Тихонов: такого плачевного сезона никогда не видел
Фото: Reuters
Текст: Мария Огнева

Тихонов: такого плачевного сезона никогда не видел

О принятом в пятницу новом уставе и системе управления Союзом биатлонистов России рассказывает первый вице-президент СБР Александр Тихонов.
27 апреля 2009, понедельник. 01:45. Другие
В пятницу на внеочередной конференции СБР был принят новый устав и система управления союзом. Об этом и многом другом мы и поговорили с экс-президентом, а ныне первым вице-президентом СБР Александром Тихоновым.

— Принят новый устав союза, который вступит в силу с 2010 года. Насколько, на ваш взгляд, он эффективен в перспективе?
— Дело в том, что поменялось российское законодательство, поэтому устав будут менять все федерации. Я бы абсолютно никаких поправок в созданный документ не вносил. Я понимаю, что у делегатов было немного некомфортное внутреннее состояние. Просто все привыкли к тому, что было. Но страна-то меняется... Мы же не можем отставать. И очень здорово, что у Михаила Прохорова есть такие возможности и есть высококлассная команда специалистов, которая пошла впереди всех. Абсолютно верно наш президент сказал, что теперь мы как бы накатали дорогу для всех остальных федераций, и им будет уже легче проходить этот путь.

— Новый устав изменит и систему управления СБР.
— Эта система пока не начала работать, поэтому с её оценками давайте подождём. Я не сомневаюсь, что профессионалы, которых у нас раньше не было возможности привлечь, сделают систему эффективной.

— Михаил Прохоров заявил о готовности привлекать в сборные для работы иностранных специалистов, в том числе и тренеров. Эта идея не вызывает у вас протеста?
— Я бы так сказал: если речь идёт о медицине, восстановительных средствах, то здесь приглашение иностранцев было бы вполне уместным. Если говорить о тренерах-иностранцах, то, думаю, Прохоров наверняка поступит мудро: найдёт из наших настоящих специалистов. Я не сомневаюсь, что они в России есть. Такие умы! Первыми улетели в космос, а не можем восстановительные средства изобрести! Ну что нам скрывать? Были времена развала, мы потеряли всю спортивную науку. У нас нет переподготовки медицинских работников. У нас доктора в командах пользуются зелёнкой и бинтом.

— Значит, допинговый скандал нынешнего сезона — это проблема системы?
— Нет. Это вина, скорее, отдельных личностей. Но я надеюсь, что мы этот барьер преодолеем 8 или 9 мая, когда наши специалисты вылетят в Зальцбург, где будет оглашён приговор нашим спортсменам. Я уверен, что в любом случае наша команда юристов не сдастся и будет продолжать борьбу за наших ребят. Надеюсь на хороший результат.

— Пока не было никаких решений по тренерскому штабу нашей сборной команды?
— Всё будет решаться на тренерском совете. Опять-таки, надеюсь на мудрое решение руководства. Ведь не только этот сезон был не очень хорошим для нас, но и позапрошлый. На конференции СБР прозвучало отличное предложение Владимира Барнашова создать экспертную группу во главе с Виктором Маматовым, который много отработал тренером национальной команды. Он кандидат наук, соберёт толковую группу, и проведём анализ этого сезона. Вы знаете, я такого плачевного года никогда не видел. Всё как-то разом навалилось. С такой обстановкой, которая сложилась в Корее, всем было очень нелегко. Но мы выжили. Хотя вот на Ольгу Зайцеву ведь ничего не повлияло! Что она первое крикнула после финиша своей "золотой" гонки на чемпионате мира: "Я здоровая и счастливая!". Думаю, всё остальное понятно. И потом, нас всё ругают и ругают. А у нас же на чемпионате мира медалей всё равно больше всех!

— Недавно возникла проблема с финансированием строительства красноярского биатлонного центра. К вам уже кто-то обращался за помощью?
— Я участвовал в строительстве всех наших комплексов, начиная с Ханты-Мансийского. Последнее, что мы завершили, это трасса в Саранске, построенная за три года. Этот комплекс уже получил категорию B с правом проведения чемпионата Европы. Я уже обращался ко всем регионам на коллегии Министерства спорта с просьбой не строить больше комплексов мирового уровня. Мы даже чемпионат России уже делим: в одном месте проводим спринт, в другом — длинные дистанции, чтобы хоть как-то загрузить все наши спортсооружения. Будет правильнее оставить юношескую подготовку в Екатеринбурге. Там у нас есть большие наработки.

— Камчатский комплекс, который претендует на проведение чемпионата мира 2016 года, был сдан в очень короткий срок. Он до 2016 не развалится?
— Это было временное сооружение. В прошлом году осенью, в октябре, я лично в резиновых сапогах прошёл эту трассу. Камчатка была таким чуть подзабытым краем, и надо было поднять там какой-то флаг. Там очень перспективный и современный губернатор Алексей Кузьминский. Просто фантастика! Он уцепился за идею провести на Камчатке биатлон, и мы провели там турнир на приз Виталия Фатьянова. Люди смотрели на всё это с таким интересом, а многие — со слезами на глазах от того, что о них хотя бы вспомнили. А идея была моя. Я в какой-то момент сказал: "А давайте привезём на Камчатку биатлон?". С этого всё и началось. Я ж там раз 40 был. Мы там всегда восстанавливались, готовились к Олимпиадам. Потрясающий край с горячими источниками, минеральными водами. Трёхкратный олимпийский чемпион Михаэль Грайс там вообще остался после стартов. Он покатался с вулканов, погрелся в горячих источниках. Томаш Сикора сказал, что, если его на следующий год не пригласят, он сам приедет туда восстанавливаться. А мы это не используем. Поэтому я первым заявил на конгрессе IBU в Праге, что мы будем пробовать получить на Камчатку чемпионат мира-2016.

— Там такая разруха. Не хотелось бы делать это достоянием мировой общественности.
— Россия великая и богатая страна. К 2016 году все восстановим!

— Обещаете?
— Обещать — не значит жениться, но мы сделаем!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →