Все новости

Кузьмина: мне было страшно начинать всё с нуля

Во второй части интервью Анастасия Кузьмина рассказала о знакомстве с мужем, возвращении в большой спорт и прокомментировала слухи о желании словаков натурализовать Антона Шипулина.
Другие

Во второй части своего интервью Анастасия Кузьмина рассказала о знакомстве с
мужем Даниэлем, рождении сына и возвращении в большой спорт и
прокомментировала слухи о желании словаков натурализовать Антона
Шипулина и Ольгу Зайцеву.

Первую часть интервью читайте здесь.

— Расскажите, как вы познакомились с Даниэлем.

— В 2005 году мы с тюменской командой под руководством Леонида
Александровича Гурьева поехали в Австрию на первый снег. Сбор уже
подходил к концу, и на одну из тренировок я выехала позже всех. В
вагончике, который поднимал нас на ледник, было очень тесно, но среди
этой толпы иностранцев я неожиданно услышала русскую речь. Там я и
встретила Даниэля, с которым проговорила всю дорогу. Позже мы
обменялись телефонами, переписывались и встречались во время сборов в
Европе. Даниэлю тогда было 28 лет, и он хотел серьёзных отношений.
Через три месяца после нашего знакомства он приехал в Тюмень на Новый
год, чтобы встретиться с моими родителями.

Мне не нужно внутрикомандное соперничество. Соперничать я
предпочитаю со спортсменками из других стран на трассах Кубка мира. И
мне этого достаточно для профессионального роста.

— Тогда он и сделал вам предложение?

— Предложение он сделал уже через неделю, но тогда я ещё не
воспринимала это всерьёз. Думала, мало ли какой ветер в голове у этого
молодого человека. Поэтому решила подождать некоторое время, чтобы
убедиться в серьёзности его намерений. А по окончании сезона я поехала
на Камчатку закатываться и там познакомилась с его родителями.
Виделись мы тогда редко, но хотелось больше времени проводить вместе.
Однажды летом Даниэль помог мне залечить травму колена. Нашёл очень
хороший криоцентр в Банска-Быстрице, где я смогла быстро
восстановиться, и уже в декабре показала свой лучший на тот момент
результат на Кубке мира – 13-е место. Но вскоре я узнала, что
забеременела, и мне пришлось прервать свою карьеру в составе сборной
России.

— Тяжело было возвращаться в большой биатлон?

— У всех это получается по-разному. У меня были тяжёлые роды, потому
что я до шестого месяца каталась на лыжах в Тюмени. Наверное, не
стоило этого делать. После рождения ребенка у меня два месяца была
страшная депрессия: я не хотела думать ни о каком спорте.

— Если вас посещали мысли о завершении карьеры, чем хотели заниматься
вместо биатлона?

— Мне было страшно начинать всё с нуля, и я не знала, где, кроме
спорта, могла бы себя реализовать. К тому же в то время у нас не было
своей квартиры в России и мы жили у моих родителей в Тюмени, что было
не очень удобно для Даниэля. И тогда он предложил мне переехать к нему
в Словакию, отвлечься, покататься на лыжах, и позже ко мне вернулось
желание выступать.

— А какие связи у Даниэля с Израилем кроме гражданства?

— У него только гражданство. Ну и на лыжегоночных соревнованиях он
представляет Израиль. Он единственный профессиональный лыжник в этой
стране.

— Кто оплачивает вашу подготовку в составе сборной Словакии?

— Частично Олимпийский комитет, частично личные спонсоры. Все
подробности мне не известны, так как ещё не очень хорошо знаю
словацкий язык и мало общаюсь со словацким спортивным руководством, но
никаких проблем с финансированием я не испытываю. У нас не много
сильных спортсменов, и средств для их подготовки достаточно.

— Отсутствие сильной конкуренции внутри команды в соревновательный
период вас не беспокоит?

— Мне не нужно внутрикомандное соперничество. Соперничать я
предпочитаю со спортсменками из других стран на трассах Кубка мира. И
мне этого достаточно для профессионального роста.

— Правда, что словаки хотели видеть Ольгу Зайцеву и вашего брата
Антона у себя в сборной?

— Я не в курсе ситуации с Ольгой Зайцевой. Возможно, её муж-словак и
хотел бы договориться с федерацией о её переходе, но я не располагаю
стопроцентной информации, а мои догадки вряд ли будут кому-то
интересны. Слухи об Антоне пошли из-за того, что в прошлом году после
чемпионата мира он не вернулся в Россию, а приехал ко мне в Словакию,
где катался и готовился к чемпионату Европы. На тренировках он
занимался со словацкими спортсменами, но каких-либо предложений со
стороны словацкой федерации биатлона Антону не поступало.

— С Ольгой Зайцевой поддерживаете отношения в Словакии?

— Я с ней ни разу не виделась в Словакии, поэтому общаемся только на
этапах Кубка мира. Последний раз мы виделись на награждении после
масс-старта. Я поблагодарила Ольгу за то, что помогла мне подержаться
за ней и прибежать на финиш второй. У нас с ней много общего: дети
примерно одного возраста, мужья из Словакии. Ольга очень общительная и
никогда не подаёт признаков звёздной болезни.

Если брат сказал, что будет в медалях, то значит, будет, если
сказал, что будет в десятке, — значит не очень хорошо себя чувствует.
Единственное, что у него не всегда хорошо складывается, стрельба, но
это качество приходит с опытом.

— В прошлом году Антон рассказал, что советовался с вами накануне
юниорского чемпионата мира. А сейчас в профессиональном плане
помогаете друг другу?

— Мы часто советуемся, делимся опытом, иногда что-нибудь подсказываем
друг другу по части техники или психологической подготовки. Так, я
очень благодарна Антону за то, что в прошлом году в Словакии он мне
помог поставить технику, почувствовать, как нужно идти по трассе. Мы
оба высокие спортсмены, поэтому техника у нас должна быть схожей.
Посмотрев на мой ход, Антон указал, в чём у меня проблемы, предложил
попробовать по-другому. А позже уже со своим мужем я закрепила новую
технику. Можно сказать, что своим прогрессом в лыжной подготовке я
обязана Антону.

— Откуда у брата в его возрасте такой опыт и познания?

— Он очень думающий, анализирующий человек, точно знает, что ему
нужно. Если он сказал, что будет в медалях, то значит, будет, если
сказал, что будет в десятке, — значит не очень хорошо себя чувствует.
Единственное, что у него не всегда хорошо складывается, стрельба, но
это качество приходит с опытом.

— До чемпионата Европы когда последний раз были в России?

— Я приезжала в Тюмень на недельку в сентябре, чтобы уладить вопросы
с документами для перехода в Словакию.

— По родителям скучаете?

— Естественно, я скучаю по родителям и по Тюмени, где выросла и
начинала свою спортивную карьеру.

— Раньше вы увлекались коллекционированием керамических игрушек. Где
сейчас ваша коллекция?

— Сейчас она находится в комнате моей сестры, потому что моя комната
временно пустует. Сестра пополняет коллекцию. Когда я училась в
институте, друзья дарили мне керамические игрушки, и так я начала их
собирать.

Комментарии (0)
Партнерский контент