Бовдуй: дай бог, мы тоже поборемся за медали
Фото: zenit-kazan.com
Текст: Артём Загумённов

Бовдуй: дай бог, мы тоже поборемся за медали

О переходе в "Урал", планах на межсезонье, татарском радушии, новом коллективе, сборной России и борьбе за медали — в эксклюзивном интервью новичка уфимцев Алексея Бовдуя.
2 июня 2009, вторник. 20:20. Другие
Проведя в казанском "Зените" пять сезонов, сыграв за него 187 матчей (второй показатель в истории клуба) и выиграв два титула чемпиона России, Лигу чемпионов и два Кубка страны, доигровщик Алексей Бовдуй перебрался в уфимский "Урал". Однако новый виток своей карьеры волейболист не рассматривает как шаг назад. Привыкнув рассматривать свои жизненные перипетии в качестве прогрессивного процесса, спортсмен в смене прописки видит только самые положительные моменты. Ведь теперь надо бороться за медали уже с другим коллективом. Убеждённость в этом не покидает Алексея, который любезно согласился на интервью уже в качестве доигровщика "Урала". В общении с волейболистом нельзя было не затронуть тему перехода, но начать стоило всё-таки с более приятных вопросов — вопросов отдыха.

— Алексей, день добрый, как проводите отпуск? Удаётся отдохнуть?
Честно говоря, до последнего был уверен, что останусь в Казани. Тем более что у меня существовала договорённость с руководством о том, что клуб нуждается в моих услугах на следующий год. Мне сказали, что меня хотят видеть в команде.
— Отдыхаю пока в родном городе, а весь отдых заключается в решении всевозможных приятных хлопот, которые накопились за то время, пока я играл в другом городе. Поэтому пока занимаюсь решением исключительно тех дел, что набрались за продолжительное время. Так что пока никуда уехать на отдых не удаётся.

— Ну а вообще планируете куда-нибудь съездить?
— Да, конечно. Очень хотим с семьёй на море съездить.

— Когда узнали, что "Зенит" не будет продлевать с вами соглашение?
— Узнал о том, что со мной не будет продлён контракт, в самый последний момент. 7 мая, по окончании чемпионата, команда вышла на утреннюю тренировку. Спустя минут 30 после начала занятия во время разминки Владимир Романович Алекно лично подзывал каждого игрока к себе и давал те или иные указания, а также рассказывал о его будущем: с кем будет продлён контракт, а кто может быть свободен. Вот так я и узнал.

Честно говоря, до последнего был уверен, что останусь в Казани. Тем более что у меня существовала договорённость с руководством о том, что клуб нуждается в моих услугах на следующий год. Мне сказали, что меня хотят видеть в команде. Поэтому я дал отбой своему агенту, сказав, что меня всё устраивает в Казани. Ведь в этой команде я выступал довольно продолжительное время. Поэтому и сказал, что уходить никуда не буду и останусь в Казани. Ну а потом меня ошарашили новостью, что со мной не будет продлён контракт. Извинились, конечно, но всё равно пришлось уехать.

— А как с ребятами попрощались? Были ли проводы какие-нибудь?
— Нет, как таковых проводов не было. Да и ведь в тот момент я даже и не думал о них. Я быстро собрал семью, вещи и на следующий день уехал из Казани. Потом, когда приехал за документами об увольнении, уладил все формальности и встретился с ребятами. Мы пообщались, но каких-то проводов или прощальных речей не было.

— С какими чувствами покидали Казань?
— В первую очередь с сожалением. Очень не хотелось уезжать. Но что делать. У нас работа такая. Приходится иногда уходить. Хотя чувства от Казани, болельщиков, команды остались только самые тёплые. Я с благодарностью вспоминаю период, который провёл в этом городе и в этом коллективе. Ведь я очень много добился с Казанью — это очень важный фактор.
Хотя чувства от Казани, болельщиков, команды остались только самые тёплые. Я с благодарностью вспоминаю период, который провёл в этом городе и в этом коллективе. Ведь я очень много добился с Казанью, это очень важный фактор.


— Кроме "Урала" кто к вам ещё обращался по вопросам трудоустройства?
— Предложения были самые разные, и их было немало, но конкретику по финансам никто не выражал. Одним словом, никто и ничего обстоятельного не предлагал. А вот Уфа в своём предложении была конкретна. Она предложила определённый контракт с определёнными условиями. Поэтому я ответил согласием. Ведь ждать я не мог. Время на пользу игроку никогда не идёт, и я был очень рад принять те достойные условия, что мне были предложены. Так что теперь я являюсь боевой единицей команды "Урал".

— В свете развития своей карьеры переход в "Урал" вы рассматриваете как шаг вперёд или как шаг назад? Всё-таки вы ушли из клуба, где чемпионом стали...
— Я бы не стал говорить, что это шаг назад. Каждый шаг, который делается человеком в жизни, какое-то судьбоносное решение ведёт его в любом случае к развитию. Это относится как к карьере, так и к личной жизни. Поэтому и для меня, и для "Урала" это исключительно шаг вперёд. И седьмое место команды в прошедшем сезоне — это не показатель, это не опускает её ниже и не отводит роль борца за самые низкие места. Так же, как и Казань в этом сезоне никто не воспринимал как фаворита. Никто не верил, что мы можем выиграть чемпионат России. Но мы смогли победить, а гранды, которым прочили первое и второе места, остались без золотых медалей. Поэтому и с "Уралом" всё может быть иначе. Сейчас полностью меняется состав команды: тренеры, игроки. Так что кто знает, как мы выступим в следующем сезоне. Дай бог, мы тоже поборемся за медали.

— А задачи какие-то уже озвучены?
— У каждой команды одна задача — попадание в призёры. Эту цель ставит любое руководство, которое хочет видеть свой коллектив в призах. Поэтому иные варианты даже не рассматриваются. Сейчас прежде всего нам надо побороться за зону еврокубков. Потом уже надо побороться за медали чемпионата России. Такие задачи никто не отменяет в любой команде.

У каждой команды одна задача — попадание в призёры. Эту цель ставит любое руководство, которое хочет видеть свой коллектив в призах. Поэтому иные варианты даже не рассматриваются.
— Кстати, а как отпраздновали чемпионство?
— Нам был устроен хороший банкет. На следующий же день по окончании чемпионата, 4-го числа, руководитель "Таттрансгаза" собрал у себя руководство, игроков и всех представителей клуба. Очень хорошо погуляли. Очень хороший стол был с соответствующим татарским радушием. Так что можно сказать, что в тесном кругу отметили наши золотые медали.

— Хотел бы ещё про сборную спросить. Никто из нового тренерского штаба к вам не обращался?
— Нет, никаких предложений от сборной не было. Это раньше меня в сборную звал лично Владимир Романович Алекно. В прошлом и позапрошлом году он меня звал в национальную команду. Но это было конкретное предложение от этого тренера поработать именно с ним. Как таковым вызовом в сборную это не было. Никто из тренерского штаба или из федерации меня не включал в расширенные списки. Поэтому можно говорить, что я в последние годы не отношусь к сборной. В принципе, хоть так и не принято говорить, в силу своего возраста предложений из сборной уже и не жду. Поэтому работаю, исключительно сосредоточившись на клубной карьере.

— Не обижает вас такая позиция тренерского штаба? Ведь игрок-то вы хороший.
— Нет. Это значит, что есть кто-то лучше. Трудно сейчас сформулировать, но скажу так. Есть определённый круг людей, которые постоянно числятся в сборной. И малому количеству волейболистов, впервые попадающих туда, удаётся зацепиться за место. Во всём есть определённая толика определённого тренерского видения. Поэтому я не рассматриваю всё это как обиду. Главное, чтобы, если я не могу помочь команде, это сделал кто-то другой, чтобы было приятно наблюдать за выступлением сборной России. Так мне не обидно.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →