Леонова: в Америке начну готовиться к зачётам
Текст: Мария Огнева

Леонова: в Америке начну готовиться к зачётам

Интервью с чемпионкой мира среди юниоров Алёной Леоновой – о том, как нелегко стать блондинкой, прыгнуть лутц, сдать зачёты и в одиночку завоевать две путёвки для России на чемпионат мира.
8 марта 2009, воскресенье. 18:00. Другие
С новоиспечённой чемпионкой мира среди юниоров Алёной Леоновой удалось пообщаться по телефону буквально накануне отлёта на сборы в Детройт, где наша команда практически в полном составе будет тренироваться и проходить акклиматизацию перед чемпионатом мира в Лос-Анджелесе (23-29 марта). Алёна была в отличном настроении: ещё бы – теперь ни у кого не повернётся язык назвать наше женское одиночное катание совершенно безнадёжным. Но начали разговор мы не с размышлений о судьбах отечества, а всё-таки с приятного.

Справка "Чемпионат.ру"

Алёна Леонова

Родилась 23 сентября 1990 года в Санкт-Петербурге. Первый тренер - Марина Вахрамеева. Сейчас занимается у Аллы Пятовой и хореографа Светланы Кароль в Санкт-Петербурге.
Достижения: чемпионка мира среди юниоров (2009), серебряный призёр чемпионата России (2006/07, 2007/08), серебряный призёр Этапа юнирского Гран-при в Румынии (2007/08), победительница турнира Coupe Internationale Nice (2006/07, 2007/08), серебряный призёр турнира Coupe Internationale Nice(2008/09).
В сезоне-2008/09 Алёна Леонова выступала на двух этапах серии Гран-при среди взрослых: Cup of China и Cup of Russia, где заняла седьмое и пятое места соответственно.
— Алёна, сколько времени отвели себе на празднование победы?
— Целый день после приезда мне дали отдохнуть. В общем, чуть-чуть совсем. А уже на следующий день были тренировки. Поехали делать новый костюм и перекрашиваться в брюнетку.

— Решили поменять имидж?
— Мы с тренером любим экспериментировать. Да и все говорят, что мне больше идёт быть брюнеткой. Кроме того, из меня не получилось хорошей блондинки, цвет получался вместо белого желтоватым. Поэтому решили сделать темнее, ближе к своему, натуральному цвету.

— А костюм почему решили переделать?
— Многие подходили и говорили, что в моём голубом костюме для короткой программы меня не видно на льду. Мы решили что-то яркое сделать. Теперь будет цикломеновый, такой ярко-розовый, с золотом. Вся в камнях теперь буду… (Смеется.)

— Ваше пятое место на чемпионате России больше расстроило, выбило из колеи или подстегнуло?
— Конечно, расстроило. Я рассчитывала быть в тройке или, может быть, чемпионкой. Но неудачный прокат не дал мне возможности рассчитывать даже на тройку. Тем более я не сразу узнала, что поеду на чемпионат мира среди юниоров. Думала, сезон закончился, руки опускались… Но потом мне сказали, что я всё-таки еду на Европу, и я сразу начала серьёзно готовиться.

— Перед юниорским миром разговаривала с Любой Илюшечкиной и Нодари Майсурадзе. Они прямо сказали, что едут в Софию за золотом. Если честно, сами рассчитывали на золото?
— Я хотела оказаться в тройке, потому что в позапрошлом году была двенадцатой, в прошлом – шестой. Хотелось всё выше и выше подниматься.

— Сколько лет вы ещё имеете право кататься по юниорам?
— Ещё следующий сезон. Но мне уже сказали, что хватит уже и надо дать дорогу молодым. Если честно, я даже не ожидала, что в этом году поеду на юниорский мир, хотя мне очень нравится по юниорам выступать…

— Взрослый чемпионат Европы и юниорский чемпионат мира. По уровню конкуренции какой из них сильнее?
— Европа сильнее по уровню катания. Там соревнуешься со спортсменками, которых недавно видел только по телевизору, как Каролина Костнер, Лаура Леписто. Естественно, они катаются мощнее, у них взрослое катание. И соревноваться гораздо сложнее: оценки совершенно другие, особенно вторая, которая за компоненты программы, то есть за скольжение и представление.

Для меня очень важен первый прыжок. Если я его срываю, то дальше всё может пойти кувырком.
— Как вы считаете, теперь, после победы на юниорском мире, у вас стало достаточно авторитета, чтобы не резать вам вторую оценку, как это было после той же произвольной на Евро?
— Думаю, да. Я уже поняла это на юниорском чемпионате мира, когда увидела свои оценки после произвольной. У меня оказался очень маленький разрыв между компонентами и техникой. Для меня это очень хорошо. Потому что, если мне технику ставят очень высоко, то компоненты мне зарезают настолько, что иногда десять баллов разницы. А в Софии мне поставили чуть больше пятидесяти баллов и за то, и за другое, и это, конечно, большой плюс для меня.

— Вы оставили свою произвольную с прошлого сезона. Не боялись так рисковать? Ведь судьи обычно негативно к этому относятся…
— Те судьи, с которыми я сталкивалась в этом сезоне, думаю, они ещё не видели эту мою программу. К тому же она мне очень нравится, поэтому и решили оставить.

— В начале произвольной программы первый же прыжок в каскаде вы немного смазали, клюнули, как говорится, и из-за этого еле удержались после двойного. Но остальное отпрыгали здорово. Вас так непросто выбить из колеи?
— Для меня очень важен первый прыжок. Если я его срываю, то дальше всё может пойти кувырком. Но я его не сорвала, поборолась. Поэтому решила и дальше бороться. А вот после второго прыжка мне, наверное, уже всё равно было. Он для меня многое значил, этот лутц, с которого я четыре раза падала на тренировке. И уже думала, что всё, потеряла его и к старту уже не восстановлю. А получилось, что это единственный прыжок, за который мне поставили плюсы в произвольной программе. Прыжки такие выцарапанные, выгрызенные изо льда просто…

Безусловно, груз ответственности чувствуется. Ведь на чемпионате мира я буду единственной участницей от России и должна привезти два места для страны на следующий год.
— На Европе в короткой программе вам не удался лутц. В Софии с ним тоже возникли небольшие сложности. Хотя в произвольной справляетесь без проблем. Он как-то неудачно стоит?
— Я его начала стабильно прыгать только месяц назад. Потому что из-за травмы пришлось на время от него отказаться. Стала его делать, начиная с чемпионата России. Раньше даже без набора пяти тройных каталась на этапах Гран-при в Китае и России. А когда начала стабильно прыгать, решили его поставить в программу. На чемпионате Европы мне сказали, что в короткой программе лутц у меня неудачно стоит, и буквально на тренировках перед стартом мы решили его переставить не так близко к бортику, чтобы не так неудобно было приземляться. Сейчас мы уже подкорректировали все заходы на элементы, в том числе и на лутц.

— Теперь после победы на чемпионате мира среди юниоров именно в вас будут видеть главную надежду нашего одиночного женского катания. Это вас радует? Если такая ответственность вообще может радовать…
— Безусловно, груз ответственности чувствуется. Ведь на чемпионате мира я буду единственной участницей от России и должна привезти два места для страны на следующий год. Но так сильно никто, конечно не давит. Сказали, чтобы я показала всё, что могу. Уже в среду мы уезжаем на сборы в Детройт, где будет тренироваться вся наша сборная. Там пройдём акклиматизацию.

— Что же, там будет совсем не до отдыха?
— Ну почему… Надеюсь, выходные будут. Надо будет там погулять, всё посмотреть… Как-то отвлечься перед стартом. Обычно я прессу читаю, газеты, журналы. А из книжек одни учебники. Учителя, конечно, идут мне навстречу, но сказали, что буду всё сдавать, когда приеду. Так что уже в Америке начну готовиться к зачётам, чтобы там не скучать… На самом деле очень хорошо отвлекает. Иногда на старты даже ноутбук с собой беру. После разминки сижу в Интернете, общаюсь с друзьями. Нормально, успокаиваешься.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →