Селивёрстова: с детства люблю воду
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Ольга Сидорова

Селивёрстова: с детства люблю воду

Во второй части интервью Екатерина Селивёрстова рассказала о своём пути в профессиональном спорте, о новых мировых рекордах и почему так и не сделала татуировку.
7 августа 2009, пятница. 14:30. Другие
Екатерина Селивёрстова в гостях у "Чемпионат.ру" (15 фото)

Первая часть интервью

Во второй части интервью Екатерина Селивёрстова рассказала о своём пути в профессиональном спорте, о новых мировых рекордах и почему так и не сделала татуировку.

— Существует ли в марафонских заплывах командная тактика?
— Как правило, я плаваю с Ларисой Ильченко на дистанции 5 и 10 км. Наш основной состав включает в себя не так много человек, между собой хорошо общаемся и даже больше, являемся некой семьёй. С Ларисой мы дружим, но когда выходим на старт – мы соперницы. Грань "друзья – соперники" мы умеем преодолевать безболезненно. Но, конечно, психологически легче плыть, когда ты знаешь, что партнёр по команде рядом с тобой в заплыве. И когда плывём рядом, стараемся не мешать, не задевать случайно друг друга.

— А существует ли такая тактика, когда один спортсмен тянет другого партнёра по команде?
— Мы никогда не договариваемся об этом. Было пару раз, что Лариса, которая физически сильнее меня и талантливее, специально создавала ситуацию, чтобы я оказывалась у неё в ногах, потому что в ногах плыть легче. Таким образом, она набирала скорость, а я "цеплялась" за неё.


— Очень многие писали про то, что на дистанции 5 километров не было понятно, чего же должен касаться спортсмен на финише…
— На финише обычно стоит электроника и электронный щит. Но за два дня до старта в Риме был шторм, и щит унесло, от стихии вообще пострадало многое, в результате для плавания в открытой воде осталась только трибуна. Поэтому для касания натянули простое полотно, а результат определяла одна электроника. Получилось так, что Лариса промахнулась, хотя было видно её преимущество. Такое бывает… Гораздо забавней была ситуация, когда у мужчин в заплыве на 10 километров американец не попал в финишный створ. Но всё-таки ему отдали медаль, хотя, если бы на его месте оказался кто-то другой, не раздумывая, не засчитали бы. Они нашли уловку, что в документах это нигде не прописано. Хотя это так же, как приплыть первым и не коснуться. Но это американцы…

— Кроме американцев к другим странам лояльность проявляется?
— Нет, только к американцам.

— А какие вы ставили задачи на чемпионате мира на выступление в бассейне?
— Задача была – попасть в финал. На заплывах в открытой воде совсем другие скорости, нежели в бассейне. На самом деле, мы пошли на авантюру. После моей победы на чемпионате России главный тренер предложил попробовать в Риме в бассейне. Я согласилась, отчасти из-за того что у нас в России ещё никто так не делал. К тому же я подумала, что если я заслужила, почему бы и не выступить. Не могу сказать, что у меня совсем не удалась дистанция 1500 м. Да, мне, конечно, хотелось большего - попасть в финал. Но я хорошо понимаю, что за четыре дня, после столь сложных стартов, восстановиться нельзя. Плюс ко всему я настолько растратила все свои эмоции в открытой воде, что к бортику бассейна подходила без всяких волнений и чувств.

— Чемпионат мира отметился небывалым количеством рекордов, и говорят, что это прежде всего связано с плавательными костюмами. Расскажите, действительно ли так велико значение этих костюмов?
— Да, действительно, в Риме очень много разговоров велось вокруг этого. На старый купальник накладывается резина, и он хорошо держит над водой, а чем выше спортсмен поднимается, тем меньше сопротивление, что позволяет достичь невероятных скоростей. Я плыла 5 километров в Arena X-Glide – мне он, честно, не очень понравился. Я считаю, что для плавания в открытой воде этот купальник абсолютно не подходит, хотя многие спортсмены в нём выступали. Хочу заметить, что с января их запретят, уберут всю резину, также хотят убрать штаны и оставят обычные купальники шортами. Да, мировых рекордов слишком много, наверное, надо было запретить их до состязаний в Италии, потому что дальше уже просто некуда, бешеные скорости. Мир сошёл с ума, уже в предварительных заплывах бьют мировые рекорды. Это уже не плавание, не достижения спортсменов, а достижения компаний, нужно заметить, и медицины.

— То есть вы против этих плавательных костюмов?
— Я против! Потому что спортсмен должен показывать то, что он наработал. Плавание – это красивый, технический вид спорта. А в этом купальнике человек может хорошо плыть только потому, что он сильный.

— Получается, в январе эти костюмы запретят, а установленные в них рекорды долго останутся неизменными?
— Я думаю, они будут стоять непобитыми очень-очень долго. Может быть, их аннулируют, хотя я считаю, что это тоже будет неправильно.


— Перед чемпионатом мира была неприятная история с купальниками для нашей сборной команды. В чём там была загвоздка?
— У нас всегда с этим проблемы. Как правило, часто привозят костюмы непонятных размеров и не в сроки. И сейчас так вышло. Купальные костюмы, по-хорошему, нужно опробовать за две недели до старта, нам привезли их за два дня. К тому же мы заказывали Revolution и X-Glide, а нам доставили два X-Glide. Нашему руководству всё равно, и этими проблемами занимался наш доктор, который нашёл выход из положения. В принципе, мы так уже привыкли к подобным ситуациям, что нас уже давно ничто не удивляет. Руководство даже не пытается ничего изменить.

— Хотелось бы немного отойти от чемпионата мира и узнать, как вы пришли в спорт. Почему именно в плавание или были какие-то другие варианты в детстве?
— Других вариантов абсолютно не было. В моём детском саду был бассейн, и я оттуда просто не вылезала. Потом я пошла в школу и мучила три года родителей просьбами отдать меня в плавание. В 10 лет родители отвели меня к первому тренеру, который, к сожалению, через два года умер. Я продолжила заниматься долгое время у известного тренера Алексея Петровича Красикова, плавала баттерфляем. Позже я совершенно случайно познакомилась с моим нынешним наставником Еленой Анатольевной Ульяновой. Мы живём через дорогу друг от друга. Недалеко от Олимпийской деревни в парке я бегала, а она гуляла с собакой, мы просто разговорились. Потом я перешла в ЦСКА и начала с ней работать. А в плавание на открытой воде я попала совершенно случайно. Сезон в бассейне закончился рано, и мы решили попробовать силы в марафоне. Всё сложилось удачно, и вскоре я попала в сборную России.

— Тяжело ли делать первые шаги, когда главной цели в силу возраста нет?
— В 10 лет ты не ставишь целей, тебе нравится группа, тебе интересно дружить с мальчишками и девчонками. В этот момент проявляется интерес к общению, а не к спорту. Позже сборы, поездки в другие страны, и эта насыщенная жизнь затягивает. К тому же я с детства люблю воду, так как по гороскопу рыба. Я могу выдержать изнурительные тренировки, а потом прийти и полежать в ванной. Я очень люблю воду!

— Когда вы поняли, что спорт – это ваше всё?
— В 18-19 лет, когда впервые выступила на чемпионате мира, хотя он сложился не так уж удачно – вернулась без медалей, с двумя четвёртыми местами. Наверное, тогда, когда стали платить деньги, я поняла, что это моя работа.

— Спортсмены расходятся во мнении, какое же место обиднее: второе, когда чуть-чуть и золото, или четвёртое, когда один шаг отделяет от медали. Что вы думаете на этот счёт?
— Точно могу сказать, что четвёртое. Может быть, меня преследовал злой рок, но первую золотую медаль я выиграла на чемпионате Европы в 2006 году, а до этого три года, что на европейском первенстве, что на чемпионате мира, на любой дистанции занимала четвёртое место. Конечно, серебряная медаль означает, что ты первый из проигравших, но всё равно это медаль. Ты повесишь её куда-нибудь и будешь помнить, а четвёртое место ты так и не вспомнишь.


— Сколько же у вас медалей?
— Ой, честно, никогда не считала. Много, больше сотни…

— Есть какая-то самая памятная медаль?
— Я не могу так сказать. Все медали с чемпионатов мира и Европы для меня равные, причём неважно, какого они достоинства. Но мне кажется, что серебро из Рима сложнее всего мне далось, может быть, потому что это последняя медаль и эмоции ещё не утихли. Самую неожиданную получила в 2006-м, в Будапеште, где я стала чемпионкой Европы.

— Когда долго были четвёртой, появлялись мысли сделать что-то интересное после завоевания долгожданной медали?
— Тогда нет. Но в 2007-м решила, что если получу медаль в Австралии, то сделаю себе татуировку (смеётся), но не сделала.

— А почему не решились?
— Я, может быть, немного старомодна, уже пришла делать небольшую, незаметную татуировку, но подумала, что она останется на всю жизнь, а вот серёжку смогу снять в любое время, и проколола нос!

— У каждого спортсмена есть свои приметы. А у вас?
— Я не верю в приметы, единственное – я могу перекреститься перед стартом, не более того. Два года назад на чемпионате мира мы каждый вечер играли в карты, и тот, кто проигрывал, на следующий день завоёвывал медаль. Перед "десяткой" в Риме тоже играли, и я проиграла. Но, конечно, это больше шутка, а серьёзно я к приметам не отношусь!

Продолжение следует...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →