Александр Легков
Алексей Адамов Евгений Слюсаренко
,
«Был уверен, что соперники что-то жрут». Откровения лыжника Легкова
Олимпийского чемпиона Легкова до сих пор проверяют на допинг. А он уже три года работает депутатом и хочет возглавить спорт.
Другие / Лыжный спорт 0

Герой Олимпиады-2014 лыжник Александр Легков вернулся в Сочи спустя пять лет после главного триумфа в карьере. Но на этот раз Александр не покорял лыжные трассы, а стал гостем VI ежегодного форума «Спорт и Россия». Спортсмен интересно и ярко рассказал о собственном опыте, политических амбициях и грандиозных планах.

Легков расписался в беспомощности в бытовых вопросах, раскрыл зарплату тренеров и выразил уверенность, что его главные соперники бегали без допинга. А ещё он не понимает отставку Карреры и по старой памяти болеет за «Спартак». Всё-таки команда детства.

О завершении карьеры

Я завершил профессиональную карьеру год назад. Но я на сто процентов продолжу выступать в любительских соревнованиях. Когда меня спрашивают: «Когда ты остановишься?», я отвечаю, что только тогда, когда сдохну. Всё остальное время я буду совмещать тренировки с работой, заниматься хоть ночью, хоть рано утром. Это даёт мне хорошее настроение и помогает принимать правильные решения. Мне предложили закрыть мой FIS-код и лишить профессионального статуса, но тогда я бы получал тысячные номера, а мне важно бороться за результат на любом старте, в котором я принимаю участие. Следовательно, меня продолжают проверять на допинг. Недавно приезжали в 6 утра. Ты просто спускаешься и идёшь писать вместе с допинг-офицерами.

О допинг-контроле

Я на допинг-контроль всегда шёл как на праздник, потому что это означало, что я в тройке. У меня никогда не было проблем с тем, чтобы сдать анализ, так что я всегда уходил оттуда первым. Знаю, что у многих после длинных дистанций из-за обезвоживания возникают трудности, кто-то пьёт воду, часами сидит. Мне же требовалось всего 10 минут.

О стереотипах

Мы как-то сидели со спортсменами из другого вида спорта, и они меня спрашивают: «На чём бегаешь, что жрёшь?». Я отвечаю: «В смысле, что я жру? Вот мясо ем, рыбу люблю». Для меня это странный и непонятный вопрос, потому что я тогда уже тренировался с европейцами и полностью изменил свой подход. Я раньше тоже так думал. Всё лето пахал, как умалишённый, а зимой мне привозили по две минуты. Я думал: по-любому что-то жрут. Но потом моё мнение изменилось. Наш организм может любой допинг сварить, с ним просто нужно правильно обращаться. Надо работать и получать кайф. Это работа на долгую перспективу, а у нас принято всё подстраивать под мгновенный результат. Я убеждён, что те ребята, которые бегали со мной, Нортуг, Колонья, Сундбю – они все бегают чистыми.

«Уважения к ним не осталось». Как Россию притянули к допинг-скандалу в лыжах
Друг пойманного за переливанием крови лыжника «чуть не блеванул». Он в шоке. Значит, врут, что кровяной допинг в порядке вещей уже 20 лет?

О менталитете российских лыжников

Не всё сложилось, как хотелось бы, но мне достаточно того, что я выиграл. Я бы ничего не стал менять в карьере, даже несмотря на историю с отстранением. В Европе человек выигрывает Олимпиаду и говорит: «Круто, хочу ещё», а в России – «Всё, надоело, пойду отдохну». Думаю, придёт время, и у нас будут пятикратные олимпийские чемпионы. Всё-таки в лыжных гонках у нас только Зимятов четырёхкратный олимпийский чемпион. Что касается меня, то я хотел завоевать золото и в Пхёнчхане, по некоторым показателям я даже был готов лучше, чем перед Сочи. Но так сложилась судьба.

Александр Легков
Фото: РИА Новости

О зарплате тренеров

По финансовой составляющей никаких запредельных цифр не было. Европейские тренеры стоят подороже, чем наши, потому что у них просто жизнь дороже. Изабель получала пять тысяч евро, Маркус – восемь, но он делил эти деньги с Рето Бургермайстером. Половину зарплаты они отдавали на страховки и аренду домов. У Изабель, к примеру, на жизнь оставалось 2,5 тыс. евро. Абсолютно нормальные, никакие не огромные деньги.

О жизни после лыж

Когда ты занимаешься спортом, то даже страшно представить, что однажды всё закончится. Спортсмен, закончивший карьеру, это как птенец, вылетевший из гнезда. Я с 18 до 35 лет был в сборной России, на государственном обеспечении. Меня кормили, поили, обували, возили на сборы, делали визы. После завершения карьеры сложно всё, даже в магазин сходить за продуктами. Я недавно тоже с этим столкнулся. 2 января хотел с семьёй съездить в Австрию, но в аэропорту оказалось, что у меня 28 декабря закончилась виза (улыбается). Это потому, что раньше я жил как в детском саду: поспал, поел, потренировался. Теперь приходится адаптироваться к самостоятельной жизни.

О деньгах

Если футболисты и хоккеисты могут просто остановиться и жить для себя, то в лыжном спорте невозможно накопить на дальнейшую жизнь, нужно что-то потом придумывать. Конечно, потребности у всех разные, но я говорю о нормальной жизни в моём представлении. Чтобы дети ходили в детский сад, были деньги на продукты и одежду, раз в год съездить в отпуск и просто двигаться по жизни вперёд. Я был везде, но не видел ничего, кроме лыжных палок и леса вокруг.

О популярности и медийности

Нормально давать интервью, ходить на телевидение, рекламировать какие-то бренды. Спортсмены зачастую боятся это делать. Как только ты выигрываешь, к тебе растёт интерес, и многих эта медийность начинает напрягать. Ты уже должен следить за тем, что говоришь, вести правильный образ в жизни. Время у нас сейчас сумасшедшее – ты что-нибудь сделаешь, а уже через две минуты всё будет в «Инстаграме». Иди потом доказывай, что ты ни при чём. Нужно во всём знать меру. То, что сейчас происходит в лыжной сборной России, когда спортсменам ограничивают доступ к соцсетям, я тоже считаю не очень правильным.

«Я не монстр». Зачем Вяльбе выслеживает своих спортсменов в соцсетях
Вяльбе превращает лыжный спорт в закрытую вечеринку и лишает спортсменов заслуженной популярности. Почему для неё соцсети – белиберда?

О спортсменах-депутатах

Все говорят, что в Госдуме – одни спортсмены. Но давайте посчитаем. В Госдуме 450 человек, из них только 13 спортсменов — это меньше трёх процентов. То есть спортсменов не больше, чем представителей других сфер, но все почему-то говорят именно о спортсменах. Я депутат Московской областной думы, вхожу в профильный комитет по физкультуре и спорту. Почему мне этим не заниматься, если я действительно разбираюсь в этом направлении? Плюс я встречаюсь с жителями, решаю какие-то другие вопросы. За три года мы по запросам жителей открыли стадионы, хоккейные коробки. У нас есть программы, и мы пытаемся помогать людям в них участвовать.

О политических амбициях

Я бы с удовольствием где-нибудь возглавлял бы спорт, но прекрасно понимаю, что этому надо учиться, и пока я не готов к такой работе. Если бы сейчас предложили высокую руководящую должность, то я, наверное, не согласился бы, потому что для этого мало быть успешным спортсменом и правильно двигаться по жизни. У меня есть цель идти вперёд, я знаю точно, что у меня получится, так как спорт – это моя жизнь. Но всё-таки надо какое-то время в этом повариться, набраться опыта.

О моде на спорт

Сейчас все занимаются спортом, все за здоровый образ жизни. До смешного доходит: приезжают люди на «Майбахах», впереди два охранника, сзади два охранника – и все бегут. Не знаю только, от кого охраняют (улыбается). Всем нужно красивое тело, всем нужно здоровье. А это приходит только через спорт. Могу судить по себе. Бывает, приезжаешь домой уставший в 11 вечера, ничего не хочется, но переодеваешься, выходишь бегать и через 10 минут понимаешь, что ты правильно сделал. А ещё через 10 минут у тебя начинают решаться проблемы, которые ты не мог решить в течение дня.

О «Спартаке»

Я «Спартаком» болел в детстве. Когда учился в школе, это было модно, все болели за «Спартак», потому что он всегда выигрывал. Мне очень нравилось ездить со взрослыми на матчи, попадал пару раз в страшные драки. Не знаю, как меня родители отпускали. Были моменты, когда мы забегали в вагон, и нас окружали взрослые, чтобы нас, молодых, не убили. Я когда вспоминаю, что со мной было, не по себе становится. Бомберы, гриндерсы… На данный момент я не болею за «Спартак». Я слежу за новостями и могу только пожелать им удачи. Я не очень понял, зачем убрали Карреру. Нужно идти вверх по ступеньке, а они постоянно меняют футболистов, тренеров и руководителей. Так же невозможно работать на результат! Это команда моего детства, так что я всегда рад, если «Спартак» побеждает.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент