Зуева: судьи хотят видеть не ритм, а стиль
Текст: Надежда Баранова

Зуева: судьи хотят видеть не ритм, а стиль

Итальянский дуэт Федерика Файэлла и Массимо Скали, ставшие вторыми на Гран-при в Париже, не обошлись без помощи российских специалистов. На лёд их выводила известный хореограф Марина Зуева.
20 ноября 2008, четверг. 13:35. Другие
Итальянский танцевальный дуэт, Федерика Файэлла и Массимо Скали, которые стали вторыми на Trophee Eric Dompard, не обошлись без помощи российских специалистов. В числе их постоянных наставников – Анжелика Крылова и Людмила Власова. На лёд же Trophee Eric Bompard итальянцев выводила известный хореограф Марина Зуева, с которой и побеседовал корреспондент "Чемпионат.ру".

Справка "Чемпионат.ру"

Марина Зуева, хореограф.
В 70-е годы выступала за сборную СССР вместе с Андреем Витманом в танцах на льду. В 1977 году они стали пятыми на европейском и мировом первенствах. Зуева была хореографом легендарной пары Екатерина Гордеева – Сергей Гриньков. Сейчас она работает в США, где вместе с Игорем Шпильбандом ведёт школу фигурного катания.
Зуева и Шпильбанд выступают тренерами, постановщиками и консультантами во всех видах фигурного катания. В этом году они ставили программы спортивной паре из Китая Дан Жанг – Хао Жанг. После перехода американского танцевального дуэта Танит Белбин и Бенджамина Агосто к Наталье Линичук и Геннадию Карпоносову в группе Зуевой–Шпильбанда остались две ведущие пары: канадцы Тесса Виртью – Скотт Мойр и американцы Мэрил Дэвис – Чарли Вайт.
— Марина, я впервые вижу вас с итальянцами Файелла и Скали. Они обратились к вам за помощью в этом сезоне?
— Они приезжали к нам в прошлом году. Ребята ведь тоже в Детройте тренируются, только в другом клубе, а у нас очень большая танцевальная группа. Поэтому это, так скажем, творческий контакт. Я их не тренирую. Скорее, консультирую.

— А в подготовке их новых программ вы принимали участие?
— Нет-нет. Скорее, мы помогаем им правильно подавать себя. Знаете, им ведь немного сложно, они одинакового роста, поэтому им нужно помочь выглядеть мужчиной и женщиной.

— Приходится применять какие-то секретные приёмы?
— Ну, в общем да.

— А какие их сильные стороны вы бы могли назвать?
— Скажем так, у них одинаковые пропорции. Для обязательных танцев это гораздо удобнее. Поэтому они могут делать интересные трюки. Она поднимает партнёра, вращения они могут делать иначе, когда Федерика "работает за партнёра", можно придумать другие интересные элементы.

— Хотелось бы поговорить и о ваших учениках. Канадцы Тесса Виртью – Скотт Мойр и американцы Мэрил Дэвис Чарли Вайт – очень разные пары. Вы учитываете это, когда ставите для них программы?
— Да, конечно, я всегда думаю об этом. Тесса и Скотт – уникальная пара. По крайней мере, в моём тренерском понимании. Не важно, что они делают: обязательный танец, оригинальный или произвольный. В любой композиции они способны создать вокруг себя атмосферу романтической влюблённости. Я стараюсь в них именно это вывести, именно это показать. Мэрил и Чарли – это наша атлетичная пара, два молодца-бойца. В прошлом году им немножко не хватало взаимосвязи друг с другом на льду. В этом я специально подобрала музыку, которая позволила им почувствовать это, теперь они уже зрелый дуэт, который делает феноменальные по сложности элементы. Плюс у них уже есть духовная связь, которая тоже видна.

В танцах всегда нужно сделать сюрприз, чтобы все посмотрели и сказали: "Ах!".
— В межсезонье танцы на льду были буквально окружены атмосферой таинственности. Никакой информации о музыке, закрытые прокаты…
— Ну, в танцах всегда так. Нужно сделать сюрприз, чтобы все посмотрели и сказали: "Ах!".

— А нет в этом некоторой опасности? Скажем, когда Виртью – Мойр наконец-то объявили свою музыку, оказалось, что они сделали тот же выбор, что и у французов Изабель Делобель и Оливье Шонфельдер.
— Да, та же самая музыка, один в один. Но у нас другая композиция, другая постановка, другой стиль. Очень жаль, что они не смогли раньше показать свои композиции из-за травмы, но это спорт. Ничего страшного. Сюрприз будет.

— Насколько легко отобразить быстрый темп под названием "20-40-е" в катании на льду?
— Ну вот, скажем, российские танцоры даже не думают его отображать. У них медленная композиция. Тут дело не в темпе. В "20-40-е" судьи хотят видеть стиль, а не ритм. Костюмы, движения, макияж – они хотят видеть стиль во всём. И вот это действительно, не так уж и сложно. Ведь у эпохи того времени действительно есть своя, особая аура. Главное – правильно передать её.

Если ты в 18 можешь 40-летнего победить, это ещё лучше. Я не вижу разницы.
— Сейчас рядом с поколением, так скажем, "старых" танцоров, которые начинали кататься ещё в прежних рамках, выросло новое поколение. Чувствуется ли разница? Насколько проще молодым вписываться в новые судейские требования? Не случайно так часто более юные пары оказываются сильнее в технике?
— Вы знаете, большая разница была, наверное, года два назад. Сейчас они научились (смеётся), приладились, пристроились. Но, конечно, с молодыми легче работать, мы же их так воспитывали. Тесса и Скотт, Мэрил и Чарли — мы так тренировали их с самого начала, с концентрацией на элементы и вращения. В этом им намного проще, конечно.

— Судьям и комментаторам ведь тоже было сначала трудно перестроиться — как это так: вчерашний юниор, и вдруг такие оценки.
— Но не от возраста же зависят оценки. Какая разница. Если у тебя есть талант, то ты и в 18 лет можешь кататься на высоком уровне. Вспомните девочек-одиночниц. Кто-то прогрессирует с возрастом, у кого-то сразу получается. Или ты улучшаешь свои показатели, или, например, как Делобель — Шонфельдер, скажем, только к 30 что-то выигрываешь – это тоже прекрасно. А если ты в 18 можешь 40-летнего победить, это ещё лучше. Я не вижу разницы.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →