Допинг. Двойная мораль (часть третья)
Текст: Максим Лебедев

Допинг. Двойная мораль (часть третья)

Пробы Б наших биатлонистов дали положительный результат. До объявления фамилий спортсменов Максим Лебедев вспоминает, как в России закрывали глаза на употребление допинга в хоккее и футболе.
12 февраля 2009, четверг. 17:40. Другие
Допинг: двойная мораль (часть первая)

Допинг: двойная мораль (часть вторая)

Пробы "Б" наших биатлонистов дали положительный результат. Но положение дел в современном спорте показывает, что это вовсе не повод спускать на них всех собак.

Нам подробно рассказывали о процедуре забора проб. О том, в пробирки какого размера, пардон, мочились хоккеисты. О том, как представители команд, словно на экзамене, выбирали два билета с фамилиями. Но сами фамилии не назывались...
На страже чистоты

За всю нашу новейшую историю лишь однажды отечественная антидопинговая служба поймала "употребивших". Было это в хоккее, в 2002 году, когда накануне финала чемпионата России были аккуратно выведены из состава "Ак Барса" его лидеры - Алексей Чупин и Эдуард Кудерметов. Вроде как внезапно заболевшие.

Правда, многие в Казани до сих пор уверены, что произошло это совсем не случайно. Тогда ведь ещё не было сплошных проверок, и, когда в раздевалку команды вошли доктора с чемоданчиками, все просто обалдели от неожиданности. И посчитали это происками вполне конкретного конкурента. Версия эта подтверждается и последующими событиями. Когда чемпионат закончился и вся нервотрепка улеглась, тогдашний тренер "барсов" Юрий Иванович Моисеев взял результаты тестов и показал их знакомым медикам в Москве. Говорят, у докторов глаза на лоб полезли. Потому что от такого содержания в крови запрещённых препаратов Чупин и Кудерметов должны были жить недолго – минут 20, и умереть в страшных мучениях.

Не так давно в свет вышла книга спортивного журналиста Игоря Рабинера "Как убивали "Спартак"". Есть там интересный эпизод, от которого, по идее, волосы у всех читателей должны встать дыбом. Цитата получится слишком большой, поэтому перескажу своими словами.

Сменивший Андрея Чернышова на посту главного тренера "Спартака" Владимир Федотов узнаёт, что его предшественник не чурался "пилюль и уколов". И команда теперь по этой причине еле волочит ноги. Надо срочно что-то предпринимать, ведь не за горами старт Кубка УЕФА, в котором будут обязательно брать допинг-пробы. Федотов мчится к высшему футбольному руководству страны, а оттуда вместе с ним – к антидопинговому руководству. Дальше идёт сцена из фильма "Бриллиантовая рука": "Шеф, всё пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!.." А в ответ следует: "Спокойно, Козлодоев – сядем все…" После чего для начала выдаются авторитетные рекомендации, а затем лучшие антидопинговые умы России впрягаются в непосильную работу по "отмывке" игроков народной команды. Кубок УЕФА, кстати, тогда проскочили удачно – в плане допинга, не в плане результатов. Но всё равно икнулось: полузащитник красно-белых Егор Титов, если кто подзабыл, попался после матча Россия – Уэльс. Из-за чего получил дисквалификацию, его карьера пошла на закат, а валлийцы долго ещё требовали переигровки или даже технического поражения России.

Кстати, после известных событий с Чупиным и Кудерметовым тогдашний президент федерации и ПХЛ Александр Стеблин торжественно объявил, что со следующего сезона по окончании каждого матча будут браться допинг-пробы у двух хоккеистов каждой команды.

Самое интересное, что пробы действительно брались. Только фамилии тех, у кого они брались, неожиданно стали самой большой хоккейной тайной России. Нам подробно рассказывали о процедуре забора проб. О том, в пробирки какого размера, пардон, мочились хоккеисты. О том, как представители команд, словно на экзамене, выбирали два билета с фамилиями. Но сами фамилии не назывались – словно выдать их при "чистой" пробе (а ведь не было зафиксировано ни единого случая пробы "нечистой") было равносильно измене родине.

Ларчик открывается просто. Дело в том, что на допинг-пробы "случайным способом" практически всегда выходили: второй вратарь команды, не принимавший участия в игре, и один из двух обязательных в тех сезонах "масочников", то есть ребят до 18 лет, которые практически не играли, а использовались в основном для отбывания командных штрафов. Или оба "масочника".

Почему-то кажется, что если бы пробы олимпийских чемпионов и призёров далекого и не очень далёкого прошлого оказались чистыми, аки слеза младенца, всех нас не преминули бы об этом оповестить. Причём весьма громогласно.
Наука и жизнь

Почему такое происходило? Да потому что научно доказано: человеческий организм, даже самый тренированный, не способен выдержать пять хоккейных матчей профессионального уровня за неделю. Вдвойне не способен – с двумя перелётами. Втройне – с двумя сменами часовых поясов. Даже если они меняются всего на два часа. То есть не способен не провести их на должном уровне, а не способен фактически. Нет у человеческого организма такого ресурса.

И четыре матча за неделю он не сможет провести. Три – сможет, но после этого ему обязательно нужна неделя на восстановление. В наш хоккейный календарь загляните, и посмотрите на интенсивность расписания: где там недели на восстановление?

Ещё много-много лет назад наш великий тренер Анатолий Тарасов поставил, как он выражался, "задачку науке": выработать оптимальный график игр и отдыха хоккеистов для того, чтобы готовить их к чемпионатам мира и Олимпиадам, выжимая максимум возможного. И 12 команд в высшей лиге чемпионата СССР при 44 матчах чемпионата без всяких игр плей-офф – это и есть ответ спортивных медиков. Еще 16 игр заложены в предсезонку и для сборной. Итого 60 матчей за сезон, и то – для самых крепких. А больше – ни-ни, могут наступить необратимые для организма последствия.

А мы сейчас играем с учётом предсезонного периода, плей-офф и сборной – до 120 матчей за сезон! То есть в два раза больше. И при такой интенсивности мы ратуем за чистоту?

Возглавив Международный олимпийский комитет, Жак Рогге объявил крестовый поход против допинга и всех его составляющих. Тогда же широко анонсировался будущий процесс проверки всех имеющихся на сохранении проб. А хранились они, напомню, с зимней Олимпиады 1994 года официально. А неофициально в распоряжении антидопинговых структур имелось немало и более ранних проб, находящихся в замороженном состоянии. Для чего? Для того чтобы выявить то, что раньше выявлять не удавалось, а теперь делается с полупинка. И расставить все точки над i.

И что же? Прошло много лет, но ни единого слова о том славном начинании больше не прозвучало. Почему-то кажется, что если бы пробы олимпийских чемпионов и призёров далекого и не очень далёкого прошлого оказались чистыми, аки слеза младенца, всех нас не преминули бы об этом оповестить. Причём весьма громогласно. Поскольку лучшего оружия для борьбы с современными "допингоносителями" и придумать было бы нельзя. Вот, сукины дети, смотрите, как играли, бегали и прыгали ваши отцы и деды – ни капли бромантана, ни грамма ЭПО, ни следа СЕРы! И какие рекорды ставили! А вы, гады, что устраиваете?

Но ничего этого не было. Наоборот, нет-нет, но иногда с самых заснеженных высот спортивного Олимпа доходят слухи, что то начинание молодого президента МОКа не было загублено на корню. Только когда на стол положили результаты тех анализов, человеку в буквальном смысле стало худо. И он велел эти бумаги никому и никогда не показывать, а все находящиеся на "вечном хранении" допинг-пробы уничтожить от греха подальше. Хотя это, конечно, могут быть только слухи.

Вина наших спортсменов заключается лишь в том, что своим адским, нечеловеческим трудом, на который мало кто из нас способен, они захотели заработать себе на человеческую старость. Играя по общим правилам. Мы ничем не лучше их. А они ничем не хуже тех, кого не поймали. Ещё не поймали.
Что делать?

Да-да, именно так: второй по распространённости российский вопрос. Что делать нам, болельщикам, в такой ситуации? Когда правды мы всё равно не узнаем, а от того, что нам преподносят, иногда уже тошнит.

Знаете, наверное, не надо делать ничего. Устраивать крестовый поход против достижений цивилизации, как показывает история, бессмысленно. А достижения спортивной фармакологии, как ни крути, это всё равно достижения цивилизации. И то, что вчера считалось страшным допингом, сегодня спасает тысячи жизней по всей планете. И сам допинг очень часто создаётся не для рекордов, а для спасения людей от страшных недугов.

Надо всегда помнить одно. Не мы придумали допинг. Не мы ввели его в спорт. Не мы стали ставить на поток пловчих с огрубевшими голосами и пробивающейся растительностью на лице и груди. И не мы выставляли на Олимпиадах сборные астматиков.

Но мы не можем создавать другие правила. Хотим мы этого или нет, но мы вынуждены, должны и даже обязаны играть по правилам общим. Которые несут двойную мораль и тройной смысл.

И когда наших спортсменов ловят за употребление допинга, не надо устраивать пляски на костях и обзывать их последними словами. Их вина заключается лишь в том, что своим адским, нечеловеческим трудом, на который мало кто из нас способен, они захотели заработать себе на человеческую старость. Играя по общим правилам. Мы ничем не лучше их. А они ничем не хуже тех, кого не поймали. Ещё не поймали.

А когда наши парни или девушки восходят на пьедестал почёта, надо всегда помнить, что победили они всё равно в схватке РАВНЫХ. Или даже не совсем равных, поскольку наша спортивная наука и спортивная фармакология давно отстаёт от остальных.

То есть наши все равно побеждают честно. Даже если вопреки…

И они тысячу раз достойны нашей гордости и нашего уважения.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →