Все новости
Ульрих: из сборной уйду, но в биатлоне останусь
Фото: biathlon2b.com

Ульрих: из сборной уйду, но в биатлоне останусь

Тренер сборной Германии Франк Ульрих из-за допингового скандала 3 месяца не общался с прессой. После снятия обвинений он рассказал, как пережил это время и о подготовке к новому сезону.
Другие

Главный тренер мужской сборной Германии Франк Ульрих из-за допингового скандала три месяца не общался с прессой (его обвиняли в злоупотреблении допингом во время работы тренером национальной команды ГДР). После снятия всех обвинений Ульрих в интервью корреспонденту Freies Wort Томасу Шпрафке рассказал о том, как пережил это непростое время, а также поведал о подготовке команды к олимпийскому сезону.

— Как сильно вы переживали из-за допингового скандала?
— После смерти моей первой жены и сестры эти события стали для меня самыми тяжёлыми в жизни. Однако я уже стал менее восприимчив к таким обвинениям, ведь в середине 90-х годов была схожая ситуация с изданием Sportbild. Тогда появилась информация, что смерть моей супруги как-то связана с допингом. Теперь же Юрген Вирт и канал ARD постарались опозорить меня при помощи событий, которые якобы происходили 20 лет назад. Это было похоже на ситуацию, которая возникла перед чемпионатом мира 2008 года, когда наших спортсменов обвинили в афёре с венским банком крови. Тогда и сейчас все обвинения были безосновательными. Это дискредитация. Нарушения допинговых правил настоящего и прошлого должны расследоваться, но здесь произошло явное злоупотребление моим именем.

Тогда появилась информация, что смерть моей супруги как-то связана с допингом. Теперь же Юрген Вирт и канал ARD постарались опозорить меня при помощи событий, которые якобы происходили 20 лет назад. Это было похоже на ситуацию, которая возникла перед чемпионатом мира 2008 года, когда наших спортсменов обвинили в афёре с венским банком крови.

— Вы планируете подать в суд на господина Вирта и редакцию ARD?
— Я хочу успокоить ситуацию. Мне необходимо сконцентрироваться на спорте. Ведь уже через полгода стартуют Олимпийские игры. Однако если мои противники не перестанут клеветать, то я приму меры. Но при этом я не считаю, что должен отомстить Юргену Вирту. Его использовали как марионетку.

— Вы даёте интервью каналу ARD?
— Здесь нужно понимать, что репортёры и комментаторы хотят донести наш спорт до поклонников биатлона. Журналисты приносят людям радость и делают хорошую работу.

— Как ваша семья восприняла допинговые обвинения?
— Я больше всего переживал за своих родителей. Моему отцу 85 лет, а матери скоро исполнится 80. Обвинения для них были подобны удару молнией. Моя жена тоже очень переживала. После оглашения решения суда я получил множество писем от поклонников. Многие писали, что я не должен покидать свой пост даже после Олимпиады.

— Теперь у вас не появилось желания остаться тренером сборной?
— Действительно, просьбы людей заставили меня призадуматься. Но я пока не хочу уделять так много внимания этой теме. До конца зимы я хотел бы отдать всю свою энергию команде. Могу определённо сказать, что не буду тренировать сборную, однако теперь гораздо выше вероятность того, что я останусь в биатлоне.

— В каком качестве?
— Будет видно.

— Как функционер?
— Возможно.

До конца зимы я хотел бы отдать всю свою энергию команде. Могу определённо сказать, что не буду тренировать сборную, однако теперь гораздо выше вероятность того, что я останусь в биатлоне.

— Поступали ли к вам предложения заняться политикой или бизнесом?
— Их было немного.

— Олимпийские игры уже не за горами. Как проходит подготовка?
— Планомерно. Прошлой зимой мы выработали хорошую начальную концепцию и начали создавать команду из опытных и молодых биатлонистов. Даже самые молодые спортсмены, как Симон Шемп или Эрик Лессер, отлично влились в национальную команду. В сборной господствует конкурентная борьба.

— Михаэль Грайс больше не принимает самостоятельных решений по тренировкам?
— Отдельные от сборной тренировки такого опытного спортсмена, как Грайс, допустимы. Но нельзя, чтобы это делали и все другие спортсмены. Несколько лет назад ситуация вышла из- под контроля. С другой стороны, молодые атлеты, например, Арнд Пайффер, извлекли пользу из пустоты, которая образовалась в тренировочных курсах.

В Ванкувере мы хотим медалями подтвердить, что относимся к лидерам биатлонного мира. Но осуществить это будет очень непросто. Триумфальное шествие Турина будет непросто повторить.

— Можете прокомментировать так называемый конфликт Запада и Востока, который вновь проявился год назад?
— Это был не конфликт, а конкуренция между базами, которые себе слишком многое позволили. Сейчас, к счастью, ситуация нормализовалась. Все атлеты принимали участие в велосипедных тренировках в Сардинии. В августе члены команды расстанутся ещё раз, но соберутся вместе уже перед чемпионатом мира на лыжероллерах.

— Куда направятся тренироваться немецкие «сборники»?
— Группа из Баварии отправится на две недели в велопоездку в Бормио, а спортсмены из Оберхофа, Альтенберга и Клаусталь-Целлерфельда поедут в Андерматт и От-Марьенн.

— Какие у вас планы на олимпийскую зиму?

— В Ванкувере мы хотим медалями подтвердить, что относимся к лидерам биатлонного мира. Но осуществить это будет очень непросто. Триумфальное шествие Турина будет непросто повторить. Тогда мы смогли выиграть четыре из пяти медалей, тот результат можно считать неповторимым.

Комментарии (0)
Партнерский контент