Показать ещё Все новости
Стук, стук, никому не друг. Кому теперь нужен доносчик Хютте
Андрей Шитихин
Александр Хютте
Комментарии
Обещания сдать всех, доносы, мольбы – Спортивный арбитраж не обратил на это внимания и выписал российскому доносчику максимальное наказание.

Четыре года дисквалификации за нарушение антидопинговых правил – таково наказание для российского легкоатлета Александра Хютте. Спортивный арбитражный суд признал его виновным по нескольким пунктам и огласил свой вердикт. Хютте всячески пытался скостить срок дисквалификации, заваливал ИААФ письмами с обещаниями сдать всех, кого можно, однако жалости к своей персоне не вызвал.

Две зарплаты без результатов

Уроженец Республики Карелия Хютте стал известен на всю Россию, да и на часть мира, которая иногда просматривает новости о лёгкой атлетике и допинге, 12 апреля 2017 года. До этого времени про такого спортсмена если и слышали, то совсем уж глубоко погружённые в лёгкую атлетику люди, которые интереса ради ищут протоколы официальных стартов.

Так вот, в этих протоколах можно обнаружить, что Хютте становился чемпионом России в спринтерском беге, выигрывал вместе со сборной награды на командных чемпионатах Европы, но особых личных достижений у него не было. Кому интересно, может сам найти профайл Хютте и посмотреть на его персональные рекорды. Сравнить с национальными и мировыми рекордами.

Хютте – типичный российский спортсмен, который выступал по параллельному зачёту за Карелию и Санкт-Петербург, получал две зарплаты за одну работу и особо не бедствовал.

Можно сказать, что Хютте – типичный российский спортсмен, который выступал по параллельному зачёту за Карелию и Санкт-Петербург, получал две зарплаты за одну работу и особо не бедствовал. Так живут большинство российских атлетов, кому удаётся заключить контракты с двумя регионами. При этом совершенно не обязательно показывать результаты на международных стартах – достаточно успешно выступить на чемпионате России, по итогам которого и заключаются контракты.

Спасти свою шкуру

Всё изменилось в мае 2015 года, когда Хютте попытался избежать допинг-контроля во время тренировочного сбора на базе «Юность» в Адлере. В итоге допинг-тест он всё-таки сдал и успешно его провалил. Бегун был отстранён от соревнований на время расследования. Чтобы спасти свою спортивную карьеру, он решил начать сотрудничество с ИААФ.

Он написал письмо на имя менеджера ИААФ по борьбе с допингом Томаса Капдевиля, в котором обвинил своего тренера Зухру Верещагину в провале допинг-теста. Мол, это она давала ему запрещённые препараты и требовала скрыться от допинг-офицеров (если это будет доказано, Верещагина заслуживает пожизненной дисквалификации). Хютте буквально умолял чиновника ИААФ помочь ему в том, чтобы срок дисквалификации был минимальным.

Получилось символично – наказание последовало почти сразу после публичного опубликования доносов Хютте.

Бегун обещал рассказать всё, что знает, и сдать всех. На резонные вопросы Капдевиля о том, есть ли у него конкретные доказательства, Хютте выдвигал только устные обвинения. Спортсмен писал, что на основе его слов можно половину сборной России дисквалифицировать, убеждал, что он ценный информатор, но ни одного факта в пользу своих слов не привёл, кроме распечатки количества звонков от тренера в день визита допинг-офицера.

Хютте всячески пытался спасти свою шкуру, в чём, собственно, и признался после того, как стало известно о его письмах в ИААФ. При этом он не отказался от единовременной стипендии главы Карелии в 100 тыс. рублей в декабре 2015 года, когда уже начал писать доносы в ИААФ и когда стало известно о его положительной допинг-пробе. А зачем отказываться, если ты всё равно в списках лучших спортсменов республики и привык к таким ежегодным премиям?

Слова без доказательств

Капдевиль прямо сказал Хютте, что он не сможет сделать ничего, чтобы Спортивный арбитраж назначил ему минимальный срок наказания, и спортсмену стоит смириться с этим. Чиновник ИААФ просил доказательств, а вместо этого получал очередную порцию писем. Даже ИААФ не стала рассматривать Хютте в качестве информатора, поняв, что тот действует исключительно в своих интересах.

Он не отказался от единовременной стипендии главы Карелии в 100 тыс. рублей в декабре 2015 года, когда уже начал писать доносы и когда стало  известно о его положительной допинг-пробе.

ИААФ и ВАДА утверждают, что одним из обязательных пунктов восстановления российской лёгкой атлетики в международных правах является адекватное отношение к информаторам, отсутствие их преследования. Можно ли считать Хютте информатором или он просто стукач, каких во все времена было достаточно, но которым во все времена было мало веры? Хютте явно переборщил с желанием заложить всех.

Он получил максимальный срок дисквалификации, учитывая первый положительный случай допинг-пробы. Получилось символично – наказание последовало почти сразу после публичного опубликования доносов Хютте. Он сможет вернуться в спорт, если захочет, в августе 2019-го, когда ему будет почти 31 год. Вот только вряд ли спортсмен будет всё так же сидеть на двух стульях и получать премии от главы Карелии.

Глупо говорить о том, что его пример – другим наука. Это конкретный случай и попытка конкретного человека решить личные проблемы за счёт других. С допингом можно и нужно бороться и другими способами. Например, чистосердечным признанием, как сделали недавно пять российских легкоатлетов, а не обвинением тех, чью вину ты доказать не можешь.

Комментарии
Партнерский контент