Показать ещё Все новости
Показать ещё Все новости
Владимир Акимов
Михаил Чесалин
«Он просто лежал и умирал». Кто убил чемпиона Олимпиады-80
Сын олимпийского чемпиона Владимира Акимова долго искал убийц отца, но безуспешно. Зато их нашёл брат убитого – тоже великий чемпион.
Другие 0

Семья Акимовых – одна из самых известных в истории отечественного спорта. А уж в водном поло – безоговорочно лучшая. Да и как может быть иначе, когда четыре брата могут собрать целую команду, готовую сражаться с сильными соперниками, на любом уровне. Успехи двух братьев выделяются особо: Анатолий и Владимир Акимовы выигрывали золотые медали Олимпиад и заставляли дрожать соперников по всему миру. Владимир же к олимпийскому титулу добавил и множество других: чемпион мира, победитель кубка мира, обладатель кубка европейских чемпионов. Но судьба, подарив атлету победы в спорте, отняла у него жизнь.

В июле 2018 года ему могло бы исполниться 65 лет, однако Владимир Акимов не дожил и до 35 – его убили в Москве при невыясненных обстоятельствах. Много лет в ситуации пытается разобраться сын убитого – Роман. Но ему так и не удалось понять, что произошло той роковой осенней ночью 1987-го. Старший брат убитого, похоже, знал, что случилось, но он уже никогда никому не сможет об этом рассказать. А Роман Акимов поделился с корреспондентом «Чемпионата» всем, что ему известно о жизни и смерти своего великого отца.

«Кто убил Володю, того уже нет в живых…»
Милиция не смогла найти убийц олимпийского чемпиона по водному поло Владимира Акимова. Но их нашёл старший брат убитого.

«Будучи олимпийским чемпионом, сидел на скамейке запасных»

– Роман, учитывая историю вашей семьи, удивительно, что вы сами не стали ватерполистом мирового уровня или хотя бы выдающимся пловцом. Почему не пошли в спорт?
– Действительно многие тренеры за меня сильно в детстве боролись, хотели, чтобы я пошёл либо в плавание, либо в водное поло. Вообще, я очень хорошо плавал, но родители не тащили меня в профессиональный спорт. Они считали, что если я сам не хочу туда идти, то и не надо. Они прекрасно знали, что такое профессиональный спорт и не очень хотели меня туда отдавать. Понятно, что это такое: постоянные сборы, поездки. Я папу видел несколько дней в году.

– Каким вы его помните по этим нечастым встречам?
– Он был человеком с неиссякаемым чувством юмора, добрым, весёлым, всегда с широкой улыбкой. Мне всегда привозил какие-то подарки, одежду. В Советском Союзе выбор был небольшой, а он привозил детские вещи, игрушки. Помню, как он вернулся с чемпионата мира 1982 года, который проходил в Эквадоре – привёз мне много игрушек, и мы с ним играли. Мне было лет пять, и это были моменты настоящего счастья – родители приехали, они вместе.

Был и ещё один важный эпизод, характеризующий моего отца, который я люблю рассказывать. Будучи уже в сознательном возрасте, года через два после смерти моего отца я у себя в столе нашёл открытку, которую он мне писал на день рождения, когда мне исполнялся один годик. Он был на сборах и из-за границы прислал мне открытку, в которой пожелал мне крепкого здоровья, счастья и поздравил с первым днём рождения. Конечно, в один годик я понять её не мог, но тогда, когда я нашёл её, это были сильные впечатления. Она очень помогла мне тогда в жизни.

Владимир Акимов

Владимир Акимов

Фото: romanakimov.ru

– Можно ли сказать, что в семье Акимовых царила идиллия?
– Вообще, все Акимовы – люди сложные, потому что каждый по своей натуре лидер. Я недавно общался с олимпийским чемпионом тренером ЦСК ВМФ Александром Шидловским, и он коротко сформулировал: «Акимовы – это каста победителей». Это люди, которые не привыкли сдаваться, уступать. Отражалось это и на семейной жизни: были, конечно, конфликты. Года до 1983 всё было благополучно, не хуже чем в других семьях. А 1983-й год стал переломным, потому что у папы изначально был конфликт с тренером Шидловским – это многие одноклубники в интервью подтверждали. И конфликт этот шёл от старшего брата Владимира – Анатолия. Происходили парадоксальные ситуации, когда Владимир, будучи олимпийским чемпионом, многократным чемпионом СССР, чемпионом Европы, оказывался на скамейке запасных. По большому счёту и Олимпиаду-80 он встречал в родном ЦСК ВМФ на скамейке. А тренер сборной Советского Союза Борис Попов наоборот заметил моего папу и звал его в команду. Вот такой парадокс: один великий тренер смог найти подход к игроку, другой – нет. Так что у Акимова противоречивая спортивная судьба: с одной стороны, он достиг всего, чего только можно, выиграл все титулы, но с другой – в родном клубе ему просто не давали играть.

