Сикора: я перестал быть эгоистом с рождением детей
Фото: rbu-biathlon.ru
Текст: Артём Загумённов

Сикора: я перестал быть эгоистом с рождением детей

250 дней в году польский биатлонист Томаш Сикора проводит вне дома. По этой причине спортсмен считает себя не очень хорошим отцом. Но так ли это на самом деле?
24 июня 2009, среда. 18:00. Другие
250 дней в году 35-летний польский биатлонист Томаш Сикора проводит вне дома. По этой причине спортсмен, у которого двое детей — 11-летняя Наталья и трёхлетний Бартош — считает себя не очень хорошим отцом. Но, ознакомившись с интервью журналиста Мацея Гаевского из польского издания Interia, с Сикорой соглашаться совсем не хочется.
В последнее время вообще приходится немножечко врать и говорить, что меня не будет две недели. В итоге наши торги останавливаются на 10 днях, так как он пока умеет считать только до 10.
Впрочем, лучше самого спортсмена о его детях и взаимоотношениях с ними всё равно никто рассказать не сможет.

— Кто из ваших детей лучше катается на лыжах?
— Конечно, дочка. Она старше сына, поэтому более уверена в себе. А Бартош же пока только начинает кататься. При этом он очень нетерпеливый мальчик и уже после двух спусков устаёт от этого занятия.

— А с кем они делали свои первые шаги на лыжах?
— На начальном этапе я провёл с ними несколько уроков. В остальном они уже справляются сами.

— Какими видами спорта вы занимаетесь с ними летом?
— Изначально я дал себе обещание, что никогда не буду их заставлять заниматься спортом. Я не хочу, чтобы кто-нибудь потом сказал, что отец захотел сделать из своих детей спортсменов. Я их не заставляю тренироваться и уж тем более заниматься биатлоном.

— Чем вы больше всего любите заниматься со своими детьми?
— Мы катаемся на велосипедах. Иногда удаётся выбраться поплавать в бассейне.

— А чему вы учите их: плавать или ездить на велосипеде?
— Я только помогаю им учиться. К сожалению, меня часто не бывает дома, так как я тренируюсь. Мой сын, например, научился ездить на велосипеде на даче. Видимо, я был не самым хорошим учителем в этом смысле.

— Вы не жалеете о том, что мало времени проводите с детьми?
— Вы знаете, я же не на отдыхе всё своё время провожу. Если бы это было так, то, конечно, у меня были бы к себе претензии. Дело в том, что жизнь спортсмена очень непростая. Жена и дети понимают, что я езжу на работу, а не на увеселительную прогулку. Да и другого выхода у меня нет. Возможно, конечно, что я мало времени с ними провожу, но никто по этому поводу не высказывает недовольства. Только сын, пожалуй, ведёт счёт тем дням, что меня нет дома. Иногда, например, я ему говорю, что меня не будет семь дней, а он в ответ спрашивает, почему не шесть. В последнее время вообще приходится немножечко врать и говорить, что меня не будет две недели. В итоге наши торги останавливаются на 10 днях, так как он пока умеет считать только до 10.

— А кто из детей больше похож на вас?
— Если говорить о характере, то, наверное, дочка. Она застенчива, но в то же время очень упряма. Что до Бартоша, то он смелый и открытый парень, такой же, как и его мама.

— То есть Наталья типичная папина дочка?
— Не совсем так. Когда я дома, то больше времени провожу с сыном. Он требует большего внимания, а дочка уже в таком возрасте, когда подружки её интересуют больше, чем родители. Она любит побегать во дворе гораздо больше, чем сидеть у родителей на коленях. У неё уже давно есть свои собственные дела и проблемы.

— А где вам больше нравится проводить отпуск?
— У нас нет постоянного места. Чаще всего мы выбираемся на морское побережье. Мы гуляем, иногда берём на прокат лодку или яхту. Для нас важнее всего проводить время вместе. Поэтому у нас не бывает ситуаций, когда я плаваю, а остальные идут за покупками.
Для нас важнее всего проводить время вместе. Поэтому у нас не бывает ситуаций, когда я плаваю, а остальные идут за покупками. Если мы куда-то выезжаем, то всё делаем вчетвером.
Если мы куда-то выезжаем, то всё делаем вчетвером. Мы стараемся использовать всё то время, что у нас есть, с максимальной пользой.

— А вы себя считаете хорошим отцом?
— Лучше всего об этом знают дети, но думаю, что нет. Во-первых, меня долго не бывает дома. Я посчитал, что отсутствую 250 дней в году. В это время жена становится для детей и мамой, и папой. Хорошо ещё, что в наш век существуют такие вещи, как "Скайп". Поэтому иногда мы можем друг друга не только слышать, но и видеть. Во-вторых, когда я возвращаюсь домой, то не могу посвятить детям всё время с утра до вечера. Постоянно находятся какие-либо дела, которые нужно решить или закончить. Кроме того, мне же тоже надо когда-нибудь отдыхать.

— Очевидно, что вас мучают угрызения совести из-за этого.
— Конечно, особенно на сборах. Мне хочется звонить домой каждый день и разговаривать с детьми. Но иногда получается так, что никто не подходит к телефону, так как в этот момент по телевизору показывают сказку или мультфильм.

— А вы подарками компенсируете своё частое отсутствие?
— Я всегда что-то привожу детям со сборов, но только это не является компенсацией моего отсутствия. Так уже просто исторически сложилось.

— А вы в состоянии купить одежду 11-летней девочке?
— Наверное, это как раз то, что у меня получается хуже всего. Хотя в последний раз я подарил Наталье сумочку, чуть позже я видел, как она укладывала в неё вещи, с которыми собралась на прогулку с подружкой. Так что на этот раз угадал. С Бартошем мне гораздо проще, так как он просит купить конкретные вещи.

— Вы помните тот момент, когда стали отцом в первый раз и во второй?
— Да, конечно. Когда должна была родиться Наталья, у меня были запланированы тренировки. Но мне удалось на минуту заскочить домой. Ночью меня разбудила жена и сказала: Томаш, уже началось. Сначала я подумал, что она шутит, но потом она повторила свою просьбу в более решительной форме. Я сразу отвёз её в больницу, а сам вернулся домой, чтобы поспать. Но, разумеется, в такой ситуации глаз сомкнуть не смог. Всё ждал новостей. На Наташу потом смог посмотреть всего минуту, да ещё и из коридора, так как мне нужно было срочно уезжать. Я даже не подержал дочку на руках, так как боялся, что сделаю что-то не так. Вот такая она маленькая она была.

— А на родах не присутствовали?
— Нет, и не жалею об этом. Жена не хотела моего присутствия. Она чувствовала, что я не уверен в необходимости семейных родов. Когда на свет должен был появиться Бартош, я тоже не стал присутствовать на родах. Хотя рождение сына мы планировали.

— Вас минула доля пелёнок, бессонных ночей и всего подобного?
— Вы знаете, я умею пеленать и кормить ребёнка. А у Бартоша, например, в детстве были сильные колики и ночью невозможно было уснуть.
Я перестал быть эгоистом. Те чувства, что мне подарили дети, нельзя ни с чем сравнить. Теперь я уже знаю, для кого живу.
Мы с женой дежурили по очереди рядом с его кроватью. Поэтому мне пришлось научиться делать буквально всё.

— Кто у вас дома чаще всего успокаивает детей?
— Иногда мне приходится топнуть ногой, хотя я очень не люблю это делать. А жена считает, что ей приходится брать на себя горькую миссию кричать на детей. Она думает, что я стараюсь избегать повышенного тона из-за угрызения совести.

— Насколько вас изменили дети?
— Я перестал быть эгоистом. Те чувства, что мне подарили дети, нельзя ни с чем сравнить. Теперь я уже знаю, для кого живу.

Источник: Interia
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →