Рублёва/Шефер: главное – не мешать друг другу
Текст: Мария Огнева

Рублёва/Шефер: главное – не мешать друг другу

Во второй части интервью Екатерина Рублёва и Иван Шефер поведали, как готовятся к выходу на лёд, и рассказали, за что после выступления во Франции их благодарил судья.
17 декабря 2008, среда. 21:31. Другие
Рублёва и Шефер в гостях у "Чемпионат.ру" (20 фото).

В первой части беседы с корреспондентами "Чемпионат.ру" Екатерина Рублёва и Иван Шефер посочувствовали судьям, рассказали, чем занимаются между тренировками, и признались, что в фигурном катании есть масса нюансов, которые лучше не озвучивать. Во второй части интервью они поведали, как готовятся к выходу на лёд, рассказали, за что после выступления во Франции их благодарил судья, и выразили сожаление о состоянии школы фигурного катания в Кирове, которую несколько лет назад оканчивали сами.

Когда заканчиваешь программу и делаешь поклон, тебе не до зрителей. В этот момент ты вообще ничего не соображаешь. Откатал программу и какое-то время будто в космосе находишься.
— Ваш прогресс идёт год от года, вы постоянно движетесь вперёд. А у вас бывают дни депрессии, когда хочется плюнуть на всё и бросить фигурное катание?
Е.Р.: Думаю, такие периоды бывают у каждого спортсмена, без этого никуда. Потому что всегда случаются подъёмы и спады, а человек не может находиться в вечном позитиве – от этого тоже устаёшь. Бывает, выкладываешься на соревнованиях, устаёшь, и когда приезжаешь домой, начинаешь думать: "Ну вот, теперь опять всё по новой…"

— Главное, не выходить с упадническим настроением на лёд.
Е.Р.: Естественно. Для этого мы и тренируемся.

— Чем бодрите себя перед стартами?
Е.Р.: Вань, чем ты бодришь себя перед стартами? (Улыбается.)

— Может, поёте песни в раздевалке?
И.Ш.: Перед выступлением бодриться не нужно. Надо, наоборот, успокоиться и собраться.
Е.Р.: Когда выходишь на лёд, экспрессия и сила приходят сами по себе. Я, например, очень хорошо чувствую энергетику зала. Когда вижу много зрителей, мгновенно включаюсь. Перед стартами же я стараюсь быть абсолютно спокойной и ни на какие раздражители не реагировать. Нужно, чтобы ничего не отвлекало. Очень важно находиться в гармонии. Главное – не дёргать друг друга и не мешать.
И.Ш.: А иногда бывает, зрителей на трибунах много, но сидят они с каменными лицами. Выходишь на лёд, а от них никакой реакции. Это не очень приятно. (Смеётся.)

— Зато, наверно, испытываете непередаваемые ощущения, когда те же самые зрители провожают вас уже стоя и с овациями… С вами такое часто случалось?
Е.Р.: Когда заканчиваешь программу и делаешь поклон, тебе не до зрителей. В этот момент ты вообще ничего не соображаешь. Откатал программу и какое-то время будто в космосе находишься. Помню, во Франции была очень хорошая реакция зрителей, хотя обычно они там не особо благодарные… Им безумно понравилась наша произвольная программа, и это было слышно.

После соревнований к нам подошёл судья и сказал: "Спасибо! Спасибо вам большое!" Мы были единственные, у кого в произвольной программе была динамичная музыка. Все остальные фигуристы изображали страдания, и судьи под их выступления засыпали.
— Уже в этом году, когда у вас был "Фламенко"?
И.Ш.: Да. Может, зрители были благодарны, потому что почти все остальные пары подобрали такую музыку, что под неё можно было заснуть? (Смеётся.)
Е.Р.: После соревнований к нам подошёл судья и сказал: "Спасибо! Спасибо вам большое!" Мы были единственные, у кого в произвольной программе была динамичная музыка. Все остальные фигуристы изображали страдания, и судьи под их выступления засыпали. (Улыбается.)

— Вы родом из Кирова, а где живёте сейчас? Не в "Сокольниках" же!?
И.Ш.: Живём на юге Москвы в спортивно-административном корпусе. По большому счёту в гостинице. Спасибо московской Федерации фигурного катания – это она нам помогла с жильём.

— А все родные у вас по-прежнему в Кирове? Никого не перевозили?
Е.Р.: Нет, не перевозили. А зачем? Зачем здесь этот дурдом? (Смеётся.)

— А как в Кирове сейчас обстоят дела с фигурным катанием?
И.Ш.: Школа фигурного катания там загибается. Очень жаль…
Е.Р.: Совсем недавно мы ездили в Киров – нас попросили выступить на открытии местных соревнований. Там мы откатали фрагмент произвольного танца. А с утра, когда пришли на тренировку, покатались с детьми. Они, естественно, были безумно этому рады… Могу сказать, что у этих детей есть талант, но, к сожалению, сейчас школа оставляет желать лучшего. После смерти моего папы школа медленно, но верно начала загибаться. Это очень печально, потому что мы выросли там. В этой школе прекрасный тренерский коллектив, замечательный директор. Но поскольку школа никем не спонсируется и задавливается хоккеем, идёт такой процесс… Больно и страшно это осознавать.

— У вас замечательный стимул выигрывать соревнования. Можно отчислять деньги кировской школе…
Е.Р.: Наши отчисления школе вряд ли помогут. Нужна поддержка государства, требуются глобальные, а не локальные меры. Школа приобретает коммерческую форму, и там уже сидят какие-то люди, принимают решения.
И.Ш.: Необходимо задействовать административный ресурс.

— Приходилось слышать от некоторых людей, что Екатерина могла бы стать замечательным тренером. Не рассматриваете такой вариант продолжения своей карьеры в будущем?
Е.Р.: Кто это сказал? (Смеётся.)

— Не будем говорить, кто это сказал. Это тайна.
Е.Р.: Тайна, покрытая мраком? (Улыбается.) Ну, определённые мысли стать тренером есть. Но не будем загадывать, посмотрим…

— А что вас может остановить?
Е.Р.: Просто я знаю, что это такое – быть тренером.

Если идут соревнования, грамотные люди особо не лезут. Поддерживают, но в меру. Потому что приставать в такие моменты не стоит. Можно больно получить! В лучшем случае!
— По опыту отца?
Е.Р.: И в том числе по себе. Это страшная и зачастую неблагодарная работа. Очень тяжёлый труд. Нашим тренерам повезло, потому что они работают в тандеме. Им не надо отрываться от семьи. А вы представьте, если её надо создавать, как тогда быть? Дома ребёнок, а большую часть своего внимания надо отдавать фигуристам. Здесь всё очень сложно. Но, несмотря на то что я знаю всю подноготную тренерской работы, хочется попробовать себя на этом поприще…

— А ваши вторые половинки понимают ваш ритм жизни?
Е.Р.: А что им ещё остаётся?
И.Ш.: Выбор невелик! (Смеётся.)

— Как они поддерживают вас во время соревнований?
Е.Р.: Если идут соревнования, грамотные люди особо не лезут. Поддерживают, но в меру. Потому что приставать в такие моменты не стоит. Можно больно получить! В лучшем случае! (Смеётся.) На самом деле они поддерживают так, как должны поддерживать. Говорят нужные слова, когда их хочется услышать, и понимают, когда лучше оставить тебя в покое.
И.Ш.: Главное, чтобы не мешали настраиваться. Потому что во время соревнований человек находится как бы в себе.

— У многих фигуристов есть свои ритуалы перед выходом на лёд. А у вас есть что-нибудь подобное?
Е.Р.: У нас есть, но мы вам о них не расскажем!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →