Текст: Андрей Аносов

Штефан: после победы напиваться не буду

Немец Кристоф Штефан завоевал серебро в индивидуальной гонке на ЧМ в Пхёнчхане. Счастливый биатлонист поведал корреспонденту Eurosport Фолькеру Гундруму о цене медали и планах на будущее.
18 февраля 2009, среда. 18:15 Другие

Немец Кристоф Штефан завоевал серебро в индивидуальной гонке на ЧМ в Пхёнчхане. Счастливый биатлонист поведал корреспонденту Eurosport Фолькеру Гундруму о цене медали и планах на будущее.

Пхёнчхан. Биатлон. Чемпионат мира. Индивидуальная гонка на 20 км. Мужчины

1. Оле-Эйнар Бьорндален (Норвегия) — 52:28.0 (3).
2. Кристоф Штефан (Германия) +14.1 (1).
3. Яков Фак (Хорватия) + 17.1 (1)…
7.Иван Черезов (Россия) +37.8 (1)…
10. Максим Чудов (Россия) +49.3 (2)…
31. Максим Максимов (Россия) +3.47,8 (4)…
46. Евгений Устюгов (Россия) +5.07,4 (7).

— Как бы вы оценили вашу первую медаль на чемпионате мира?
— Я хочу посвятить эту медаль своему умершему отцу. Он был жив ещё два года назад, во время юниорского чемпионата мира.

— Вы уже получили электронные письма от поклонниц, как это было после триумфа на этапе Кубка мира в Антхольце?
— До сих пор ещё нет. Кстати, подруга у меня так и не появилась, предложений также нет. Наверное, я должен выиграть золото, тогда и ситуация улучшится.

— Похоже, что вам не слишком нравится находиться в центре внимания.
— Я вообще не люблю быть в центре внимания.

— Почему же тогда вы занимаетесь профессиональным спортом?
— Мне доставляет удовольствие мучить себя. А вот если я нахожусь в центре внимания, бывает немного не по себе. Я считаю, что это всё коммерция. Однако с этим можно жить.

— Можете объяснить, что за удовольствие вы находите в страданиях?
— Ты тренируешься целый год, чтобы приехать на чемпионат мира, приложить максимум усилий и увидеть свою фамилию на верхней строчке. Вот это и есть настоящая награда.

— Индивидуальная гонка далась вам тяжело?
— На последнем круге тренер Марк Кирхнер крикнул мне: «Газуй!» Это было настоящее мучение. Я не видел ничего, кроме жёлтых курток сопровождающих. Многие не отставали от меня. Я понимал, о чём идёт речь. Обычно я не прошу говорить мне моё время первые четыре круга. Могу перегореть, если узнаю, что очень успешно двигаюсь по дистанции. Порой могу просто выключиться из гонки. Если я услышу перед последней стрельбой, что должен отстрелять чисто, то могу расписаться, что допущу четыре ошибки.

— Как можно объяснить ваш хороший показатель на стрельбище? Вы допустили всего одну ошибку.
— Во время чемпионата мира я допустил немного промахов. Вчера мы провели ещё одну тренировку. Франк Ульрих сказал, что теперь мы будем концентрироваться на ветре. Мы потренировались, и это принесло свои плоды. Единственная ошибка была допущена мной только из-за того, что был сильный порыв ветра. Иначе бы я отстрелял чисто. Мне становится обидно, когда я вспоминаю об этом.

На последнем круге тренер Марк Кирхнер крикнул мне: «Газуй!» Это было настоящее мучение. Я не видел ничего, кроме жёлтых курток сопровождающих.

— Вы выглядели очень спокойно на финише.
— Я тогда ещё толком ничего не понял. Мне сказали: «У тебя медаль, у тебя медаль!» А я только и думал: какая медаль?

— Чего вы ждёте от себя?
— Как спортсмен я пытаюсь быть перфекционистом. Я хочу делать всё всегда на 100 %. Иначе не стоит браться за дело, иначе успеха не будет. Я знаю вкус победы. Первое место даёт удовлетворение на целый год. Каждый стремится к совершенству.

— На вашем сайте сказано, что вы любите людей с сумасшедшими идеями. Какие сумасшедшие идеи есть у вас самого?
— Я представляю собой «полное собрание сочинений»!

— И что же предпочитает «полное собрание сочинений»?
— Я люблю свой Playstation 3 и свою музыку.

— Кто является для вас наставником в команде?
— В команде таких людей двое. Мой тренер Марк Кирхнер и мой техник Торстен Трэн. Они дают мне советы и указания. К тому же я стал крёстным дочери Торстена Трэна, маленькой Миа. Это тоже крайне мотивировало меня. Торстен кричал мне: «Думай о малышке». Тогда я подумал о ней и прибавил газу.

— После финиша была очень эмоциональная сцена, когда вы бросились на шею тренеру Франку Ульриху. Вас связывает нечто большее, чем просто отношения тренера и спортсмена?
— Я попал в команду совершенно неопытным. Тогда я был далёк от достижений на чемпионате мира. Тренер помог мне сформироваться. Я ещё не осознавал смысла спорта. С течением времени всё стало двигаться в правильном направлении. Тренер всегда хочет только лучшего. Я люблю людей, которые так же, как и я, хотят этого.

Конечно, я много тренировался и понимал, что это когда-нибудь будет оправдано. Но не рассчитывал, что это произойдёт так рано.

— На подиуме вы стояли рядом с Оле-Эйнаром Бьорндаленом. Какие чувства вы испытывали?
— Я уже побеждал его в Антхольце. На этот раз мне не удалось сделать это, он показал свой класс. Трудно подобрать слова похвалы для такого великого спортсмена, как он.

— Он также помог вам во время фотографирования призёров?
— Было весело. У него есть большой опыт в этом.

— Какие у вас планы на остаток сезона?
— Хотелось бы продолжить начатое: хорошо выступить в гонке с массовым стартом и в эстафете. Вероятно, будет ещё одна медаль. Я, наверное, не стану напиваться после второго места. Позволю себе выпить только немного пива. У меня ещё есть время впереди.

— Если бы кто-то сказал до старта сезона, что вам удастся выиграть гонку на этапе Кубка мира в Антхольце и стать здесь вторым, вы бы посчитали этого человека сумасшедшим?
— Да, я не мог и подумать о таких результатах. Конечно, я много тренировался и понимал, что это когда-нибудь будет оправдано. Но не рассчитывал, что это произойдёт так рано. Очень сложно пробиться на мировую биатлонную вершину. Конкуренция очень высока.

Источник: Eurosport Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 сентября 2017, понедельник
24 сентября 2017, воскресенье
23 сентября 2017, суббота
Партнерский контент