Все новости
Артём Сурков
Фото: Евгений Слюсаренко, «Чемпионат»

«Нас будут ругать, и возразить нечего. Надо на ковре возражать»

Медаль чемпионата мира, от которой нет радости, спарринги с братом-близнецом, банька в деревне – в интервью борца Артёма Суркова.
Другие
Российские борцы греко-римского стиля впервые остались без золотых медалей ЧМ

В среду утром сборная России по греко-римской борьбе вылетела обратным рейсом из Парижа в Москву – как несложно догадаться, в максимально убитом настроении: команда впервые в своей истории не смогла одержать на чемпионате мира ни одной победы. Один из тех, к кому особых претензий быть не может, стал 23-летний представитель Мордовии Артём Сурков, выступавший в весе до 66 кг. 23-летний чемпион Европы-2017, как и два года назад, стал бронзовым призёром турнира, сделав всё, что мог.

Десант в тылу врага. Почему спецоперация борцов провалилась
Сборная России по греко-римской борьбе уезжает с чемпионата мира без побед. Такого не было никогда.

— Для вас бронзовая медаль – достижение?
— Может, и была бы достижением, если бы не одно обстоятельство: у сборной нет ни одной золотой медали. Не знаю, в чём дело. Точно могу сказать: ребята при подготовке выложились на сто процентов, сбоев в тренировках не было, всё прошло по плану… Отсюда и настроение: хоть и висит на шее медаль чемпионата мира, никакого удовлетворения нет. Так бы, может, на Эйфелеву башню вечером поехал, но с таким настроением гулять и развлекаться не хочется.

Вина за случившееся только на нас. Все расстроены – тренеры, ребята. Я свою схватку за третье место выиграл и даже толком радости не ощущаю.

— И всё-таки по горячим следам как можно объяснить такой результат – новыми правилами, судейством, банальным невезением?
— Всё, что вы перечисляете, – это отговорки. Значит, сделали, что-то недостаточно. Будем дома думать, что именно. Вина за случившееся только на нас. Все расстроены – тренеры, ребята. Я свою схватку за третье место выиграл и даже толком радости не ощущаю. Конечно, многие будут нас ругать, но тут даже возразить нечего. Есть за что. Да и что возражать? Надо на ковре возражать.

— В полуфинальном поединке против опытного чемпиона мира из Кореи у вас не получилось сделать толком ни одного захвата.
— Это его манера: не идти в борьбу, чуть ли не прыгать от тебя, не подпускать на расстояние атаки. Я знал, что так будет – два года назад на чемпионате мира я ему проиграл ровно таким же образом. Тогда хоть-что получилось сделать, в этот раз ничего. Пока противоядие этой тактике найти не могу.

Артём Сурков

Артём Сурков

Фото: Евгений Слюсаренко, «Чемпионат»

— Может быть, помешала ответственность – перед полуфиналом уже было понятно, что вы наша единственная надежда на золото?
— Я держал эту мысль в голове, но не сказал бы, что она как-то особо давила. На ковре про сторонние вещи особо не думаешь. Нормально настроился, был в хорошем психологическом состоянии. Надо посмотреть схватку на видео, может, там найдётся какая-то причина поражения.

— Президент федерации Михаил Мамиашвили после схватки с корейцем сказал, что судьи вас «поддавили», не дали бороться.
— Ему со стороны виднее. Второй период я сам провёл пассивнее, когда старался идти в атаку – кореец встречал меня головой. Я надеялся, что судьи обратят на это внимание, пытался им это показать – и зря. Не надо было обращать на это внимание, только сам себя сбивал. Может, судейское вмешательство и было какое-то, но в спорте такое бывает. Иногда арбитры выступают на твоей стороне, иногда нет. Это нормально.

Когда старался идти в атаку – кореец встречал меня головой. Я надеялся, что судьи обратят на это внимание, пытался им это показать – и зря.

— Изменения в правилах, по общему мнению, для вас сыграли в плюс – без партера вам стало легче бороться.
— Да, я люблю бороться в стойке, это правда. Но бывают такие моменты, когда соперника никак не пробить, его за пассивное ведение борьбы ставят в партер, и тут у тебя появляется шанс. Сейчас этот шанс убрали, его нет. Хотя, конечно, моя стихия – это стойка, в партере я не столь силён. Пусть решает международная федерация, я готов к любому развитию истории.

— Год назад вы были в одной схватке от попадания на Олимпиаду в Рио, но проиграли финал чемпионата России. Отболело уже?
— Было очень тяжело, но сейчас это история. Всё забыто, впереди новая Олимпиада. Нет смысла думать о том, что нельзя изменить.

Артём Сурков

Артём Сурков

Фото: Евгений Слюсаренко, «Чемпионат»

— Кого считаете своим главным конкурентом в России, кто вам может преградить дорогу на следующие чемпионаты мира и Олимпиаду?
— Ох, это сложно сказать. У нас в Мордовии-то в моём весе можно целую сборную из конкурентов составить. Провести в Саранске целый турнир, и будет конкуренция, как на чемпионате России.

— У вас есть брат-близнец Максим, который младше вас на 20 минут и тоже занимается греко-римской борьбой, – редкая ситуация.
— Более того, он занял на чемпионате России этого года в моём же весе до 66 кг пятое место, и тем самым официально попал в сборную страны. После этого он ездит с командой на все сборы. Это очень здорово для меня – иметь такого спарринг-партнёра и просто родного человека рядом. Ему я могу полностью доверять. Брат настраивал меня на победу в Париже, но получилось вот так. Подвёл его.

— Какое-то время назад он ушёл в более тяжёлую весовую категорию, чтобы не встречаться с вами?
— Недавно снова вернулся. Уходил в 71 кг, но не мышцы набрал, а живот нарастил (смеётся). Пришлось возвращаться.

— А что будет, если по жребию придётся выходить друг против друга? Например, бороться в финале чемпионата России за место в сборной на Олимпиаде.
— Уже бывало. В финале первенства России среди кадетов как-то.

— И прямо по-настоящему боролись?
— Нет, по-настоящему никогда. По очереди друг другу уступали.

— Чья очередь следующая?
— Я уже сбился, давно это было (смеётся).

— Главные старты сезона позади, скоро будет пауза, что будете делать?
— Хочется побыть дома. Просто дома. Весь год сборы, турниры, поездки. Хочется приехать в родную деревню, в баньку сходить… С родителями по-человечески пообщаться. И снова в дорогу.

Комментарии (0)
Партнерский контент