Олимпиада ничего не изменила: Шидловский по-прежнему отправлял моего папу на скамейку запасных. Конечно, спортсмен такого уровня не мог принять такое отношение. И срывался, и алкоголь был, и конфликты в семье. Папе поступали предложения из других команд: из Ленинграда, из Прибалтики, и он хотел уйти, чтобы просто играть в водное поло без нервов. Думал даже о том, чтобы бросить спорт. Но мама удерживала его, не давала уйти из клуба.

– А почему не давала?
– Мне кажется, у неё было какое-то внутреннее чутьё, что ЦСК ВМФ – это самый сильный клуб страны, перспективы, приближающаяся Олимпиада, шансы попасть в сборную. Можно сказать, она вела свою политическую борьбу, общалась и с Шидловским, и с Поповым, и в итоге сумела удержать мужа. И на Олимпиаде, мой папа, только-только получив медаль, спустился с пьедестала и со словами «это твоя медаль» повесил её маме на шею. Но, к сожалению, в 1983 году мои родители развелись, да и вообще у папы всё полетело: он перестал держаться за ЦСК ВМФ, ушёл в «Торпедо». Он за этот клуб играл и даже потренировал его в последние годы жизни.

«Носил медаль чемпионата мира, как нательный крестик»

– Вы вспомнили про медаль Олимпиады. А ведь была ещё значимая для Владимира медаль чемпионата мира в Эквадоре. Правда ли, что в последние годы он носил её как талисман?
– Эту историю я узнал от своей уже покойной бабушки. Это правда. Другой вопрос – почему он ценил эту медаль выше, чем олимпийскую. К Олимпиаде-80 у многих есть какие-то претензии из-за войны в Афганистане и бойкота. Но с точки зрения водного поло все сильнейшие сборные мира в Москве выступали: и югославы, и венгры – действующие олимпийские чемпионы. Это было как с канадцами в хоккее – победить их, казалось, было вообще нереально. Сборная СССР выиграла, но ряд источников в западной прессе писал – что же это за Олимпиада? Но показательным был уже Кубок мира, который состоялся через год в Америке. СССР победил всех тех же, кто бы на Олимпиаде и тех, кто её бойкотировал. А в 1982 был чемпионат мира, который советская сборная снова выиграла, несмотря на очень сложные условия. Нашу команду поселили рядом с аэропортом, чтобы у игроков не было ни сна, ни отдыха, засуживали, отдавали мячи соперникам. Но команда вырвала победу. Наверное, она досталась даже большей ценой, чем олимпийское золота и подтвердила, что советские ватерполисты – истинные олимпийские чемпионы.

Наверное, папа, когда оказался в трудной жизненной ситуации, хотел прикоснуться к недавней победе с мыслями, мол, я могу, я всё верну. Бабушка сказала мне, что он носил медаль, как нательный крестик. Этого не было видно со стороны, но она всегда была при нём.

Фото: romanakimov.ru

– Говорят, всё начало рушиться в 1983 году после визита в Грузию?
– Там вышла какая-то парадоксальная ситуация, которых в то время в советском спорте было много. Я общался с Борисом Поповым на тему папы и алкоголя, каких-то конфликтов. Он сказал, что слышал нечто подобное про ЦСК ВМФ, но в сборной такого ни разу не было. Только один случай вспомнил: в 1982 году после победы в Эквадоре заходит тренер в раздевалку и видит, что Володя сидит и курит. Это запрещалось, конечно, и Попов мимо прошёл. А тренеру потом донесли, что Володя хвастался, как он классно затаился (улыбается). Но, конечно, Борис Никитич был большим профессионалом и понимал, какого уровня это игрок, и на что можно закрыть глаза. А никаких более серьёзных инцидентов не было: чтобы Акимов пил, на тренировку нетрезвый пришёл или ещё что-то подобное – такого, как тренер рассказывал, никогда не было.

Но в 1983 году всё-таки была немного другая ситуация: на соревнования в Грузию прилетела сборная Москвы. А поскольку почти все сильнейшие ватерполисты Советского Союза как раз были из Москвы, понятно, что гости в бассейн зашли сонными и всё равно победили с космическим счётом.

В Грузию команда летела как на отдых. Но о каких-то запредельных вещах, скандалах я всё равно не слышал. Знаю, что Акимов и его партнёр Михаил Иванов возвращались в самолёте позже остальных. По самой распространённой версии считается, что с ними летел второй тренер сборной Вячеслав Скок, и якобы он написал на них «телегу», а руководство решило провести показательную порку. Иванова оштрафовали, а папу исключили из сборной. Это был нонсенс, поскольку у него за спиной были все награды, мог он дальше играть и по возрасту – ему только исполнилось 30 лет. Совершенно непонятно, почему его просто взяли и убрали. Для этого нужен какой-то серьёзный эксцесс: срыв тренировки, драка в самолёте – но ничего такого не было. Так что это, конечно, большая загадка. Но в Советском Союзе нередко случалось так, что нужно было показать, мол, у нас нет звёзд, у нас все равны, и мы всё равно воспитаем новых чемпионов. А люди, болельщики, игроки других сборных просто недоумевали, как можно было взять самого сильного защитника мира и сознательно убрать из сборной.

– Может быть, как раз сказался конфликт с тренером Шидловским?
– Я встретился недавно с Шидловским, обстоятельно пообщался с ним. Меня удивило, что он исключительно хорошо отзывался о папе, признавал его чуть ли не лучшим игроком в команде. Но, с другой стороны я поставил себя на его место: если ко мне пришёл бы сын или дочь человека, которого я хорошо знал, то, наверное, я рассказывал только хорошее. В любом случае, я не знаю, как Шидловский мог бы повлиять на ситуацию. Всё-таки он был на клубном уровне, а тут сборная страны. Когда папа ушёл из сборной, его уже ничего не держало в ЦСК ВМФ.

Владимир Акимов (в центре)

Владимир Акимов (в центре)

Фото: romanakimov.ru

«Тех, кто убил Володю, уже нет в живых»

– Были ли для вашего отца стимулом успехи его старшего брата Анатолия? Хотел ли он, глядя на его золото Олимпиады 1972 года, повторить этот результат?
– Думаю, что да. Победа 1972 года в Мюнхене была исторической для нашей страны – это первое олимпийское золото. Советский Союз доказал миру, что он тоже сильная ватерпольная держава. Тогда спортсменов в Москве встречали почти как космонавтов. Я и по папе это хорошо помню: человек идёт по улице, а его все узнают. Это не как сейчас, когда ты можешь быть олимпийским чемпионом по водному поло, а тебя будут спрашивать: «А что за вид спорта?».

У Владимира и Анатолия были непростые отношения. С одной стороны они были любящими братьями, с другой – у них была жёсткая конкуренция. В конечном итоге Володя своего брата по титулам превзошёл, но ему это непросто далось. У меня есть его дневник 1973 года, который он вёл, когда ему было 19-20 лет. Он там очень серьёзно пишет про свои юниорские достижения, про желание попасть в сборную Москвы, в сборную СССР. А ещё пишет, что, мол, я ничего не умею, я должен быть примером для своих товарищей. И делает важный вывод: «Только упорной борьбой с самим собой можно стать хорошим спортсменом».

В итоге Володя к этому и пришёл. Он попал в сборную Москвы, пошли победы за победами. Всё это, конечно, давалось упорным трудом, тренировками – по четыре-пять в день. Глядя на его красивый гол в ворота венгров на Олимпиаде-80, я вспоминаю его дневники, где он каждый день описывает тренировки по работе с мячом – так называемый «стук». Я просто представляю, сколько сотен тысяч бросков Володя сделал на тренировках, чтобы произвести один-единственный, оставивший след в истории.

– Если вернуться к товариществу-соперничеству двух братьев, то можно ли сказать, что Владимир вытеснил Анатолия из состава, учитывая, что они играли на одной позиции?
– В советском спорте очень важно было понятие возраста. Моя мама, которая стала мастером спорта по плаванию, рассказывала, что в 22 года её не брали на соревнования, несмотря на то, что она давала результат. Считалось, что такой возраст – это уже всё, перебор. В ту пор спорт был очень молодым. Если говорить о братьях, то был период, когда они играли вместе. Причём не два брата, а все три – Анатолий, Виктор и Владимир одно время были в ЦСК ВМФ.

Фото: romanakimov.ru

Что касается Анатолия и Владимира, то, думаю, речь не шла о вытеснении одного другим из состава. Просто подошёл уже возраст, и Анатолий постепенно завершал карьеру спортсмена.

– Как сложилась его судьба после спорта?
– После развода, родные моего папы невзлюбили маму, а после его гибели в 1987 году отношения вообще практически прекратились. Когда мне было 17-18 лет, я делал попытки восстановить связи, общался с бабушкой и дедушкой – мне отдали какие-то папины вещи, дневники, медали.

Я помню, мы приехали на кладбище втроём: я и два его брата – Виктор и Анатолий. Меня, как юношу тогда сильно интересовала тема правосудия и возмездия – были ли найдены убийцы, понесли ли они какое-то наказание. В газетах ведь ничего не писали, не говорили. И Анатолий Акимов тогда сказал известную фразу: «Тех, кто убил Володю, уже нет в живых».

Что касается дальнейшей жизни Анатолия, то его жизнь складывалась непросто. Он ушёл из спорта, дальше были трудные 90-е. Многие спортсмены тогда выживали, как могли. Знаю, что один игрок ЦСК ВМФ на Даниловском рынке мясо рубил. Анатолий Акимов стал водителем у какого-то высокопоставленного священнослужителя. И в последние годы ему стала присуща некая религиозность, которая, наверное, была несовместима с тем Анатолием Акимовым, которые побеждал в 70-х. Может, произошло какое-то переосмысление. Но это всё лишь мои догадки.

Виктор, который много лет играл в ЦСКА ВМФ и неоднократно выигрывал чемпионаты СССР, но не добирался до сборной, после завершения спортивной карьеры работал в бассейне «Олимпийский». Был и ещё один брат – самый старший, он уже умер. Николай Акимов тоже играл за ЦСК ВМФ, но потом был командирован в команду Черноморского флота в Севастополь и в этом городе провёл всю свою жизнь. Вот так, все знают про двух братьев, максимум трёх, а их четверо ватерполистов. Недаром они сами шутили, что могли собрать целую команду.

А ведь есть ещё и сестра – Татьяна Акимова, которая живёт в Германии. Ещё во времена СССР она вышла замуж за немца, они переехали в Германию и очень давно там живут.

«На него явно напали несколько человек»

– Что случилось в тот трагический день в начале октября 1987 года? Почему никто до сих пор толком не знает, что произошло, и кто убил вашего отца?
– У меня был период, когда я пытался разобраться в этой теме, общался со многими людьми, вычислял, выводил какие-то версии, обращался в правоохранительные органы, в Федеральную службу безопасности в надежде, что что-то обнаружится в закрытых архивах.

Было несколько версий. Одна была связана с автомобилем. У папы была «шестёрка», и кто-то рассказывал мне, что продажу этой машины пытались подделать. Тогда машины просто так не продавались, они стоили дорого, на них были огромные очереди. И кто-то говорил, что нашли чуть ли не полного тёзку – Акимова Владимира Ивановича, чтобы мошенническим образом подделать документы на автомобиль. Говорили, что и милицейский след мог там быть.

Другая версия – бытовая. Якобы папа, находясь в нетрезвом состоянии, обидел официантку и за неё так вроде бы вступились. А больше особо версий и нет, потому что непонятно, кому он мог перейти дорогу. Его знали во всех ресторанах – для них была честь, что к ним пришёл чемпион. Ему накрывали стол, наливали и порой даже денег за это не брали. Соблазнов было много.

Как мне рассказала моя бабушка, в тот роковой вечер мой папа сказал: «Мама, мне надо устроиться на работу. У меня есть предложение». Неожиданно он снял свою медаль и оставил её дома – это был единственный день, когда он вышел не улицу без неё.

Фото: romanakimov.ru

Произошла драка. Судя по ранам и ссадинам, драка не один на один. На папу явно напали несколько человек. Мне было 10 лет, я присутствовал на похоронах и задал вопрос: «А что у папы с лицом?» – потому что, несмотря на грим, его лицо всё было в синяках, ранах и ссадинах.

Всё происходило на станции метро «Автозаводская», в сквере за памятником героям войны. Папу после драки на лавочке нашёл выпивший друг. Он подумал, мол, Володька напился, привёл его к себе домой и положил спать – не на улице же. Поэтому ему не оказали медицинскую помощь, а у него, как оказалось, была черепно-мозговая травма, кровоизлияние в мозг. Он просто лежал и умирал.

