Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Елена Пидгрушная
Текст: Александр Круглов
Фото: РИА Новости

Пидгрушная: приятно, что меня поддерживали и россияне

Елена Пидргушная рассказала о пожеланиях мамы, поддержке россиян, борьбе на финишном круге и фартовом министре.
Другие

Олимпийская чемпионка Елена Пидгрушная в очередной раз подтвердила статус эстафетного бойца и королевы последнего круга. На финиш лидер сборной Украины уходила в компании опаснейших соперниц — Габриэлы Коукаловой, Мари Дорен-Абер и Доротеи Вирер. Грамотно отсидевшись за их спинами, Елена атаковала на спуске и принесла своей команде серебряные медали. После финиша вместе с украинскими коллегами с ней пообщался спецкор «Чемпионата».

Пидгрушная: это была гонка на выживание
Елена Пидгрушная рассказала о самой тяжёлой гонке, ошибке Дальмайер, ощущениях после перерыва в спорте и пропуске чемпионата Европы.

— На последнем этапе я понимала, что нельзя использовать ни одного запасного патрона, потому что тогда ни одного шанса на медаль не будет. На «лёжке» и «стойке» я работала очень аккуратно, но когда ушла, увидела, что соперницы совсем рядом. Дорен-Абер меня объехала на дальней петле, и я поняла, что нужно держаться за ней, а уже потом бороться с ними на последнем подъёме и финишной прямой. Мне немного повезло, что на какие-то минуты пошёл дождь и лыжи меня так хорошо выкатили, что на спуске я легко объехала девчонок, а потом мне оставалось только бросаться изо всех сил в подъём и бежать, бежать, бежать.

— Лыжи на такую погоду у вас были подготовлены лучше, чем у остальных соперниц?
— Нет, они были подготовлены примерно одинаково. Но здесь надо учитывать, что я ехала из-за их спины и немного добавила на спуске из-за влаги, где лыжи просто пролетели под мостом, и я их объехала.

— Насколько важно, что у вас с Меркушиной была чистая стрельба?
— Я говорила ещё в индивидуальной гонке, что два промаха — это слишком много. На чемпионате мира нужно использовать минимум запасных патронов и быстро бежать.

— Последний круг вы пробежали в фирменном стиле, как все привыкли и знают?
— Мне очень тяжело было.

— А приехавшие специально к этой гонке болельщики вам помогли?
— У меня была такая поддержка, что, казалось, за меня болеет весь мир. На финишном круге за меня болели иностранцы, наши, россияне, белорусы, сербы и все кто угодно. Все кричали: «Лена, давай!»

— У вас был во всех отношениях непростой сезон, а сейчас вы в нём поставили такую яркую точку. Чувствуете моральное облегчение?
— У меня как камень с души упал. До этого были болезненные разговоры с тренерами и президентом, потому что я была не довольна результатами. Мы постоянно искали, в чём причина проблем. То, что мне удалось сделать на последнем этапе, греет душу и позволяет понять, что есть ещё порох в пороховницах.

Мы постоянно искали, в чём причина проблем. То, что мне удалось сделать на последнем этапе, греет душу и позволяет понять, что есть ещё порох в пороховницах.

— Вы ожидали, что в такой ситуации и российские болельщики поддержат вас?
— Когда такие финиши происходят, никогда не знаешь, за кого будут больше кричать. Я слышала, что болели и за Марин, и за Габи, но я знаю, сколько на трассе стояло украинских болельщиков. Мне кричали гораздо больше. Это было очень приятно, потому что я была явно не в фаворитах среди моих соперниц, так как в этом году была далеко не в лучшей форме. Когда за меня так болели, было очень приятно.

— Как вам удалось привести в порядок форму к чемпионату мира. Ведь в личных гонках ход у вас был неплохой, но мешала только стрельба?
— Не знаю. Мы к этому стремились.

— Вы просились на последний этап эстафеты, ведь по ходу сезона его не бегали?
— Нет. Я только при плохом самочувствии отказывалась от четвёртого этапа, а всё остальное время бегаю только его несколько лет подряд. На мире ходом я начала бежать нормально, поэтому ни у кого не возникло вопросов, кому бежать последний этап. Все единогласно без каких-либо колебаний поддержали такую расстановку.

— Весь чемпионат здесь светило солнце. О чём подумали, когда пошёл мокрый снег?
— Главное, чтобы нормально ехали лыжи, потому что при такой погоде, если не угадать с лыжами, бежать тяжело.

На мире ходом я начала бежать нормально, поэтому ни у кого не возникло вопросов, кому бежать последний этап. Все единогласно без каких-либо колебаний поддержали такую расстановку.

— Украинская команда исторически в плохую погоду хорошо бежит эстафеты. Почему?
— Так получается.

— Кого из соперниц больше опасались на финише?
— Абер меня обгоняла и перед стойкой, и на последнем круге. Я понимала, что она быстрее меня идёт. Я даже не могла подумать, что к концу смогу её обогнать. Не ожидала такого от себя.

— На вашем этапе Акимова упала со спуска. Есть объяснения, почему россиянки падают так часто?
— Мне сложно судить. Я думаю, что, скорее всего, сказывается волнение. У Тани не так много опыта. Когда я стартовала на своём первом чемпионате мира в Корее и впервые раз попала на первый этап, я упала до старта и повредила связку, а потом ещё два раза упала на ровном месте. Меня никто не сбивал, всё произошло от волнения и переживания.

У нас была встреча с болельщиками. Наши мамы расписали флаг с пожеланиями мне, Пидручному и Насте Меркушиной. Приятно было получить такие пожелания от родителей.

— Вы сказали, что к эстафете приехало много украинских болельщиков. Среди них были представители спортивного руководства?
— У нас приехал министр спорта Игорь Жданов. Он у нас фартовый. Как раз приезжал в Поклюку, когда мы стали третьими. Вчера приехал, а сегодня был вместе с нами на гонке и поддерживал нас. Он очень счастлив. У нас здесь и руководитель федерации, и почётные президенты, и вице-президенты и просто болельщики, наши друзья и знакомые из Тернополя. У нас была встреча с болельщиками. Наши мамы расписали флаг с пожеланиями мне, Пидручному и Насте Меркушиной. Приятно было получить такие пожелания от родителей.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент