор спорта и профессии, не принимал участия в моём образовании. Я не держу на него зла, но и не общаюсь уже много лет. Не клеится что-то.

— И всё-таки сменить имя на древнегерманское — это странно.
— Наверное, если ты православный. И я был крещён в православную веру. Но с самого детства меня больше влекли именно католические устои, я встречал католическое рождество, мне было проще молиться латинским обрядом. Недавно я совершил переход из православной церкви в католическую. Я регулярно хожу в костёл.

Как потерять половину лёгкого и выиграть Олимпиаду
Вопросы к британским велогонщикам, подробности вирусного фото, что угрожает проведению летних Олимпиад – СМИ об 11-м дне Игр.

«Спортивная ходьба понравилась сразу, но я боялся быть таким же»

Анселл рассказал, что родился в Майнском районе Ульяновской области, учился в обыкновенной сельской школе, где одним из любимых предметов был немецкий язык, рано стал зарабатывать на свои нужды на чувашских полях.

— Почему Чувашия?
— Там живёт моя тётя, да и сельское хозяйство очень развито. Для мальчишки, который желает себе за лето заработать на обновки, самое то. Я трудился на картофельных и луковичных полях с девяти до 17 лет, до окончания школы. Тем более что материальное положение у нас было не из лучших, но у меня было всё, как и у других.

— А когда спортивной ходьбой занялись? У вас же, получается, времени на это не было.
— Спортивной ходьбой начал заниматься, когда поступил на медицинский факультет Чувашского государственного университета в Чебоксарах. Этот вид спорта понравился мне сразу, когда я увидел по телевизору репортаж об этом. Мне тогда было лет 13. Я начал смотреть все соревнования, которые тогда показывали. Мечтал научиться также красиво ходить, овладеть этой техникой. Мечтал об этом и… боялся. Но очень хотел почувствовать на себе, что испытывают спортсмены, когда выходят на старт, когда добиваются тех целей, которые ставят перед собой.

— Получается, что вы начали заниматься спортивной ходьбой с 18 лет, не имея при этом никакой подготовки?
— Да. Я просто пересилил себя и подошёл к преподавателю Эльвире Николаевне Ивановой, которая работала и в чувашском центре спортивной ходьбы, и на медицинском факультете вела занятия. Она посмотрела на меня и усмехнулась.

— Не впечатлили её своими внешними данными?
— На тот момент я был довольно полным. Но она согласилась взять меня в свою группу, и спустя непродолжительное время я пробежал свой первый полумарафон. А затем серьёзно приступил к занятиям спортивной ходьбой. Начал с коротких дистанций, а потом перешёл на длинные.

У меня, как оказалось, просто идеальный индекс «бедро-голень» для длинных дистанций хоть в беге, хоть в ходьбе.

— Похудели быстро?
— Да. Согнал вес до 61-62 кг, и этот вес сохраняю до сих пор.

— На кого-то из знаменитых ходоков хотели быть похожим?
— Моим кумиром в спортивной ходьбе был и остаётся Денис Нижегородов, человек с несгибаемым характером. Но похожим я никогда и ни на кого быть не хотел: бог создал меня со всеми достоинствами и недостатками. В плане мудрости мой кумир – тренер. Она для меня была как вторая мама: растила, воспитывала характер, я мог подойти к ней с любой проблемой, и не только спортивной. А за каждой моей победой в спорте и жизни стоит мама Светлана Германовна. Она и переход в католичество восприняла нормально, поскольку видела, что мне это помогает.

«У вас острый лейкоз. Держитесь». Как Стилян Петров победил рак
Стилян Петров – пример мужества для всех нас. Он вылечился от рака крови, а теперь приготовился вернуться в футбол после 4-летней паузы.

«Для участия в чемпионате России брал кредит»

Анселл Ламмерт, который тогда был Сергеем Паршаковым, совмещал ежедневные двухразовые тренировки с учёбой. И если бы это было спортивное учебное заведение, ничего особенного. Но он учился на врача, а это уже совсем другие условия. А ещё – вынужден был работать.

— Я с детства мечтал помогать людям, ведь больное сердце можно вылечить только сердцем. А моя сила как врача – в сердце. И ничто не даёт мне права отнять надежду у пациента, даже если она и последняя. Я учился именно в Чебоксарах, где школа медицины – одна из лучших в Поволжье. И старался всё успевать. Я и врачом хотел стать, и хорошим спортсменом.

— Когда появились первые результаты?
— В 2013 году выполнил норматив кандидата в мастера спорта на студенческих соревнованиях. Но на более высокий уровень меня не отправляли, хоть я и числился в чебоксарской СДЮСШОР. Были более молодые и перспективные.

— Вы, однако, участвовали в чемпионатах России, я поднял официальные протоколы…
— Это так. На зимний чемпионат России — 2014, который проходил в Сочи, я очень хотел попасть. Это было сразу после Олимпиады, мне хотелось побывать там, где проходили соревнования сильнейших спортсменов, посмотреть своими глазами на олимпийскую столицу. Но мне сказали, что денег на то, чтобы везти меня в Сочи, нет. Тогда я взял кредит в 45 тысяч рублей и поехал сам. Этого хватило на билеты и несколько дней проживания.

После марафона 2015 года в Питере мне поставили смертельный диагноз. Постоянно нужна химиотерапия.

Занял на тех соревнованиях 10-е место на дистанции 35 км (результат – 2:47.09. — Прим.ред.) и вновь выполнил норматив кандидата в мастера спорта. И это был не единственный кредит. Брал и другие – на форму, на ходовки…

— А как отдавали? Стипендия же крошечная.
— Приходилось работать. Я уже говорил, что работал с детства. Во время учёбы в Чебоксарах устроился сторожем-дворником. Мой день начинался в 4.45 с утренней тренировки, потом до 17.00 были занятия в вузе и лечебных учреждениях, потом вечерняя тренировка, а затем работа. Её я воспринимал как тренировку по ОФП, особенно зимой. Но ничего, всё успевал. А когда показал приличный результат в Сочи, сказал тренеру, что хочу выступить и на летнем чемпионате страны на дистанции 50 км.

— А она как отреагировала?
— Поддержала. Сказала, что у меня всё получится и нужно только готовиться. Летний чемпионат проходил в Чебоксарах, так что хотя бы ехать никуда не нужно было.

— Но это же июнь 2014 года, у вас же как раз заканчивалась учёба?
— Действительно. Так и было. 7 июня в семь утра я отмаршировал на чемпионате страны «полтинник» (10-е место, результат 4:15.48. — Прим. ред.), выполнил норматив мастера спорта, а на следующий день пошёл сдавать государственный экзамен. Стал одним из трёх студентов со всего потока, который получил «отлично». Стал дипломированным врачом.

Побеждавшие соперников, победившие смерть
Лэнс Армстронг, Эрик Абидаль, Марио Лемье и другие спортсмены, победившие тяжёлую болезнь, – в материале "Чемпионат.com".
Спортивный зал, где занимался спортсмен. Длина дорожки 71 метр

Спортивный зал, где занимался спортсмен. Длина дорожки 71 метр

«Пробежал марафон и узнал, что смертельно болен»

— Что было дальше?
— Дальше я поступил в ординатуру в Национальный медико-хирургический центр имени Пирогова в Санкт-Петербурге.

— Спорт бросили?
— Ни в коем случае! Я так же ежедневно тренировался по два раза, совмещал учёбу и работу. Правда, уже не дворником, а врачом в том же центре, где учился. При этом выступал — бегал полумарафоны, марафоны и сверхмарафоны.

— В Питере проходит известный марафон «Белые ночи». Участвовали в нём?
— С ним у меня связаны неприятные воспоминания. Поскольку спорт я не бросал, то дважды в год проходил диспансеризацию, сдавал кровь. Так вот, в начале 2015 года результаты анализов были не слишком хорошие. Наверное, уже тогда я был болен. Но не придал особого значения этим анализам, поскольку чувствовал себя хорошо. Никаких проблем не было. Всё изменилось 29 июня 2015 года. Накануне я пробежал марафон «Белые ночи». Перед забегом чувствовал себя нормально, набрал хорошую форму. Но во время соревнований мне стало очень плохо. До финиша я всё же добрался (989-е место, результат 3:49.44, при этом личный рекорд в марафоне на 70 минут лучше. — Прим. ред.). Только много позже я узнал, что во время марафона у меня в любую секунду могло открыться сильное внутреннее кровотечение. После «Белых ночей» пошёл за результатами анализов и тогда узнал о диагнозе. Меня практически сразу госпитализировали. 40 дней я провёл в клинике, а затем началась химиотерапия, которую необходимо проводить постоянно.

— Это дорого, если не бесплатная квота. За помощью к бывшим коллегам-ходокам обращались? Или ещё к кому-то?
— Нет. Если уж я во время довольно активных выступлений брал кредиты и на то, чтобы на соревнования поехать, и на экипировку… Да и я далеко не звезда спортивной ходьбы.

Болезнь болезнью, но жизнь продолжается, и я хочу жить! И не просто жить, а жить так, как мечтал.

У нас о знаменитых спортсменах забывают, а такие, как я, сплошь и рядом, мы предоставлены сами себе.

— При чём здесь звёздность? Беда может постичь любого.
— Нет, за помощью я не обращался. Боролся с болезнью сам. Покупал необходимые лекарства, и, пока учился в ординатуре и сутками работал, можно было справляться.

— А когда закончили обучение, что-то изменилось?
— Я был на хорошем счету, но на постоянную работу в НМХЦ меня не взяли. А я уже привык к определённому образу жизни, к той зарплате, которую получал.

— И как раз последовали те перемены, о которых говорили?
— Да. Помимо уже сказанного я сменил и страну проживания. Уехал в Прагу.

«Я хочу жить. И хочу пробиться в сборную Чехии»

— Почему именно в Чехию?
— По причинам личного характера. В то время, когда я жил в Санкт-Петербурге, через социальные сети познакомился с прекрасной девушкой. Юлиа жила в Праге. Мы встретились и завязали отношения, а не так давно поженились. Её родители приняли меня замечательно, во всём поддерживают. Я устроился работать в районной больнице в пригороде Праги. У меня квалификация анестезиолог-реаниматолог, так что работу нашёл.

— Чешский язык освоили?
— Ежедневно работаю над этим. Первое время меня спасало знание немецкого языка. Всё-таки Чехия – бывшая страна Австро-Венгрии, и многие люди старшего поколения понимают немецкий. В бытовом плане никаких проблем у меня нет.

— Вы уже подали документы на вид на жительство в Чехии?
— Планирую сделать это позже. Пока я подал заявление о смене спортивного гражданства. Хочу пробиться в сборную Чехии по спортивной ходьбе.

— Вы шутите? Вам же необходима постоянная химиотерапия.
— Это не шутка. Я же сказал, что спорт не бросил и не собираюсь. Я по-прежнему провожу две тренировки в день, только самостоятельно, а хотелось бы под руководством профессиональных тренеров. Моё заявление одобрено, первый шаг сделан, осталось пройти ещё два этапа. Болезнь болезнью, но жизнь продолжается, и я хочу жить! И не просто жить, а жить так, как мечтал.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 208
28 мая 2017, воскресенье
27 мая 2017, суббота
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...