– На похоронах было много людей?
– Да, конечно. Приехала и сборная, и ЦСК ВМФ, и игроки других команд – кого только не было. В тот же день «Советский спорт» опубликовал некролог. Временное внимание, как подобает в таких случаях, было оказано, но уже на следующий день все пропали.

– Вы сказали, что обращались в правоохранительные органы, в другие структуры? Что-то получилось найти? Напали хоть на какой-то след?
– Да, я пытался искать и через знакомых в разных структурах. Но никто ничего сказать не может. Говорят, ничего нет, не раскрыто, не найдены. Официальных версий вообще никаких нет.

«Фидель Кастро лично вручил бутылку рома»

– Есть ли у вас ещё какие-то светлые истории про отца? Вроде той, с открыткой.
– В моей детской памяти осталось не так уж много истории. Но есть один случай, который врезался в мою память. В детстве я очень хорошо плавал. Меня очень рано засунули в бассейн: в два года я уже плавал сам, а в девять у меня был первый взрослый разряд, который давали только с 14 лет. Показательно, что я совершенно не умел прыгать с бортика и на соревнованиях после стартового сигнала, я просто аккуратно спускался в воду и при этом всех обгонял. И вдруг в 1987 году (мне кажется, это была последняя наша встреча) папа мне позвонил и позвал меня в бассейн «Торпедо». Зашли в бассейн, и папа говорит: «Давай я тебя покатаю»! Мне казалось, что это как 10-летнему ребёнку погремушку подарить. Чего я, маленький, чтоб меня катать? Но согласился, схватился за ноги, раз папа хочет… И он поплыл с такой бешеной скоростью, что я просто не успевал выныривать и дышать. Я был потрясён. Подобные ощущения я испытал потом в жизни лишь раз: когда, будучи уже взрослым, взялся за дельфина, и он рванул меня с места.

–Трудно ли сейчас сохранять память об отце, вести работу по поиску информации?
– Я со своей стороны стараюсь делать всё для сохранения памяти папы, дяди и других спортсменов из ЦСК ВМФ, сборной СССР. Время действительно неумолимо, но мне без преувеличения многое удаётся. В 2000 году, когда я впервые оказался в интернете, там не было вообще ничего ни про папу, ни про дядю. Одна только Большая советская энциклопедия спорта, в которой братьев постоянно путали на фотографиях, несмотря на то, что они не были близнецами.

Сейчас уже сделано многое. Мне удалось вернуть в бассейн ЦСК ВМФ аллею славы – там вновь появились имена чемпионов. Правда, проблема в том, что славного клуба ЦСКА ВМФ больше не существует, а это ведь не только ватерполисты, но и пловцы, гребцы, пловцы-подводники. Этот клуб объективно был самым сильным в стране. Были порой уникальные случаи. Контр-адмирал Винник, начальник ЦСК ВМФ, который живёт и здравствует, рассказал мне, как они однажды прилетели на Кубу на чемпионат дружественных армий – такая была традиция. И, несмотря на то, что в соревнованиях должны были принимать участие спортсмены из армии, против ЦСК ВМФ выставили основной состав сборной Кубы, мотивировав это тем, что каждый из них станет солдатом, защитником родины, если начнётся война. И наша команда всё равно победила. Фидель Кастро за это лично вручил Виннику бутылку рома, которая до сих пор у него хранится.

После развала Советского Союза этот клуб постепенно заворачивали и в итоге просто упразднили под предлогом, что у нас просто нет спорта на флоте. В СССР ведь профессионального спорта якобы не было, зато бы на флоте. А теперь есть – зачем тогда спорт на флоте?

В 2017 году при поддержке ЦСКА мы провели встречу с выдающимися спортсменами из клуба. Следствием этой встречи стало то, что в музее ЦСКА открыли постоянную экспозицию, посвящённую ЦСК ВМФ. Там фотографии папы моего есть. Потом папа был введён в музей современного спорта в Москве. А в прошлом году российские эксперты предлагали ввести его в Международный зал славы водных видов спорта. Папа в числе других россиян был номинирован, но западный экспертный совет не принял никого из России. Папа проходил по всем критериям с запасом: за 34 года человек собрал все титулы планеты. Наверное, все свои награды он получил при жизни, вписав себя не только в историю отечественного, но и мирового спорта.

Фото: romanakimov.ru

Комментарии (0)
Партнерский контент