Иванов: от "Тура" мы уже сильно устали
Фото: Reuters
Текст: Артём Загумённов

Иванов: от "Тура" мы уже сильно устали

Победитель 14-го этапа "Тур де Франс", гонщик "Катюши" Сергей Иванов рассказал о триумфе, а также отметил, что теперь его приоритетной задачей будет помощь Владимиру Карпецу.
21 июля 2009, вторник. 16:05. Другие
В минувшие выходные чемпион России, гонщик команды "Катюша" Сергей Иванов, проводящий в этом году один из своих лучших сезонов, в результате блестящей атаки отпраздновал победу на 14-м этапе самой престижной в мире веломногодневки "Тур де Франс". Спустя два дня во время второго официального отдыха на "Туре" российский спортсмен подробно рассказал о своей тяжёлой победе, которой было отдано много сил, а также поделился планами на остаток веломногодневки.

Этот сезон — один из самых ярчайших в моей карьере. Поэтому я счастлив.
— Сергей, скажите, пожалуйста, вы изначально планировали побороться за победу именно на 14-м этапе или ваш триумф в Безансоне — удачное стечение обстоятельств?
— Нет, конечно, я не планировал победить аккурат на 14-м этапе. Естественно, перед началом гонки и самого "Тур де Франс" при просмотре всех этапов были определены те дни, когда реально и нужно сфокусироваться на победном результате. Одним словом, это был один из тех этапов, на который нужно было настраиваться.

— О чём подумали в тот момент, когда в отрыв из всей группы ушли 12 человек?
— Поначалу было крайне тяжело. Особенно в тот момент, когда группа была ещё не так далеко. Я подумал, что наши намерения вычислят и догонят, так как в начале гонки где-то в районе 30-го километра отрыв был ещё не очень большой. Поэтому нельзя было рассчитывать, что мы легко возьмём и уйдём. Это случилось значительно позже, когда разрыв стал увеличиваться до восьми минут. В этот момент стало ясно, что нас уже не догонят, а финиш будет из отрыва.

— Кого из группы опасались больше всего?
— С самого начала гонки и отрыва было видно, что на старт вышли ряд сильных гонщиков. Например, тот же Даниэле Беннати. Да и не его одного можно было причислить к фаворитам. Многие были значительно сильнее меня. В начале гонке, когда мы уезжали в отрыв, они настолько были сильны, что за ними крайне тяжело было удержаться. Но потом остальные ребята вкатились, и мы ехали более или менее ровно, после чего силы уравнялись.

— Но всё-таки если говорить об именах, то кого из группы опасались?
— У меня прежде всего были на заметке: Беннати, голландец Мартейн Мааскант из команды "Гармин-Слипстрим", который очень неплохо себя чувствовал, Хэйден Ролстон из "Червело" и, конечно, Николас Рош из "Ажетуара".
Я потерял очень много сил на дистанции. Мне приходилось бороться до самого конца. Особенно против ветра, да и финиш был в гору. К финишу я ехал один — это было 15 минут полной выкладки, без резервов, без оглядки назад.
Он был для нас обузой, так как его лидер был позади группы. Естественно, он весь день сидел и не работал. Поэтому на финиш он приехал самым свежим из всех нас. Вот эти гонщики были у меня на заметке. От них прежде всего я ожидал атак.

— А как выбирали момент для своей решающей атаки?
— Я понимал, что атаки могут начаться километров за 20. Все были готовы к этому. И уже ближе к финишу, за 13 км, нам предстоял небольшой "торчок" — маленькая затяжная гора протяжённостью два километра. Полтора километра были достаточно пустые, но вкупе с сильным встречным ветром этот кусок дистанции дался очень тяжело. Все, конечно, настроились на этот подъём, и когда Мааскант стал атаковать, я быстро поймал его попытку, поймал его колесо, как говорят у нас, велосипедистов, и продолжил гонку. Затем другие гонщики предприняли свои атаки, но я продолжал контролировать, кто, как и куда атакует, и выжидал момент, который в итоге стал последней и решающей атакой.


— После победного финиша вы сели на бордюр и долго не вставали — настолько сильно устали?
— Да, ведь я потерял очень много сил на дистанции. Мне приходилось бороться до самого конца. Особенно против ветра, да и финиш был в гору. К финишу я ехал один — это было 15 минут полной выкладки, без резервов, без оглядки назад. Конечно, это было достаточно тяжело. Поэтому я никак не мог отдышаться после финиша. Было очень тяжело. Ведь фактически я не мог спокойно дышать.

— Если сравнивать эту вашу победу с той, что была восемь лет тому назад на "Туре", то какая ценнее?
— Тяжело сравнивать эти две победы, так как они обе мне достались в жёсткой борьбе и с большим трудом. Нынешняя мне показалась более сложной, так как на неё претендовало большое количество спортсменов. Так, например, восемь лет назад позади меня было всего два конкурента, а в данный момент их было 11 человек. Разница колоссальная. Да и финиш тогда был под горку и по ветру. Сейчас всё было наоборот. Вот такие параллели.

Прежде всего это помощь Володе Карпецу, чтобы он смог оправдать наши надежды, надежды директоров команды, и переместиться сначала в первую десятку, а затем уже в призовую тройку.
— Какие теперь ставите перед собой задачи на оставшиеся этапы?
— Прежде всего это помощь Володе Карпецу, чтобы он смог оправдать наши надежды, надежды директоров команды, и переместиться сначала в первую десятку, а затем уже в призовую тройку.

— И каковы его шансы в борьбе за призовой подиум?
— Я думаю, что достаточно высокие.

— И в заключение скажите, рады тому, как складывается для вас нынешний сезон? Ведь вам покорился один из этапов "Тура". Ранее была победа на "Амстел Голд Рейс".
— Вариант ответа у меня один. Конечно же, доволен. Этот сезон — один из самых ярчайших в моей карьере. Поэтому я счастлив.

— А силы остались, чтобы попробовать выиграть ещё один этап, если представится такая возможность?
— Судя по профилю оставшихся этапов, выиграть будет достаточно сложно, но всё возможно. По крайней мере, надежда и, самое главное, желание у меня есть, да и силы ещё не совсем покинули меня. Хотя, конечно, от "Тура" мы уже сильно устали.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →