Самакаев: нет оснований для увеличения срока
Текст: Александр Круглов

Самакаев: нет оснований для увеличения срока

Адвокат российских биатлонистов Тагир Самакаев рассказал, что все спортсмены решили опротестовать вердикт комиссии IBU, но Ярошенко, в отличие от девушек, ещё не подавал апелляцию.
14 августа 2009, пятница. 17:04 Другие

Российские биатлонисты, обвинённые в употреблении допинга, всё-таки приняли решение опротестовать вердикт антидопинговой комиссии IBU и добиваться своего полного оправдания. За разъяснением ситуации корреспондент «Чемпионат.ру» обратился к адвокату биатлонистов Тагиру Самакаеву.

— В четверг, 13 августа, вы заявили, что наши спортсмены готовы опротестовывать решение специальной комиссии IBU. Вы намерены добиваться слушаний в арбитраже IBU или же просить международный союз биатлонистов обратиться сразу в Международный спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне?

Дмитрий Ярошенко, в отличие от девушек, ещё не подавал апелляцию и у него есть время подумать. Что касается, возможного увеличения срока, мы не можем исключать и такой вариант.

— Мы не обязаны просить разрешение IBU, чтобы обратиться в CAS. Поэтому мы сразу сделали это, чтобы избежать задержек, подобных той, что была с вынесением решения.

— Какие сильные стороны вы видите у вашей позиции?


— Аргументацию позиции и её исследование я пока оставлю без комментариев, поскольку к заявленным ранее у нас добавляются и другие основания. Они будут раскрыты в дальнейшем, в связи с тем что процедура предполагает определёенную этапность аргументации.

— Ваша аргументация будет касаться только процедурных нарушений со стороны IBU или будет оспорен сам факт отнесения найденных препаратов к списку запрещённых?


— Это вопрос комплексный. Дисквалификация говорит о доказанном наличии запрещённого вещества в организме спортсмена, однако остаются вопросы, как это веществе попало в организм спортсмена, правильно ли оно установлено и так далее.

— Антидопинговые правила МОК предусматривают какие-либо возможности для отмены пункта о дисквалификации на следующие Олимпийские игры?


— В самих правилах это условие прописано достаточно жёстко, но ведь сам МОК является организатором соревнований, поэтому этот вопрос останется в его компетенции. Кроме того, мы подаём апелляцию на полную отмену дисквалификации.

— Это единая позиция всех трёх спортсменов?


— Да, все спортсмены заявляют о своей невиновности.

— Вы наверняка в курсе недавнего случая с ямайскими спринтерами. Препарат, который был обнаружен у них, в итоге был классифицирован как незапрещённый. Их опыт может вам помочь?


— (Смеётся.) Понимаете, там несколько иная процедура. Во-первых, у них решение принимает национальная антидопинговая организация, а во-вторых, видимо, у защиты спортсменов есть соответствующие доказательства того, что этот препарат не запрещён.

Все спортсмены заявляют о своей невиновности.

Я не знаком с подробностями этого дела, поэтому мне сложно его комментировать. Но это как раз один из возможных ответов на ваш вопрос, в чём может состоять защита наших спортсменов. У нас тоже есть своя аргументация, и такой способ защиты имеет право на существование.

— Не находите, что последние высказывания высоких спортивных руководителей Виталия Мутко и Леонида Тягачева, в которых они фактически признают приём допинга биатлонистами, а соответственно и их вину, снижают шансы на благополучный исход?


— Не соглашусь с этим утверждением. Речь идёт о праве гражданина, а в данном случае спортсмена, защищать свою невиновность. Я с уважением отношусь к мнению наших спортивных чиновников, но они не являются непосредственными участниками процесса, и на сегодня у них есть решение IBU, на которое они ориентируются. Нужно не забывать, что позиция федерации строится на мерах по борьбе с допингом, который нужно полностью искоренить из спорта. Отличие моей позиции в том, что в каждом частном случае нужно разбираться отдельно, чтобы понимать, насколько затронуты права спортсменов, да и вообще, а был ли собственно «мальчик»? Во-вторых, любое лицо имеет право на защиту всеми законными способами. Думаю, и вы, попав в подобную ситуацию, тоже бы обратились к адвокату. Поэтому моя задача — донести мнение спортсменов до общественности и суда и привести аргументы в их защиту.

Дисквалификация говорит о доказанном наличии запрещенного вещества в организме спортсмена, однако, остаются вопросы, как это веществе попало в организм спортсмена, правильно ли оно установлено и так далее.

— Не опасаетесь ли вы, что дальнейшие разбирательства могут привести к ухудшению первоначального наказания. Например, суд решит дать Дмитрию Ярошенко четыре года, как изначально просил IBU, или начать отсчёт дисквалификации с февраля?


— Во-первых, Дмитрий Ярошенко, в отличие от девушек, ещё не подавал апелляцию и у него есть время подумать. Что касается возможного увеличения срока, мы не можем исключать и такой вариант. Это понимают и спортсмены, но мы не видим оснований для усиления ответственности для лиц, подавших апелляцию.

— В заключение хотелось бы уточнить, как правильно пишется ваша фамилия?


— СамАкаев. Спасибо за этот вопрос, потому что в некоторых СМИ моя фамилия действительно передаётся с ошибкой.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 сентября 2017, суббота
22 сентября 2017, пятница
Партнерский контент